Политика

Является ли Хизб ут-Тахрир экстремистской организацией? - Архив

     

В первую очередь, необходимо объяснить, почему автор, не будучи ни исламоведом, ни знатоком истории и деятельности организации Хизб ут-Тахрир, вынужден был написать эту статью. 

Систематические и достаточно серьезные преследования, которым подвергается эта организация в России, являются, возможно, самым масштабным применением закона 2002 года "О противодействии экстремистской деятельности". 

Хизб ут-Тахрир (которую мы далее для краткости будем именовать просто Хизб, как это делается в ее документах) была включена в список из 15 организаций, признанных террористическими известным решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 г. [1] Поскольку террористическая деятельность входит в определение экстремистской деятельности, данное в Законе 2002 года, Хизб, наряду с остальными перечисленными судом организациями, автоматически признается и экстремистской организацией, то есть запрещен в соответствии со ст. 9 Закона. Соответственно, любая деятельность от имени Хизба является продолжением деятельности запрещенной организации, что представляет собой состав преступления по ст. 2822 УК, добавленной в кодекс тем же Законом 2002 года, и влечет санкции обычно, по ч. 1 или 2 этой статьи, до, соответственно, четырех или двух лет лишения свободы. 

Более того, в соответствии с законом "О борьбе с терроризмом", активистам Хизба время от времени предъявляют обвинения по ст. 2051 ("вовлечение в террористическую деятельность") только по факту вовлечения в Хизб. Эта статья гораздо тяжелее, санкции по ней - от четырех до восьми лет лишения свободы [2]. 

Чаще всего тахрировцев (так обычно именуют членов Хизба) судят именно по этим статьям, а не за какие бы то ни было иные конкретные деяния. Таким образом, суды не рассматривают экстремистскую и террористическую сущность деятельности Хизба по существу, ссылаясь только на решение Верховного суда. 

Однако обоснованность этого решения вызывает большие сомнения. В нем фактически нет мотивировочной части. В том, что ее заменяет, во фрагменте, относящемся к Хизбу [3], нет буквально ни слова о какой-либо его противозаконной деятельности на территории России, равно как и об актах терроризма, совершенных членами Хизба или от его имени. И это неудивительно: фактов таких нет или они неизвестны специалистам; одним из основных положений учения Хизба является именно отказ от насилия на современном этапе (подробнее об этом - см. ниже). 

Ни известные факты об активности Хизба в России, ни текст судебного решения не соответствуют определению террористической деятельности, данному в действующем законе "О борьбе с терроризмом" 1998 года. Само по себе это не отменяет решения Верховного суда, но снижает доверие законопослушного гражданина к этому решению практически до нуля. 

Отсутствие обоснованного судебного решения в сочетании с вполне основательной судебной практикой и с естественными подозрениями, связанными с деятельностью любой исламистской организации, заставляет самостоятельно задуматься: может быть, если не в практических действиях, так в пропаганде Хизба есть что-то неприемлемое для демократического общества; что-то, что мы сами согласились бы назвать экстремистским и на основании чего далее готовы были бы задуматься о том, какие санкции могут и должны быть применены со стороны государства. 

Экстремизм в пропаганде может, в принципе, заключаться в возбуждении ненависти и в прямых или косвенных призывах к насилию, включая призывы к мятежу. Защитники Хизба из числа мусульманских деятелей (например, муфтий Нафигулла Аширов) с такими оценками категорически не согласны [4]. Мы же, если хотим составить собственное мнение, не можем доверять критикам Хизба, так как они могут ошибаться, например, путая Хизб с другими исламистскими организациями или просто принимая на веру утверждения Верховного суда в России или президента Каримова в Узбекистане. Но не стоит верить на слово и защитникам Хизба, так как у них могут быть свои резоны заступаться за Хизб: того же муфтия Аширова самого не раз обвиняли в экстремизме и ему гипотетически может быть выгодно защищать "бóльших экстремистов". 

К сожалению, единственным источником для нас являются официальные документы Хизба [5], а практика устной пропаганды остается неизвестной. Но это не так уж важно: в идеологизированной организации идеи, зафиксированные письменно, обычно не сильно расходятся с проговариваемыми устно [6]. 

Несомненно, что официальные тексты Хизба основаны на специфичной для ислама манере интерпретации священных текстов, и поэтому в полной мере могут быть поняты только при хорошем знании мусульманской традиции. Но те, кому адресованы эти тексты, не обладают таким знанием, так что буквальное понимание смысла текстов Хизба является основным для большинства его реальных и потенциальных адептов. Фактически документы Хизба функционируют не в качестве вероучительных, религиозных текстов, а в качестве текстов политических, которые тоже можно интерпретировать с разной степенью углубления в разные контексты, но в которых в первую очередь принято прочитывать буквальный смысл. Следовательно, и мы можем обратиться к этому буквальному смыслу как к пропагандистскому содержанию текстов. 

Очень важно при этом, что обсуждаемые далее тексты Хизба написаны совсем недавно, не позже двадцати лет назад, так что они рассчитаны на образ мышления, информированность и ассоциативный ряд современного человека, в отличие от большинства религиозных текстов, используемых сейчас в пропаганде радикальных идей (например, от книги "Основы единобожия" аль-Ваххаба, написанной в XVIII веке и запрещенной Савеловским судом города Москвы в 2004 году как экстремистская [7]). 

* * * 

Партия Хизб ут-Тахрир (Партия исламского возрождения [8]) - это одно из целого ряда движений за возрождение "чистого ислама", то есть идеализируемого государства времен Мухаммеда и первых, "праведных", халифов (такие движения обозначаются термином "салафийя"). Партия возникла в 1953 году и развивалась с тех пор преимущественно на арабском Ближнем Востоке, где рассчитывала своей проповедью призвать мусульман к воссозданию Халифата; более привычный для региона путь заговоров и подготовки восстания партия отвергла. Нелояльность Хизба нынешним арабским властям повлекла повсеместные и жестокие преследования: ни одного режима, способного терпеть радикальную критику, в регионе не оказалось. Для репрессий против Хизба не требовались доказательства подготовки мятежа и тому подобных преступлений: арабские режимы жестко подавляют всякий намек на оппозиционное исламистское движение, так как именно в таких движениях они видят наибольшую угрозу. 

С тех пор Хизб широко распространился по мусульманскому миру; проник он и в постсоветскую Среднюю Азию, а затем - и в мусульманские регионы России. В Средней Азии Хизб, наряду с другими исламистскими движениями, заметнее всего развивался в Узбекистане и вместе со всей оппозицией подвергался и подвергается жестоким преследованиям режима Каримова: тахрировцев или тех, кого заподозрят в причастности к Хизбу, часто арестовывают, дают заметные сроки, нередко подвергают пыткам. Власти Узбекистана обвиняют Хизб в организации беспорядков в Андижане в мае 2005 года и в целой серии терактов в предыдущие годы. Однако хорошо известно, что события в Андижане были организованы совсем другой группировкой, "Акрамия" [9], не появилось и реальных доказательств причастности Хизба к иным террористическим акциям в Узбекистане [10]. Между тем репрессированы были тысячи людей, многие бежали за границу, в частности, в Россию. 

Пропаганда Хизба в России вскоре тоже встретила сходную реакцию властей, хотя, конечно, далеко не столь жестокую ввиду очевидной разницы политических режимов. Начиная с 2001 года узбекских тахрировцев экстрадируют в Узбекистан, а с лета 2003 года начинаются аресты и суды уже в России - по делам сперва граждан среднеазиатских государств, а затем уже и российских граждан. Их обвиняют по ст.ст. 2822 и 2051 (см. выше), но появляются и обвинения в хранении оружия, хотя в ряде случаев у сотрудников Правозащитного центра "Мемориал" возникали основания считать, что оружие было подброшено. Если "террористические" обвинения не предъявлялись, приговоры обычно условные, но со временем они становятся жестче. В ряде случаев к обвиняемым и свидетелям применялись пытки [11]. 

Последовательности судебная система не демонстрирует. Например, за распространение листовок Хизба в июне 2005 года три человека в Казани были осуждены по ст. 2822 к 4 годам и 7 месяцам лишения свободы каждый, а через неделю за то же самое и по той же статье в Ижевске два человека были осуждены на год условно. 

Последний пример на момент написания этой статьи: 4 августа 2005 г. в Уфе девять человек были приговорены к срокам от 3,5 до 8,5 лет лишения свободы, и лишь один из них - условно. Трое были признаны виновными в хранении боеприпасов ("Мемориал" считает, они были подброшены), зато ко всем девятерым применена также ст. 210 УК ("организация преступного сообщества"), предполагающая до 10 лет лишения свободы участникам и до 15 - организаторам. Применение ст. 210 - мощный инструмент, ранее использованный только в приговоре узбекскому эмигранту Юсупу Касымахунову и его жене Анне Дроздовской (по приговору, вынесенному 11 ноября 2004 г. Мосгорсудом, первому, кстати, вступившему в силу в России (после утверждения Верховным судом 13 января 2005 г.), Ю. Касымахунов осужден к 8 годам лишения свободы, а А. Дроздовская - к 4,5 годам). 

Итак, судя по материалам Правозащитного центра "Мемориал" и даже по сообщениям СМИ, весьма маловероятно, что российские группы Хизба хотя бы готовятся к насильственной деятельности (если кто-то к ней и готовился, то крайне неудачно), так что нельзя говорить о какой-то чрезвычайной опасности, которая могла бы послужить "оправданием" для необоснованного решения Верховного суда, для насилия, издевательств и фальсификаций при расследовании дел. Защита жертв произвола в данном случае - явно необходимое правозащитное действие, и этот тезис можно далее здесь не обсуждать. 

Но правозащита (в отличие от работы профессионального адвоката) не исключает критического и публичного анализа деятельности жертвы произвола. Вот только об этом и будет речь далее. 

* * * 

Хизб ут-Тахрир - это пропагандистская организация, так что анализировать мы будем именно ее пропаганду: не подстрекает ли она к насилию и не возбуждает ли ненависть. (Если где-то кого-то вне России эта пропаганда приводила к применению насилию - это аргумент, но мы не будем к нему прибегать, так как аргумент этот слишком уязвим.) 

Следует отвергнуть обвинение Хизба в возбуждении ненависти по религиозному признаку. Все религии и идеологии, кроме ислама, отвергаются Хизбом и называются ложными [12], но такое утверждение, безусловно, остается в рамках допустимого в светском обществе (и в этом нельзя не согласиться с заключением Аширова). 

Особо оговаривается, что мусульманин должен следовать исламу как целостному мировосприятию, а не увлекаться отдельными идеями, включая мораль, науку, "великие свершения" и т.д. - такой ход мысли характерен для религиозных фундаменталистов, к каковым безусловно относится Хизб. Хизб выделяет всего три последовательных, всеобъемлющих и достаточно глобальных идеологии: ислам, социализм и капитализм. И все три понимаются в тотальном смысле - как всестороннее регулирование жизни людей. То есть "капитализм" включает не только экономическую систему, но и всю систему жизнеустройства, присущую западному миру. Конечно, здесь делается весьма широкое обобщение (западные страны сильно различаются, да и границы "Запада" неясны; но эти нюансы не имеют значения для авторов, да, надо думать, и для их читателей); фактически речь идет о либерализме в том его широком понимании, которое используют российские антилиберальные публицисты, но мы будем придерживаться тахрировской терминологии (по возможности избегая религиозной терминологии, которая практически ничего не добавляет для понимания текстов Хизба). 

Выбирать, естественно, предлагается ислам, причем в том его понимании, которое исповедует Хизб, то есть без изменений, внесенных после "праведных халифов" (первых четырех, правивших после Мухаммеда) - и это тоже классическое фундаменталистское восприятие. Любое объединение мусульман на идеях, отличных от верного понимания ислама, объявляется греховным деянием и даже вероотступничеством [13]. 

Нас интересует именно отвержение капитализма, так как современная Россия, по тахрировской классификации, живет именно по идеям капитализма. Капитализм предлагается отвергнуть тотально, но в особенности, такие его основные характеристики, как секулярность общества (то есть полное или частичное вытеснение религии в сферу приватного, что, с точки зрения Хизба, противоречит "инстинкту поклонения", присущему человеку), гражданская и политическая свобода (обычно часто поминаемый имморализм капитализма Хизб рассматривает оригинально - как его защитный механизм). Отдельно перечисляются противоречащие исламу принципы: "свобода вероисповедания, свобода мысли, свобода собственности и свобода личности". Подчеркивается, что "ни при каких условиях мусульманин не должен принимать эту систему (демократию - А.В.) и призывать к ней"

Ибо править (в идеале) должны воля Аллаха и шариат - через правильно избранного халифа (избирается он уммой, а отстраняется имамами за нарушение шариата). Грядущий Халифат, как и во времена "праведных халифов", един и не предполагает национальных государства или федерации. Он будет тоталитарным государством, управляемым строго по шариату (особенно впечатляют планы экономического устройства этого государства; например, деньги должны быть только золотыми и серебряными). Именно создание такого Халифата, в перспективе всемирного, и является целью Хизба. 

В книге "Хизб ут-Тахрир" сказано: 

"Если все люди договорятся о том, чтобы дозволить ростовщичество, организации монополии, прелюбодеяние, пьянство и т.п. - этот договор не будет иметь никакой реальной силы, ибо он противоречит принципам Ислама. Если они продолжают упорствовать в этом соглашении, то в их отношении должна быть применена сила"

Итак, Хизб категорически отвергает демократию и политическую свободу. Он считает правомерным применение силы против их реализации. Но партийные документы удивительным образом эту тему не развивают. Можно, конечно, предположить, что это делается из конспиративных соображений. Может быть, отчасти это и так, но более правомерно будет, наверное, исходить из того, что Хизб - не революционная организация, он мыслит переход ко всемирному Халифату как долгий многоступенчатый процесс. Так что оправдание насилия против демократии как таковой дается, но "замораживается" до момента, когда это станет актуально. Далее мы увидим, что актуальным это станет с началом джихада, который будет вести Халифат. 

Хизб также полагает отступничеством любой конформизм в секулярным миром ("мусульманин должен признавать только исламские идеи и мысли. Других идей и мыслей у него быть не должно"[14]). Ясно, что санкции за такой конформизм возможны лишь в каких-то крайних случаях, при выполнении каких-то дополнительных условий: иначе пришлось бы карать чуть ли не всех мусульман. Но о дополнительных условиях не говорится, то есть перед нами - еще одна "замороженная" агрессивная норма. 


В "Хизб ут-Тахрир" подчеркивается: 

"Государство, в котором мы сегодня живем - государство куфра (то есть не мусульманское - А.В.), так как на его территории действуют кафирские законы. Оно напоминает Мекку времен Пророка Мухаммада (благословение и мир Аллаха ему). Поэтому мы должны здесь распространять призыв к Исламу тем же методом, что и Посланник Аллаха в Мекке, не оружием и материальными средствами, а политическими методами. В то время Посланник Аллаха ограничился одним лишь призывом, не используя физическую силу. Так как его целью было не изменение предводителя невежественного общества, а преобразование всего общества в целом с его законами и мыслями. А такое преобразование возможно лишь в том случае, если реформировать мысли, чувства и законы общества, как делал это в Мекке Пророк Мухаммад (благословение и мир Аллаха ему)"

Когда возникнет реальный Халифат (не существующий с 1924 года, с момента низложения турецкого султана), то и методы изменятся, как это было в мединский период деятельности Мухаммеда - "призыв и джихад" будут сочетаться. В частности, предписывается применение силы против впавшего в вероотступничество правителя исламского государства. Но пока последнее, в терминологии Хизба, еще не существует, в том числе в исторически мусульманских странах, ибо там правят не по шариату или не вполне по шариату [15]. 

Разумеется, слово "джихад" в исламе отнюдь не обязательно должно означать именно войну, но в текстах Хизба это практически всегда так. Вот один, но далеко не единичный пример: в проекте "конституции" будущего Халифата говорится: 

"Статья 56: Джихад является обязанностью мусульман. В соответствии с этим военная подготовка является обязательной. Каждый мусульманин мужчина, достигший пятнадцати лет, обязан пройти военную подготовку и быть готовым к джихаду"[16]. 

В "Хизб ут-Тахрир" сказано: 

"Джихад не является оборонительной войной, но это борьба за возвеличение слова Аллаха. И мы должны вести джихад с целью распространения Ислама и исламского призыва даже тогда, когда неверные на нас не нападают"

Правда, эту агрессивную политику должен вести только будущий Халифат. Настоящее время, в котором ведется изложение, не должно вводить в заблуждение: речь идет, напомним, о чем-то вроде конституционных основ будущего государства. Правда, не исключено, что в Хизбе надеются на скорое появление Халифата: он ведь может быть изначально небольшим по территории, как это было и во времена Мухаммеда - так что осталось только найти стартовую площадку. 

С другой стороны, несомненно, что проект идеального будущего существенно влияет на мировосприятие в настоящем, поэтому не следует вовсе игнорировать такие проекты, исходя из их утопичности. Для нас важно, что в будущем Хизб видит разные формы отношений Халифата с немусульманскими странами (немусульманскими по устройству, вне зависимости от количества мусульман): они подразделяются на мирные, агрессивные и актуально ведущие войну. Со странами третьей категорией, разумеется, ведется война, со странами второй Халифат должен находиться в чем-то вроде "холодной войны". Здесь есть различие: 

"Те государства, у которых нет с нами никаких договорных отношений, например, такие колониальные державы, как США, Великобритания, Франция, или, с вожделением смотрящая на богатства мусульманских стран, Россия - такие страны рассматриваются как враждебные государства, находящиеся с нами в состоянии войны. 

... Подобные Израилю государства, которые ведут войну. Во всех отношениях к ним применяются законы военного положения. Независимо от того, был до этого заключен с ними договор или нет, отношение к ним должно быть как к врагам. Въезд их гражданам в исламские страны запрещён и разрешено (халял) проливать кровь и отбирать имущество у тех из них, которые не являются мусульманами. 

Если с ведущим войну государством заключается мирное соглашение, оно должно быть временным, на определённый срок, но никак не постоянным. Ибо мирное соглашение на постоянной основе препятствует джихаду. Однако если это государство захватило территорию одной из мусульманских стран, например, подобно тому, как Израиль завоевал Палестину, то с таким государством нельзя (харам) заключать мирный договор даже на пядь земли, ибо оно является захватчиком и агрессором"


Здесь важно обратить внимание на некоторую непоследовательность в концепции Хизба: современные мусульманские страны не рассматриваются как таковые, ибо в них не господствует шариат, но сами понятия "мусульманских стран" и "мусульманской земли" существуют: нападение на такие страны или оккупация такой земли воспринимается как ведение реальной войны с уммой, ответом на которую должен быть военный джихад. 

Независимо от того, какую политику проводил бы в действительности гипотетический Халифат, уже сейчас пропаганда Хизба рассматривает страны, воюющие на "территории ислама" как вражеские. Бесспорно, это относится, помимо Израиля, к странам, чьи войска присутствуют в Ираке [17]. Известно, что Хизб распространял в Узбекистане листовки, в которых военная операция США и их союзников (под эгидой ООН) в Афганистане после 11 сентября рассматривалась как война против ислама [18]. Трудно представить себе иную интерпретацию в глазах Хизба. 

Сложнее сказать, включается ли Чечня в туманное понятие тех земель, из которых нельзя отдавать "ни пяди". Иначе говоря - воюющая ли страна Россия? Сама книга "Хизб ут-Тахрир", цитата из которой приведена выше, написана в 1985 году, так что под Россией понимался еще СССР, воюющий в Афганистане. Чечня, чья территория никогда не входила в состав Халифата, в отличие от Афганистана, может и не воспринимается как casus belli. Кроме того, отказ от конфронтации с Россией вполне вписывается в представление о поэтапности и постепенности создания Халифата [19]. 

В одном из документов Хизба, посвященном изложению истории российско-чеченского противостояния, сказано: 

"... территории Кавказа были открыты мусульманами со времени халифа Усмана ибн Аффана и большинство населения этих земель приняли Ислам, став этим самым частью исламских регионов, а русские находились там лишь небольшой промежуток времени" [20]. 

Но далее в документе не делается вывода о том, что мусульмане должны вести войну за эти "регионы". Говорится, что на помощь Чечне должны были бы выступить "армии мусульман", но этого не происходит, поскольку до сих пор не воссоздан Халифат. 

Хизб, разумеется, полностью на стороне чеченских сепаратистов (в терминологии Хизба - на стороне чеченского народа в его войне против России и русских), но известные теракты, то есть нападения на мирных граждан, осуждает и отрицает причастность к ним чеченцев и их вооруженных союзников (например Хаттаба). При этом для Хизба сепаратизм является лишь средством в долгой борьбе за создание Халифата [21]. 

Таким образом, Хизб выстраивает всю необходимую теоретическую базу для того, чтобы провозгласить Россию страной, воюющей с мусульманами, но все-таки не делает этого, фактически откладывая такое решение до момента создания Халифата. 

Но, конечно, представление о списке стран, находящихся де-факто в состоянии войны с мусульманами, формируется руководством Хизба, так что оно всегда можно измениться. Поэтому важно понимать, что с такими странами Хизб считает нужным бороться силой уже сейчас, хотя и не призывает к этому своих членов. Поскольку классических военных действий, за исключением быстротечных ближневосточных кампаний, в последние десятилетия не ведется, речь идет о партизанской или террористической деятельности. Сам Хизб такими понятиями не оперирует, полагая, что любые силовые действия против военного врага - это просто военные действия. 

Именно в таком духе выдержано решение Хизба о захвате самолетов, датированное 1988 годом, которое так и озаглавлено: "Исламское правило о захвате самолетов" [22]. Там говорится, что нельзя захватывать самолеты не только исламских стран, но и иных стран, если они не находятся в состоянии войны с мусульманами (не сказано "с мусульманской страной", а именно - "с мусульманами"). А если находятся, как Израиль, то захватывать такие самолеты, в том числе гражданские, вполне допустимо, и можно убивать пассажиров, так как граждане этих стран и их имущество - законная цель во время войны. 

Таким образом, Хизб рассматривает то, что практически единодушно называется терроризмом, как правомерные партизанские действия во время войны. Различия между мирными жителями и комбатантами со стороны противника при этом не проводится. Вероятно, это связано с представлениями о вовлеченности всего населения враждебных стран в обеспечение военных действий против мусульман. Неудивительно, что Хизб одобрял и современную суицидальную практику палестинских террористов [23]. Религиозное оправдание и одобрение являются, в сущности, призывом к действию в тексте фундаменталистской организации, но буквальных призывов к своим членам Хизб все-таки почему-то избегает (вероятно, стремясь сохранить их для пропагандистской деятельности). 

Мы же можем (не уклоняясь в другое время и в другом месте от дискуссий об определении терроризма) считать, что оправдание воздушного пиратства и подрывов террористов-самоубийц является формой поддержки терроризма. Следует подчеркнуть, что тексты Хизба всегда изложены довольно ясно и в них нельзя спутать прямое оправдание и поощрение терроризма от "понимающих" рассуждений о бедности стран "третьего мира" и тому подобных "причинах" террора (такие объяснения терроризма сами по себе не должны считаться его оправданием в юридическом смысле, хотя и могут оказаться таковыми в смысле моральном). 

Обсуждаемый текст был удален с англоязычного сайта Хизба несколько лет назад, но заявлений, дезавуирующих его, не последовало, так что в данном случае скорее следует предполагать конспиративные соображения, чем перемену точки зрения организации. 


Можно задаться вопросом: не готовит ли Хизб, прямо или косвенно, мятеж или государственный переворот? Из документов Хизба непонятно, как на территориях современных государств может возникнуть Халифат. Парламентский путь Хизб отвергает в принципе, да и далеко не во всех странах он возможен. Фактически, остается только переворот того или иного вида. Правда, альтернативой может быть создание Халифата какими-то другими силами, не столь последовательно ненасильственными. Например, в одном из относительно недавних текстов есть такое обращение к армиям исламских стран: 

"Поистине Аллах вменяет вам в обязанность удалить эти престолы, и этих правителей, договорившихся с врагами Аллаха на крови мусульман, а также помочь вашим братьям, просящих вас о помощи в Палестине"[24]. 

Готовится ли к перевороту Хизб практически, нам неизвестно [25]. Можно только сказать, что в документах партии говорится об исторически мусульманских странах и их негодных правителях, стакнувшихся с иноверцами. Именно в исламском мире должен быть первоначально воссоздан Халифат, так что в России такой переворот готовиться не должен. 

Это прямо утверждается в анонимном интервью: "Под исламским миром не подразумевается Россия, Европа, Китай или Америка, но имеются ввиду Арабские страны и страны с преобладающим мусульманским населением"[26]. 

В интервью говорится, что Хизб лишь ведет в России пропаганду своего учения: "Члены Хизб-ут-Тахрир, находясь в России, разъясняют ислам без всякой, пусть даже отдалённой мысли о том, чтобы изменить существующую систему в этой стране". Это, конечно, лукавство: в отдаленной перспективе Халифат все-таки должен распространиться на весь мир. Но вполне можно поверить, что в столь далекой от шариата стране, как Россия, Хизб заинтересован де-факто в сохранении определенных свобод, дающих и ему возможность вести свою пропаганду. 

Таким образом, в реальной перспективе деятельность Хизба в России не направлена на свержение ее конституционного строя, и в этом смысле должна быть терпима. 


Остается вернуться к вопросу о том, возбуждает ли пропаганда Хизба религиозную или этническую, расовую ненависть. Повторимся, речь должна идти не о вероучительных тезисах о пороках других религий. По смыслу ст. 282 УК, речь должна идти о возбуждении ненависти к людям на основании их религиозной или этнической принадлежности. 

И здесь Хизб есть в чем упрекнуть. Единственный замеченный по доступным документам, но зато очень уж заметный объект возбуждения ненависти - это евреи. 

Как это свойственно и ряду других мусульманских организаций, антисемитизм Хизба базируется на антиизраильских настроениях. В исламском мире (хотя и не только в нем, конечно) политическое отвержение Израиля, от критики тех или иных его действий до полного отрицания его права на существование, легко переносится на евреев, живущих в Израиле или хотя бы поддерживающих его или сочувствующих ему - по принципу причастности. Хизб рассматривает войну Израиля с рядом соседей как колониальную и жестокую войну с мусульманской уммой в целом, так что отношение к Израилю и его симпатизантам - примерно такое же, как в СССР к нацистской Германии во времена Великой Отечественной войны; собственно, и сравнение Израиля с гитлеровской Германией, а сионизма с фашизмом - общее место мусульманской антиизраильской пропаганды. 

Антисемитизм Хизба вызвал определенные проблемы у партии в Западной Европе (в частности, партия запрещена в Германии). Вероятно, поэтому с сайтов Хизба удален ряд документов. Но эти документы не аннулированы и не осуждены. Поэтому мы вполне можем считать, что соответствующие взгляды в руководстве Хизба не изменились. Тем более, что и убраны документы с сайтов всего несколько лет назад. 

Вот что говорится, например, в тексте, датированном 1999 годом: 

"Американский народ не любит евреев, равно как и европейцы, поскольку евреи по своей природе не любят никого вокруг. Они даже смотрят на других людей как на диких животных, которых нужно выдрессировать себе на службу. Так что можем ли мы представить, чтобы мусульманин или араб любил евреев при таком их характере. 

... Знайте, что евреи и их узурпаторское государство в Палестине будут, при помощи и по милости Аллаха, разрушаемы, "пока камни и деревья не скажут: о мусульманин, раб Аллаха, вот предо мной еврей - приди и убей его". Знаки показывают, что это время уже близко. В приближающиеся дни мусульмане завоюют Рим и господство уммы Мухаммеда (мир и благословение да будут над ним и его семьей) будет над всем миром..."
[27] 

Распространение более позднего текста, 2002 года, даже привело к осуждению одного из активистов Хизба в Дании, после чего этот текст под названием "И убивайте их, где бы вы ни нашли их" был также снят с английского сайта Хизба [28], но зато он остался на русском сайте [29]. 

Этот текст еще радикальнее (в целом он посвящен осуждению арабских лидеров, не готовых положить все силы на бескомпромиссное уничтожение Израиля). В этом тексте, по форме - воззвании, евреи обвиняются во множестве пороков, от лживости до убийств. Текст восхваляет террористов-самоубийц в Израиле как шахидов, призывает "ликвидировать государство мерзких евреев", а завершается призывом к джихаду против евреев и "всех, кто помогает им в их агрессии", что может толковаться довольно широко[30]. 

Под "евреями" понимаются не только "евреи-израильтяне": документы Хизба ясно разграничивают эти понятия. Как сказал один оратор Хизба, "в Коране не говорится о сионистах, там говорится о евреях"[31]. 

На русском сайте Хизба можно также прочесть: 

"Мусульмане должны не только ограничиваться отказом от нормализации отношений с евреями и противодействием этому, но должны и воевать с евреями-захватчиками, где бы они ни были, пока они не изгонят их с земли мусульман. 

Отношение, которое должно быть сейчас между мусульманами и евреями - это военное отношение, а не нормализация отношений и мир с ними, до тех пор, пока мы не искореним их вместе с их государством с земли мусульман"
[32]. 

Антисемитская пропаганда такого рода (в том числе если она антиизраильская по форме и по контексту) безусловно является возбуждением ненависти, причем в весьма радикальной форме. 


Если признать, что снятые с сайтов документы отражают реальную позицию Хизба, то нет сомнений также и в том, что Хизб в этих документах призывает к насильственной и даже к определенно террористической деятельности (к захвату самолетов). Неважно, что речь идет об "агрессорах": любые призывы к террору вполне подходят под определение "экстремистской деятельности" в смысле закона 2002 года, поскольку терроризм, согласно его ст. 1, есть разновидность экстремизма, а любые призывы к экстремистской деятельности, по тому же закону, также являются таковой деятельностью. Но даже если критически относиться к формулировкам Закона 2002 года, все равно документы, содержащие столь явную и директивную и форме апологию насилию, как описанные выше, очевидно противоправны. 

Но эти призывы не являются террористической деятельностью в смысле Закона 1998 года "О борьбе с терроризмом", так как в нем таковой деятельностью называется либо собственно осуществление теракта, либо подстрекательство к нему, а термин "подстрекательство" в нашем праве предполагает непосредственный призыв к конкретному действию, а не призывы к общей форме. Таким образом, можно сказать, что согласно сегодняшнему российскому законодательству [33], Хизб не должен признаваться террористической организацией. И соответственно, решение Верховного суда по Хизбу было неправомерно, как и применение ст. 2051 УК к его членам за факт вовлечения в Хизб. 


Итак, мы можем считать Хизб ут-Тахрир не террористической, но экстремистской организацией, то есть организацией, прямо призывающей к насилию и ненависти. 

Другое дело, насколько все это применимо к российской действительности. В России Хизб явно не может призывать к свержению властей, как он это может делать (см. выше) в арабских странах. Лишь теоретически можно предполагать, что констатация сговора России и США [34] влечет за собой отношение к России как к военному противнику, по отношению к которому оправдано насилие; никаких подтверждений, что такой вывод делается в пропаганде Хизба, мы не знаем [35]. Неизвестны также документы, в которых тахрировский антисемитизм как-то применялся бы к России, а не к Ближнему Востоку. Таким образом, можно предположить, что в России и применительно к России Хизб на данном этапе не призывает к насилию и не возбуждает ненависть. 

Конечно, дело следствия - найти документы или свидетельства, опровергающие такой вывод. Если они будут найдены и приняты судом и общественным мнением, можно будет счесть, что российский Хизб ут-Тахрир - экстремистская организация, в том числе в терминах Закона 2002 года. В частности, интересно было бы выяснить, насколько распространена в деятельности российского Хизба антисемитская пропаганда, нет ли каких-то форм поддержки реальных террористических групп со стороны групп Хизба. 

Более сложный вопрос - как относиться к российскому Хизбу, пока таких фактов и доказательств нет. Во-первых, российские группы - это часть международной экстремистской организации. Во-вторых, совершенно ясно, что пропаганда Хизба общественно опасна: в перспективе она грозит и ростом насилия на почве ненависти, и переходом партии или части ее актива к прямой пропаганде ненависти и насилия в стране. Но не всякая потенциальная опасность должна непременно становиться предметом для санкций. (Например, явно противоречащая Конституции цель - установление всемирного Халифата - не может сама по себе быть основанием для санкций, как и стремление к восстановлению самодержавия или диктатуры пролетариата.) 

Современное демократическое общество не придумало (и, наверное, не может придумать) всеобщий рецепт ограничения или исключения влияния радикальных антидемократических пропагандистов. Но вряд ли нужно придумывать какой-то специальный рецепт именно для Хизба: это далеко не самая значительная и не столь уж необычная антидемократическая сила в России. Вполне можно использовать существующую законодательную базу для того, чтобы удерживать активность Хизба в определенных рамках. 

Не следует задаваться утопической целью полностью искоренить Хизб: как и любое идеологическое течение, он искоренению не поддастся. Более того, чрезмерные, и явно несправедливые, репрессии могут лишь привести к росту популярности течения [36]. Поэтому, в первую очередь, необходима отмена решения Верховного суда от 14 февраля 2003 г. в части, касающейся Хизба. 

Это само по себе еще не означает легитимацию деятельности партии. Ее активистам, если они захотят зарегистрировать свои организации, следует разъяснить, что в соответствии с Законом 2002 года от них потребуют отказа от явно антиконституционных положений ряда партийных документов. При должном контроле со стороны Министерства юстиции можно добиться либо полного лишения Хизба регистрации, либо модификации его документов (например, отказа от отдельных заявлений), что было бы позитивным результатом во взаимоотношениях общества в целом и такой радикальной группы. 

Конечно, и впредь будет требоваться постоянный мониторинг деятельности этой потенциально опасной организации и ее сторонников. Повышенное внимание со стороны правоохранительных органов в данном случае вполне правомерно. Эффективны будут не широкие аресты, а единичные административные и уголовные санкции в случаях, когда правонарушения действительно имеют место - когда в устной или печатной форме звучат призывы к насилию и/или ненависти. Не исключено, что такие правонарушения действительно окажутся не единичными, так что органы юстиции или прокуратуры смогут снова обратиться в суд с требованием запретить Хизб как экстремистскую организацию - но уже с вескими и убедительными для общества основаниями. 





Эта статья вышла в подготовленном Центром "СОВА" сборнике "Цена ненависти"




[1] Полный текст этого судебного решения долгое время был недоступен широкой публике и даже почему-то не выдавался по запросам НПО. Сейчас с ним можно ознакомиться на сайте "Мемориала". 

[2] С использованием служебного положения - но это вряд ли может быть отнесено к российским тахрировцам. 

[3] Вот этот фрагмент целиком: 

""Партия исламского освобождения" ("Хизб ут-Тахрир аль-Ислами") организация, которая имеет целью устранение неисламских правительств и установление исламского правления во всемирном масштабе путем воссоздания "Всемирного исламского Халифата", первоначально в регионах с преимущественно мусульманским населением, включая Россию и страны СНГ. 

Основные формы деятельности: воинствующая исламистская пропаганда, сочетаемая с нетерпимостью к другим религиям; активная вербовка сторонников, целенаправленная работа по внесению раскола в общество (прежде всего пропагандистская с мощным финансовым подкреплением), 

В ряде государств Ближнего Востока и СНГ (Узбекистан) запрещена законом"


[4] Аширов Нафигулла, шейх. Заключение ДУМ АЧР по брошюрам движения "Хизбу-Тахрир" // Islamnews.Ru. 2005. 6 июня. 

ДУМ АЧР - Духовное управление мусульман Азиатской части России. Шейх Аширов является одновременно сопредседателем Совета муфтиев России. 

[5] Почти все используемые тексты приведены на русской версии основного сайта Хизба

[6] Подтверждением для автора служат здесь устные сообщения правозащитника и специалиста по Средней Азии Виталия Пономарева, много общавшегося с разными активистами Хизба в России, Узбекистане и в Лондоне. 

[7] Седельников Сергей. Савелофийя // Газета.Ру. 2004. 20 апреля. 

[8]Соответственно, полное название должно бы писаться "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами", как и записано в решении Верховного суда, но сам Хизб пишет в своих русских документах просто "Хизб ут-Тахрир", и мы следуем этому официальному партийному самоименованию. Также мы пишем "ут" - с узбекским акцентом, а не с арабским - "ат". 

[9] О событиях в Андижане написано уже очень много. См., например доклад ОБСЕ: События в г. Андижан (Узбекистан). Варшава: ОБСЕ-БДИПЧ. 2005. 20 июня. 

[10] См. Пономарев Виталий. Ислам Каримов против Хизб ут-Тахрир. М.: ПЦ "Мемориал", 1999; Он же. Введение // Список лиц, арестованных и осужденных по политическим и религиозным мотивам в Узбекистане (декабрь 1997 г. - декабрь 2003 г.). М.: ПЦ "Мемориал", 2004. 

[11] Обзор преследование Хизба в России до осени 2004 года см.: Пономарев В. Спецслужбы против исламской партии "Хизб ут-Тахрир" // Центр "СОВА". Религия в светском обществе. 2005. 8 февраля. 

Более поздние факты преследований можно видеть в подборке на сайте Центра "СОВА": /religion/

[12] Это развернуто доказывается в программных текстах (выходящих также брошюрами): "Исламская личность" и др. Авторство текстов никогда не указывается. 

[13] С этого места изложение основывается преимущественно на книге "Хизб ут-Тахрир". Хизб издал еще немало программных текстов (см. на сайте "Хизб ут-Тахрир"), но они ничего или почти ничего добавляют к нашему исследованию, да и просто содержат множество буквальных повторов. 

[14] Хизб ут-Тахрир. 

[15] Требуемую строгость соблюдения шариата нам представить сложно. Режимы в нынешней Саудовской Аравии и в хомейнистском Иране Хизб не считает в должной мере исламскими. 

[16] Брошюра "Система ислама" // Сайт "Хизб ут-Тахрир". 

[17] См.: Хизб ут-Тахрир. Вилаят Кувейта. Унизительное малодушие правителей мусульман перед явной враждой Америки // Сайт "Хизб ут-Тахрир". 2003. 29 января. 

[18] Малышева Дина. Мусульманский компонент мировой политики // Pro et Contra. 2002. № 4. 

[19] Поэтапность понимается здесь в географическом смысле. Сам же переход к Халифату должен быть тотальным, любой реформизм отвергается в принципе: Можно ли мусульманам согласиться с "идеей постепенности" в деле претворения ислама в жизнь? // Сайт "Аль-Нахда". Б.д. 

[20] Чечня - жертва сделки между Россией и Америкой // Там же. 1999. 24 ноября. 

[21] Пример Грозного и чеченцев // Там же. Б.д. 

[22] Текст решения был найден благодаря постингу в одном блоге: Hizb ut Tahrir: The Islamic Rule on Hijacking Aeroplanes // Harry's Place. 2005. August 19. 

Сам этот текст (на английском языке) на сайтах Хизба уже отсутствует , но был найден автором указанного блога в интернет-архиве, ныне также уже закрытом (копия имеется в архиве автора статьи). 

[23] Малышева Д. Указ. соч. 

[24] "И убивайте их, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас" // Сайт "Хизб ут-Тахрир". 2002. 31 марта. 

[25] Момент создания Халифата является самым непроясненным местом в обычно ясных документах Хизба. См. об этом, в частности, в интересном обзоре деятельности Хизба на Западе: Whine Michael. The Mode of Operation of Hizb ut Tahrir in an Open Society // Сайт "International Policy Institute for Counter-Terrorism". 2004. February 20. 

[26] Этот текст распространялся уже в 2005 году. Доступен сейчас как приложение к: Доклад Исина Азиза о партии "Хизб ут-Тахрир" на семинаре "Теория и практика работы по профилактике проявлений религиозного экстремизма в Тюменской области" // Портал Credo. 2005. 26 декабря. 

[27] The Muslim Ummah will never submit to the Jews // Сохранено в интернет-архиве; цит. в переводе автора. 

[28] Эти данные приведены в упомянутом выше блоге. 

[29] "И убивайте их, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас". 

[30] "And kill them wherever you find them" // Был на момент написания статьи сохранен в архиве поисковой системы "Гугл". Этот текст многократно упоминается в статьях о Хизб ут-Тахрир. 

[31] Выступление непоименованного оратора в одном из колледжей Лондонского университета цит. по: The Mode of Operation of Hizb ut Tahrir in an Open Society. 

[32] Хизб ут-Тахрир. Вилаят Иордании. Премьер-министр Иордании угрожает тем, кто противодействует нормализации отношений с евреями // Сайт "Хизб ут-Тахрир". 2000. 5 сентября. 

[33] Мы не знаем, каким будет новый закон о терроризме, обсуждаемый во властных кругах. Не исключено, что террористические призывы общего характера в новом законе будут приравнены к прямому подстрекательству. 

[34] См., например: Чечня - жертва сделки между Россией и Америкой. 

[35] Россия, видимо, все больше сливается с враждебным "крестоносным" Западом в глазах Хизба - это видно по документу "Призыв Хизб-ут-Тахрир к исламской умме и в особенности к тем, кто обладает силой в ней", полученному по электронной рассылке прямо в момент завершения этой статьи, 2 сентября 2005 г., но до призывов воевать с Россией и в этом документе дело не доходит. 

[36] Так, по устному сообщению эксперта ОБСЕ по свободе совести Романа Подопригоры, произошло с Хизбом в Казахстане.

Комментарии 5