События

Боевики в Гимрах отказались сдаться

Известный журналист Орхан Джемаль поделился своим видением ситуации в селе Гимры с «Кавказской политикой»

Итог двухдневной спецоперации в Гимрах – трое убитых боевиков из группы Ибрагима Гаджидадаева: Ильяс Камилов, Абдула Загулиев, Шамиль Абдулаев. Их тела были обнаружены в овраге на окраине села. Для опознания трупов привлекли главу Гимров Алиасхаба Магомедова, он подтвердил, что убитые входили в отряд Гаджидадаева.

Не так много, если учесть, что в операции была задействована бронетехника и авиация.

В 2007 году Гаджидадаев  убил депутата республиканского парламента Газимагомеда Магомедова, более известного как Газимагомед Гимринский. Депутат одновременно формировал отряды боевиков, крышевал бизнес-структуры, организовывал похищения и убийства и сотрудничал с ФСБ, являясь агентом выдающегося местного оперативника Зулкаида Зулькаидова. Собственно, последнее и было причиной того, почему Гаджидадаев с группой односельчан убили депутата, считавшегося ранее их предводителем.

Силовое руководство республики расценило это не как разборки между боевиками, а как убийство политического деятеля, ведь покойный был как-никак депутат.  Это повлекло масштабную спецоперацию в Гимрах.

Результат был плачевный, группа Гаджидадаева вышла из окружения, потеряв одного человека. Зато силовики спровоцировали уход в подполье группы местной молодежи, ранее считавшейся «мирными салафитами».

Именно тогда с Гаджидадаевым ушли те трое, что убиты сейчас.

«Боевой путь» Ибрагима Гаджидадаева хорошо известен в Дагестане, он заслужил репутацию не только самого кровожадного, но и самого неуловимого боевика. Односельчане утверждают, что, по крайней мере, на первом этапе он был не лишен известного абреческого благородства.

По утверждениям местных силовиков, он был убит в ходе трехдневного штурма бункера  в пригороде Махачкалы 21 марта сего года. Однако, по слухам, группе боевиков удалось вырваться по подземному тоннелю, выходящему к реке. Возможно, Гаджидадаеву удалось в очередной раз ускользнуть вместе с ней. Слухи подогревались тем, что родственники не опознали в предъявленном трупе Ибрагима, к тому же и результаты экспертизы ДНК не были объявлены.

Косвенно  о спасении боевика может свидетельствовать и то, что убитый в ходе последней спецоперации Абдула Загулиев был наиболее близким к Гаджидадаеву, всегда неотлучно находившийся при нем. (По информации «Кавказской политики», трое убитых  появились в селе после пятилетнего отсутствия именно две недели назад). Ко всему прочему, даже положительный результат генетической экспертизы не дает полной уверенности в смерти самого известного дагестанского боевика, так как вместе с ним в отряде находился его родной брат.

Очевидно, после того, как гаджидадаевский отряд накрыли в бункере, была задействована вся агентура, чтобы выявить место нахождения уцелевших.  Усилия оказались оправданы -  позавчера остатки гаджидадаевского отряда блокировали на окраине Гимров.

Однако гаджидадаевская группа была не единственной в селе. Те самые мирные салафиты, которых фактически загнали в подполье в ходе спецоперации 2007 года, за прошедшие пять с лишним лет тоже не стояли на месте. За это время они набрались боевого опыта, а вместе тем и «лесного» авторитета.

Самое удивительное, что изначальная провокация против них была настолько очевидной, что их даже «выводили из леса». По утверждению силовиков, работавших с ними, эти люди хоть и числились в розыске, но крови на них не было, (строго говоря была, они, отстреливаясь от милиционеров, подбросивших им оружие, убили одного из стражей правопорядка). Тем не менее, убитого милиционера «оформили» на убитого в этом отряде боевика, а остальных амнистировали. И более года члены этого отряда находились на легальном положении. Однако осенью 2010-го они вновь «ушли в лес».

В свое время автору удалось получить объяснение от шариатского судьи Магомеда Сулейманова, возглавляющего этот отряд, мотивы повторного «ухода в лес». Убийство (так и не раскрытое) известного салафитского алима Муртузали Магомедова, не поддерживавшего «лесных», он расценил как последний сигнал о невозможности сосуществования с режимом. «Они никого из авторитетных мусульман-салафитов в покое не оставят, всех будут убивать так или иначе, и до меня доберутся», – уверял он.

По утверждению силовиков, возвращение Магомеда Сулейманова в подполье было связано с давлением тогдашнего лидера дагестанских боевиков Магомедали Вагабова.

С Гаджидадаевым у шариатского кадия, славившегося благочестием настолько, что к нему обращались за судом даже совсем далекие от «леса» люди, были сложные отношения. Он критиковал абрека, обложившего данью половину Дагестана, неоднократно выносил приговоры не в его пользу и однажды оштрафовал, заставив выплатить компенсацию несправедливо притесняемым Ибрагимом людям. Несмотря на свою громкую и страшную славу, Гаджидадаев всегда считался с религиозным авторитетом шариатского судьи.

Однако именно эта группа пришла на выручку боевикам Гаджидадаева, блокированным 10 апреля на окраине села. Они ударили в тыл оцеплению, ранив одного из спецназовцев и подбив  один бронетранспортер из гранатомета.  Спецназу пришлось драться на два фронта, а поддержку придержала группа боевиков из соседнего села Балахани, подчиняющаяся полевому командиру «Артему», в прошлом известному ульяновскому бандиту. «Артемовцы» устроили  засаду на развилке дороги у села Майданское. Обстрелянная колона потерь не понесла, но время боевики выиграли. В результате часть гаджидадаевцев вырвались к урочищу Беца брох, а люди Сулейманова отошли непосредственно к селу.

Попытка проникнуть вслед за ними в  Гимры наткнулась на сопротивление, помимо этого, на улицах села было много мирных жителей, четверг – базарный день. Силовики были вынуждены остановить атаку и, блокировав выходы, ждать подкрепления.

Попытка наладить эвакуацию мирных жителей из села перед штурмом затянулась почти на сутки. Жители боялись, что дома их будут разбомблены, а имущество разграблено. (К вечеру вчерашнего дня в редакцию поступила жалоба об украденных военными копмпьтерах, проверить информацию не удалось). Только к средине следующего дня большинство жителей покинули село.

Глава Гимров Алиасхаб Магомедов, выторговав у командования спецоперацией обещание не бомбить, а ограничиться адресной зачисткой, в конце концов, убедил односельчан покинуть опасную зону.

По информации «Кавказской политики», ко вчерашней ночи в селе остались лишь наиболее упрямые старики (Гимры всегда славились вольнодумием и неподчинением никакой власти, кроме деревенских авторитетов). Однако другой источник утверждает, что в результате этой истории к относительно небольшому отряду Магомеда Сулейманова примкнуло несколько десятков сочувствующих односельчан из числа салафитской молодежи, ранее в делах «леса» не участвовавших.

Попытки переговоров с заблокированными боевиками о сдаче, которые пытались вести при посредничестве главы села, успехом не увенчались.

Комментарии 0