Их нравы

Лукин: жители СКФО жалуются на убийства в ходе обысков и похищения людей силовиками

В 2012 году Уполномоченному по правам человека в России жители регионов Северо-Кавказского федерального округа обращались с жалобами об убийствах родственников в ходе обысков, проводимых силовиками. Однако органы следствия и прокуратуры зачастую не реагируют на запросы, которые направляются в связи с нарушением прав человека, допускаемых представителями властей и силовых структур, отмечает в своем докладе о ситуации по соблюдению прав человека за 2012 год российский омбудсмен Владимир Лукин. 

Полный текст документа опубликован в разделе "доклады" на "Кавказском узле"

Всего в 2012 году Уполномоченному поступило 24 тысячи жалоб на различные нарушения прав и свобод человека. В тексте доклада отмечается, что 4,3% жалоб поступило из Северо-Кавказского федерального округа.

В 2012 году 98,7% всех жалоб было отправлено с территории Российской Федерации как российскими, так и иностранными гражданами, а также лицами без гражданства. 1,3% жалоб поступило из-за рубежа.

"Раздавались выстрелы, "силовики" уезжали, а в доме находили труп"

Владимир Лукин в своем докладе рассказал, что в сентябре 2012 года к нему обратился его коллега из Республики Ингушетия Джамбулат Оздоев, который сообщил о поступивших жалобах граждан, чьи родственники ушли из жизни в ходе обысков, проводившихся представителями силовых структур в домах погибших.

Стандартный сценарий, описанный в жалобах, поданных в связи с гибелью жителей г. Малгобека и Малгобекского района Б., К., М. и Е., включал обыск домовладения с последующим приглашением одного из членов семьи вернуться в дом под предлогом дополнительной проверки. Потом раздавались выстрелы, силовики уезжали, а в доме находили труп "приглашенного" на дополнительную проверку члена семьи, рядом с которым лежал невесть откуда взявшийся пистолет, отмечается в докладе Лукина. 

Республиканский Уполномоченный подчеркнул, что родственники считают всех четверых погибших невиновными и безуспешно настаивают на расследовании обстоятельств их убийства, отмечает российский омбудсмен.

Владимир Лукин запросил у прокуратуры Ингушетии копии постановлений, принятых по результатам расследования.

"Поступивший в конце ноября отчетного года ответ, подписанный первым заместителем прокурора республики, повествовал о том, что во всех четырех случаях уголовные дела были возбуждены по фактам посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов. По уголовным делам якобы выполнялся комплекс неких "оперативно-розыскных мероприятий", расследование окончено не было, и по этой причине запрошенные Уполномоченным копии постановлений предоставлены быть не могли", - отмечается в докладе. 

Со своей стороны, Уполномоченный затруднился понять, "какие оперативно-розыскные действия проводились в отношении человека, оставшегося наедине с "правоохранителями" в своем уже обысканном доме, и погибшего от их рук".

Уполномоченный расценил полученный из прокуратуры Ингушетии ответ как отписку "имеющую цель воспрепятствовать ему в исполнении своих обязанностей, и, что еще более тревожно, уклониться от расследования обстоятельств гибели граждан Российской Федерации".

В связи с этим в декабре 2012 года Владимир Лукин обратился к председателю Следственного комитета РФ с просьбой поручить дальнейшее расследование указанных уголовных дел органам предварительного следствия СК РФ, не входящим в структуры Следственного управления СК РФ по Республике Ингушетия.

На момент подписания настоящего доклада ответ на это обращение еще не поступил, отмечается в докладе.

"К сожалению, описанный выше эпизод далеко не единичен в практике борьбы Уполномоченного за его законное право знакомиться с уголовными делами, прекращенными в том числе в связи со смертью предполагаемых членов незаконных вооруженных формирований. Добиться доступа к подобным материалам практически невозможно. А до суда они почти никогда не доходят", - делает вывод российский омбудсмен.

"Ликвидирован при попытке вооруженного нападения на сотрудников милиции"

Как отмечает в своем докладе российский омбудсмен "правоохранительные органы различной ведомственной принадлежности зачастую уклоняются от предусмотренного законом сотрудничества с ним по жалобам, поступающим, в частности, в связи с фактами гибели граждан, подозревавшихся в принадлежности к незаконным вооруженным формированиям".

Еще одно дело, которое Владимир Лукин рассматривает в своем ежегодном докладе, касается Дагестана.

Омбудсмен отмечает, что данное уголовное дело, возбужденное в связи с исчезновением и ликвидацией жителя республики М., держится на контроле его аппарата с 2009 года.

"Вначале была поступившая к Уполномоченному жалоба на сотрудников милиции Левашинского РОВД Республики Дагестан. В ней сообщалось о том, что прибывший в райцентр для получения свидетельства о рождении дочери М. подвергся задержанию сотрудниками милиции и отправлен в Махачкалу, после чего связь с ним оборвалась", - сообщает Лукин обстоятельства исчезновения человека.

На запросы омбудсмена об обстоятельствах исчезновения М. прокуратура Дагестана сообщила о том, что он был ликвидирован при попытке вооруженного нападения на сотрудников милиции. По факту посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов в отношении М. возбудили уголовное дело, которое и прекратили в связи с его смертью, говорится в ответе прокуратуры. 

Владимир Лукин считает эти ответы "формальными", указывая, что даже для их получения ему пришлось ждать около двух лет.

"Оценка доказанности преступлений М. в ответах отсутствовала, а о его причастности к незаконным вооруженным формированиям упоминалось лишь вскользь, как о чем-то само собой разумеющемся", - сказано в докладе. 

С октября 2010 года омбудсмен безуспешно пытается получить материалы прекращенного уголовного дела в отношении М., обращаясь с этой целью в территориальные органы и в центральный аппарат Следственного комитета Российской Федерации. Последнее из таких обращений было отправлено в сентябре 2012 года.

"На момент подписания настоящего доклада ответ на него не поступил", - отмечает Лукин. 

Беременная жительница Ингушетии была уволена с работы за прогул, хотя находилась на больничном по уходу за ребенком инвалидом

В октябре 2012 года судья-докладчик Конституционного суда РФ обратился к Владимиру Лукину с просьбой о подготовке экспертного заключения по жалобе жительницы Ингушетии, которая была уволена с должности начальника отдела кадров и государственных наград администрации главы Ингушетии. Поводом для увольнения стал якобы совершенный прогул.

"На самом же деле она отсутствовала на рабочем месте по причине того, что ей был выдан больничный лист по уходу за сыном-инвалидом. Кроме того П. была беременна. Требования П. о восстановлении на работе были отклонены, в том числе судами кассационной и надзорной инстанций", - отмечает в докладе правозащитник.

При этом, говорится в докладе, гарантии нерасторжения по инициативе работодателя трудового договора с беременными женщинами, установленные ч. 1 ст. 261 ТК РФ, не распространяются на государственных гражданских служащих, по той причине, что исчерпывающий перечень оснований, запрещающих освобождать их от должности и увольнять с государственной службы, регламентирован ч. 3 ст. 37 Федерального закона от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации".

В своем заключении, направленном в Конституционный суд в октябре 2012 года, Уполномоченный указал, что осуществление социальной политики государства, предусматривающей в том числе предоставление определенных гарантий беременным женщинам, не допускает какой-либо дискриминации по должностному признаку или роду деятельности.

"Запрет на увольнение беременных женщин, за исключением отдельных, определенных законом случаев, следует рассматривать в качестве одной из государственных гарантий соблюдения их социально-экономических прав", - отмечается в докладе.

Комментарии 1