Среда обитания

Чужие среди своих в Дагестане

Чужие среди своих в Дагестане

Фото: g2.delphi.lv

Антигимринская агитация во власти и в обществе
приводит к самоизоляции гимринцев


Похоже, боевикам, заблокированным с 11 апреля силами сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих российской армии в окрестностях селения Гимры Унцукульского района, снова удалось прорвать блокаду и уйти в «горы».  Об этом утверждают местные жители, в свою очередь, источники в правоохранительных органах Дагестана сообщили, что спецоперация завершена, в ходе ее проведения убиты трое предполагаемых боевиков, ранение получил один силовик. Дагестан уже привыкает к различным спецоперациям, а для жителей Гимры – они чуть ли не ежегодная напасть, прошедшая спецоперация чем-то напоминает спецоперацию зимы 2005 года.  

     


Боевики: убитые и мертвые

И тогда тоже в центре внимания мировых, российских и дагестанских СМИ  оказалась родина двух выдающихся имамов Дагестана и Чечни – Газимагомеда и Шамиля. Все началось 3 января, по версии силовиков, 8 боевиков засели в сильно укрепленном блиндаже у хутора Гахмит в 7 км от селения Гимры. Покойный  министр внутренних дел Дагестана Адильгерей Магомедтагиров  сообщил, что после первого огневого контакта 5 членов вооруженного подполья убиты, шесть местных сотрудников правоохранительных органов получили ранения различной степени тяжести, одного военнослужащего российской армии убили. Из других источников поступила информация о десяти раненных и двух убитых, жертвы понесли силовики, которых направили на проческу близ расположенного лесного массива. На третий день к спецоперации привлекли подразделения бригады морских пехотинцев и спецназ ГРУ, в воздух поднялась боевая авиация. К ночи силовикам удалось захватить блиндаж, в нем нашли только книги религиозного содержания и продукты.

Ни боевиков, ни их тел широкой общественности не представили. Уже потом экспертами высказывалось мнение, что силовикам противостояли 80 выходцев из самого  Гимры, им в свое время пришлось покинуть отчий дом из-за давления джамаата, его – джамаат – тревожило, что населенный пункт может повторить печальную судьбу селений Карамахи и Чабанмахи, разбомбленных в ходе проведения контртеррористической операции летом-осенью 1999 года. Сегодня сколько выходцев из Гимры действительно находится в членах вооруженного подполья никто не знает, хотя нынешний главный полицейский республики Абдурашид Магомедов 11 апреля на заседании Координационного совета по обеспечению правопорядка в Дагестане сообщил, что общее количество боевиков по всей республике равно 200 человек. Он также проинформировал, что «в результате оперативно-розыскных, разведывательно-поисковых и иных специальных мероприятий выявлено 295 преступлений террористической направленности, из которых 222 раскрыто, обнаружено и обезврежено 55 взрывных устройств, заложенных для подрывов. Задержано 204 участника или пособника бандподполья, 21 – сдались добровольно. В перестрелках и боестолкновениях ликвидировано 230 преступников, в их числе 21 главарь. Из арсенала боевиков изъято большое количество огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывных устройств, сырья для изготовления взрывчатой смеси, других материальных средств. Уничтожены 69 тайников с оружием, продовольствием и другим имуществом, 51 блиндаж и 22 временных лагеря».

На статистику в речи Магомедова сейчас в республике мало кто обращает внимание, подобные цифры с завидной регулярностью озвучиваются на всех публичных мероприятиях в течение последних двадцати лет, дагестанцев больше волнует собственная судьба, многие задаются вопросом  о будущем Гимры, формате взаимоотношений его жителей с бюрократией и прочими горцами.  Нужно признаться откровенно: публичная власть недолюбливает гимринцев и в Москве, и  в Махачкале. Периодически неприязнь дает о себе знать резонансными публичными заявлениями. В частности, первый президент Дагестана Муху Алиев в свое время грозился сравнять населенный пункт с землей, а его наследник на посту Магомедсалам Магомедов на выездном совещании антитеррористической комиссии в селении Ботлих Ботлихского района 8 декабря 2012 года также разразился с гневными филиппиками в адрес гимринцев: «Факты блокирования автодорог жителями селения Гимры, попытки применения насилия в отношении представителей правоохранительных органов говорят о слабом влиянии органов власти на обстановку в районе. Если они еще раз позволят себе подобное, то к ним будут применены самые жесткие меры. Пусть это будет для них как предупреждение. Любые другие попытки блокировать работу правоохранительных органов будут жестко подавляться. Хочу, чтобы это услышали все в республике. Хватит с гимринцами церемониться». Нынешний врио президента Дагестана Рамазан Абдулатипов никак не комментирует ситуацию в Гимры, но нет сомнения, что и его в ближайшее время «прорвет».

Агитация и результаты

Конечно, обстановка в Гимры сейчас напряженная. Люди напуганы, живут в ожидании очередных неприятностей, их пугает неопределенность своего настоящего и будущего.

Современный Гимры в определенной мере превратился во внесистемное образование, здесь многое (если не все) регулирует исламский фактор, адаты со всеми вытекающими отсюда последствиями. Власть в течение последних десятилетий вообще не обращала внимание на социально-экономическое положение в населенном пункте, с каждым годом жить тут становится все тяжелее, гимринцы постепенно  превращались в «чужих среди своих».

В свое время глава населенного пункта Алиасхаб Магомедов в личной беседе с корреспондентом «Кавказской политики» рассказывал, что безработица среди жителей приближается к запредельным цифрам: тут не имеют работы около 98% жителей.  В бытность СССР Гимры славились своими фруктами и овощами, покупатели в очередях стояли за гимринской грушей, хурмой, виноградом, теперь ничего нет: за садами и полями ухаживать становится все труднее, они приходят в запустение и из-за частых спецопераций, когда тут располагаются воинские части и военная техника, а жителям закрывают доступ к единственным источникам дохода.  «Наше село – самое большое в Унцукульском районе, в нем проживает 5 тыс. 200 человек, у нас высокая рождаемость, но молодежи абсолютно некуда приложить свои силы, – объяснял с горечью тогда Алиасхаб Магомедов. – При первом президенте Дагестана Муху Алиеве даже была принята целая программа по развитию Гимров, но ни один пункт из нее до сих пор не выполнен».

Его земляк Шамиль Ахмедов считает, что в республике развернута самая настоящая антигимринская агитация: «В Махачкале, Унцукуле сидят отдельные чиновники. Они всюду утверждают, что мы – ваххабиты, что гимринцам нельзя вообще доверять, принимать их на работу, поэтому нам почти невозможно трудоустроиться и дома, и в районе, и в Махачкале. Рядом с Гимры возводят огромную ГЭС, здесь работают сотни рабочих со всего Дагестана, но среди них нет ни одного моего земляка. Власти ссылаются на то, что наши отдельные молодые ребята стали боевиками, но огромное село нельзя столь жестоко наказывать из-за проступка единиц».

Безусловно, в словах собеседников много эмоционального, субъективного, но в них есть и доля правды. В частности, гимринцев во всех смертных грехах уже винит и дагестанский обыватель. В республике популярно мнение, что убитый в ходе недавней спецоперации в поселке Семендер, выходец из Гимры Ибрагим Гаджидадаев имел довольно-таки тесные отношения с рядом известных чиновников-коррупционеров, что он выполнял их весьма специфические заказы. Подобные претензии звучат и в адрес прочих гимринцев, обыватель также делает упор на том, что  один из лидеров вооруженного подполья, уроженец Гимры Магомед Сулейманов считается заказчиком убийства  популярного в Дагестане религиозного деятеля Саида Афанди Ацаева (Чиркейского).

В совокупности все вышеизложенное способствует к еще большей самоизоляции гимринцев. Конечно, на формирование их характера, мышления, быта огромное влияние оказывала и оказывает история: в Гимры родились легендарные имамы Дагестана и Чечни – Газимагомед и Шамиль, другие герои Кавказских войн. Отдельными гимринцами (особенно  молодыми) мотивационные и мобилизационные элементы российско-кавказских войн 18-19 веков проецируются на современность, они считают, что продолжают священную войну своих предков за суверенитет и построение имамата. Но как бы то ни было уже сегодня понятно, что гимринцев в ближайшее время ничего хорошего не ожидает…

Комментарии 0