Политика

Ислам, закон и государство. Ахив - 2010 год, январь

Исламское государство… Как по-разному люди относятся к этому словосочетанию. Для одних оно ассоциируется с «толпой бородачей-фанатиков», пришедших к власти только для того, чтобы воплотить в жизнь дикую систему наказаний времён Средневековья и запретить человеку всё, что ему нравится. И чего им только не сидится! Для других – это сказка, которая была… а, может, никогда и не была претворена в жизнь. Во всяком случае, среди нас нет тех «сказочных персонажей», о которых мы читаем в книгах: Пророка (мир ему и благословение Аллаха), Абу Бакра, Умара, Усмана, Али… Да и время не то. «Не подходит оно для законов Аллаха». Для третьих же исламское государство – это объективно реальный институт, создание которого по милости Всевышнего Аллаха зависит только от прилагаемых ими усилий.

Что же такое исламское государство? Чем отличается от тех, что разными цветами украсили политическую карту мира? Кому оно сдалось? Зачем? Начнём с того, что отличает первых от вторых, а вторых – от третьих. На том, из чего берёт начало всё, что вы прочитаете ниже, – на исламском вероубеждении.

Ислам и куфр

Каждый человек смотрит на окружающий мир сквозь призму своего мировоззрения. Каждый человек пытается достичь каких-то целей, ставит перед собой различные задачи, имеет свой круг предпочтений. Ислам – это не просто мировоззрение, идея или религия. Ислам – это идеология и её воплощение в жизнь. Воплощение это вбирает в себя все сферы человеческой жизни: индивидуальную и социальную, экономическую и политическую, обрядовую сторону и повседневность. Мусульманин – это человек, который верит во Всевышнего, в Такого, Каким Он описал себя в Своей Книге и через Своего Посланника (мир ему и благословение Аллаха); убеждён, что весь окружающий мир создан Им и принадлежит Ему Одному и, наконец, считая Его Волю единственным мерилом оценки своих действий, поступает согласно Его закону, установленному Его Книгой и Посланником (мир ему и благословение Аллаха). Другими словами, мусульманин не поклоняется никому, кроме Аллаха, посвящая свою жизнь поклонению Ему Одному.

Немусульманин (или, говоря языком шариата, кафир) – это человек, который не верит в Бога – Такого, Каким Он описал Себя в Коране и посредством Сунны, или не верит в Его господство над окружающим миром, или не считает Волю Всевышнего Аллаха, выраженную Им в Коране и Сунне Его Посланника, путеводителем по жизни и абсолютным законом, или обращает поклонение (в том числе и абсолютное подчинение) к кому-либо, кроме Всевышнего Аллаха.

В этой статье нас более других интересует третья (в определении выше) грань единобожия. Переводя на простой язык, её можно сформулировать следующим образом: мусульманин определяет, что есть «плохо» и что есть «хорошо», только при помощи весов исламского права, источниками которого являются Книга Аллаха и Сунна Его Посланника (мир ему и благословение Аллаха). Для кафира же эти понятия обычно определяют его предпочтения (желания) в конкретное время в конкретном месте.

Человек и государство

В классическом смысле государство – это результат договора людей соблюдать принятый ими закон ради лучшего обеспечения свободы и порядка. «Если люди будут пользоваться своей свободой, своей независимостью и безудержно предаваться своим страстям, то положение каждого конкретного человека станет более несчастным, чем если бы он жил отдельно; они осознали, что каждому человеку нужно поступиться частью своей естественной независимости и покориться воле, которая представляла бы собою волю всего общества…» (Дени Дидро). Таким образом, государство ограничивает свободу отдельного человека, когда его поведение угрожает свободе других людей, от чего выигрывает общество в целом, так как каждый его член получает определённые гарантии невмешательства в его свободу.

С точки зрения шариата, государство – это, прежде всего, способ установления закона Аллаха, метод воспроизведения исламского права, взятый из наследия Посланника Аллаха (мир ему и благословение Аллаха). Аллах говорит (смысл): «Я сотворил джиннов и людей только для того, чтобы они поклонялись Мне» (сура «Рассеивающие», аят 56). Под поклонением подразумевается в том числе и подчинение правовому полю Корана и Сунны. Всевышний Аллах также сказал: «…они не уверуют, пока не изберут тебя судьёй во всём том, в чём препираются между собой, и не перестанут испытывать в душе стеснение от твоего решения, и не подчинятся полностью» (сура «Женщины», аят 65). Аллах также сказал: «А кто не судит по тому, что ниспослал Аллах, те – неверные» (сура «Трапеза», аят 44). То есть человек, убеждённый в абсолютной легитимности правового круга, установленного людьми, или в его предпочтительности над исламским правом полностью или частично, является кафиром. Таким образом, государство, согласно шариату, – это метод реализации предписанных Всевышним Аллахом исламских правовых институтов: закона, суда и др.

Человек и закон

Человек – это существо, которое стремится к благу. Полная естественная свобода – это благо человека, которым он готов пожертвовать лишь для обретения ещё большего блага – гарантии, что никто не будет нарушать его свободы. Однако, получив такую гарантию, человек, как правило, становится перед соблазном вернуть себе первичную свободу, не теряя гарантии. Проблема усугубляется, когда этим начинают заниматься все.

Скажем, взяточничество запрещено практически любым законом. Смысл запрета очевиден: человек не должен с помощью денег получать то, на что не имеет права, – это приводит к хаосу и беспорядку, что сегодня можно наблюдать практически во всей социальной сфере: образовании, медицине, правоохранительных органах, госаппарате… Возьмём для примера официально бесплатное у нас образование. На тот или иной факультет вуза должны поступать молодые люди, предрасположенные к соответствующей сфере знания, – те, кто проходит вступительные экзамены. Действительно, человек, с детства любивший математику, имеющий соответствующий склад ума и подготовку, способен большего достичь на этом поприще и вернуть обществу, нежели занявший его место, дав взятку и тем самым обойдя предусмотренный отбор. На сегодняшний день коррупция в сфере образования привела к тому, что в вузах учатся молодые люди, вся студенческая жизнь которых сводится к «толкнуть» и «пообщаться». Говорю это как бывший студент и человек, имевший небольшой опыт преподавания в ВУЗЕ. «Толкачи» заняли законные места тех, кто хотел бы учиться и приносить обществу пользу. То же самое происходит и во всех других социальных институтах. Взяточничество и коррупция сами по себе стали законом, нормой в поведении людей, от чего, несомненно, теряет всё общество, а в итоге – и индивид, что прослеживается в низком уровне жизни.

Почему же не работает официальный закон, призванный принести благо обществу, а соответственно и индивиду?

Здесь возникает другой вопрос: а зачем индивид должен соблюдать закон, если выгоднее не соблюдать его? Разве не благо индивида лежит в основе закона и государства?

Другой пример (из статьи журнала «Эксперт»). Сборная Франции пробилась в финальную часть чемпионата мира-2010 с помощью гола, забитого в ворота ирландцев с вопиющим нарушением правил. Шло дополнительное время второго стыкового матча. Тьерри Анри подыграл себе рукой, после чего отдал пас Вильяму Галласу, а тот замкнул передачу голевым ударом головой. Бригада арбитров, к удивлению многомиллионной телеаудитории, ничего криминального не заметила, зафиксировав взятие ворот.

Уже после матча Анри сознается, что сыграл рукой, но всю ответственность переложит на судей: мол, они не «свистнули», значит, гол был. В итоге Франция едет в ЮАР бороться за титул чемпиона мира. Ирландцы после матча закатили скандал, надеясь добиться справедливости, то есть переигровки. «Если результат останется без изменений, укрепится мнение, что путь к победе лежит через обман», – даже заявил министр юстиции Ирландии Дермот Ахерн.

Интересно в этой ситуации другое – то, что связывает её с нашей темой. Анри заявил, что находился в безвыходной ситуации. Из двух зол – признаться или не признаться в нарушении правил – он выбрал для себя меньшее. Если бы Анри сказал судье, что играл рукой, то навлёк бы на себя гнев всей футбольной команды – плевать французы хотели на fair play в качестве утешения за непопадание в финал Кубка мира. Анри просто-напросто стал бы изгоем во Франции. Успешное выступление в финальном турнире чемпионата мира сулит игрокам более выгодные контракты в клубах. Только премиальные от FIFA за выступление в Южной Африке могут составить несколько десятков миллионов долларов (в зависимости от успехов в турнире), а ведь есть ещё спонсорские контракты, которые могут выражаться в сотнях миллионов долларов на несколько лет. Наказание же за проступок, который совершил Анри, весьма умеренное – краткосрочная дисквалификация либо штраф, что уже давно никого не пугает. А подобное поведение в футболе стало нормой.

Действительно, Анри незачем было признаваться. Так же, как незачем врачу, преподавателю или гаишнику отказываться от взятки. Единственное, что может остановить человека в подобной ситуации – это наказание. Однако в случае с Анри оно несущественно, а в случае со взяточниками – минуемо.

Согласно шариату закон – это нечто гораздо большее, чем просто благо для общества и его членов. Соблюдение законов шариата – это в первую очередь поклонение Всевышнему Аллаху и один из принципов единобожия. Мусульманину выгодно соблюдать закон при любых обстоятельствах, и эта выгода всегда несравнимо выше любых многомиллионных контрактов. Более того, соблюдение закона Аллаха – это вообще самоцель для мусульманина, одна из граней смысла его жизни. К примеру, для бизнесмена-мусульманина соответствие его деятельности шариату гораздо важнее самой прибыли. В окружающем обществе это принято называть исламским фанатизмом и глупостью. Лично не раз сталкивался с тем, как люди, с ненавистью вспоминающие преподавателей, вымогавших у них деньги во время учёбы, считают глупыми своих знакомых преподавателей, которые отказываются от взяток из исламских соображений. Не это ли настоящая глупость?

Другое немаловажное отличие исламского подхода – неотвратимость наказания за преступление. Человек, верящий во Всевышнего Аллаха, всегда прекрасно помнит, что даже если он сумеет скрыть своё преступление от общества, от Аллаха он не скроет ни своих действий, ни цели, ни намерения и обязательно ответит за них в Судный день.

Таким образом, цель закона согласно шариату – довольство Всевышнего – гораздо эффективнее и в отношении цели закона согласно классической западной мысли теории государства и права – общественного и индивидуального блага. «Идейные мусульмане» стабильно признаются в собственном нарушении правил, играя в футбол (им и судья не нужен (Анри в данном случае – не лучший пример мусульманина)). Мусульмане осознанно (по своей природе) отказываются от взяток (там, где это правильно по шариату), повинуясь тем самым Всевышнему Аллаху и устанавливая порядок и поддерживая общественный прогресс (пример с преподаванием).

Правитель и государство

В отношении правителя и вверенного ему в управление государства можно провести ту же логику с причиной соблюдения/несоблюдения закона. Разница лишь в большей ответственности и, соответственно, больших возможностях для реализации человеческих целей – обретения блага для кафира и пополнения багажа добрых дел для мусульманина. Несомненно, каждый человек, будучи правителем государства, так или иначе считается с общественным мнением, с тем, в каком свете его имя войдёт в историю, и как о нём будут вспоминать его потомки. Но всё это второстепенно, в чём может убедиться каждый беспристрастный дагестанец, россиянин… да кто угодно, глядя на современных президентов. Однако исламская история богата примерами поведения правителей, не укладывающимися в голове «простого человека». Много таких правителей было в истории халифата, а об удивительных случаях из их жизни написаны многие тома.

Один из таких примеров недавно буквально поверг в шок знатоков известной телеигры «Что? Где? Когда?» Им был задан вопрос: почему однажды, будучи оторванным от государственных дел ночным визитом своего друга Абдуррахмана, халиф Умар ибн Абдуль-Азиз погасил одну свечу и зажёг другую? Знатоки не нашли правильного ответа, а услышав его, погрузились в глубокие раздумья, в которых прослеживалось и восхищение, и недоумение. Первая свеча была государственной, а Умар ибн Абдуль-Азиз – правитель самого сильного государства в мире – не имел права расходовать государственное имущество на собственные нужды.

Второй праведный халиф Умар ибн аль-Хаттаб очень щепетильно относился к получаемой за своё руководство государством зарплате. Придя однажды домой, Умар попросил жену принести ему еду. Увидев, что жена поднесла тарелку со сладостями, он спросил: «Откуда это»? «Каждый день, – отвечала жена халифа, – из тех продуктов, что были у нас, я откладывала муку, масло и мёд, пока не накопилось достаточно для того, чтобы я приготовила эти сладости». «А уменьшилось что-либо из наших продуктов, когда ты откладывала из них?» – «Нет», – ответила жена. «Тогда, – сказал Умар, – это излишки. Мы не имеем права есть это. Верни их в байту-ль-маль (казну халифата)».

Если Умар издавал какой-либо указ, он собирал всю свою родню и обращался к ним с речью: «Я издал указ. Знайте, что люди смотрят на вас. Если вы нарушите мой указ, то и они нарушат, а если будете благоговеть перед ним, то и они будут питать к нему почтение. Клянусь Аллахом, если ко мне приведут одного из вас, преступившего то, что я запрещаю другим людям, то я удвою ему наказание, потому что он мой родственник! Теперь же кто хочет, пусть осмелится, а кто хочет – воздержится». Сегодня подобное воспринимается не иначе, как глупость.

Умар часто обходил рядовых мусульман, скрыв лицо, чтобы не быть узнанным, и спрашивал об их нуждах. Одна из старушек как-то пожаловалась на то, что с того времени, как он стал править, она ничего от него не получала. С глазами, полными слёз, правитель спросил её: «Почём ты продашь свою обиду на Умара?» Старуха посчитала, что над ней издеваются, но Умар продолжал настойчиво упрашивать её, пока не купил обиду за 25 золотых динаров. В это время к ним подошли Али ибн Абу Талиб и Абдуллах ибн Масуд и обратились с приветствием: «Мир тебе, о повелитель правоверных». Старушка ошарашено взглянула на Умара и, схватившись за голову, промолвила: «Какой позор! Неужели я бранила в лицо повелителя верующих?!» Халиф успокоил её: «Не бойся, да помилует тебя Аллах» и, отрезав кусочек своей одежды, написал на нём: «Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного. Эту обиду Умар купил у сей женщины в день (такой-то) со времени его правления. В день Воскресения, когда Умар предстанет пред Всевышним Аллахом, она обязуется не выступать с обвинениями, ибо Умар уже невиновен. Свидетелями выступили: Али ибн Абу Талиб и Абдуллах ибн Масуд».

Вернувшись домой, Умар вручил составленное письмо сыну и сказал: «Когда я умру, вложите его в мою руку…»

Умирая, Умар ибн аль-Хаттаб, праведное правление которого предсказывал сам Пророк (мир ему и благословение Аллаха), боясь ответственности, просил перед смертью Всевышнего не «засчитывать» ему годы его правления.

Заключение

Сегодня призывающих к исламу называют мечтателями-утопистами, призывающими к революции, плодами которой «как известно» «всегда» пользуются мерзавцы. Однако Пророк (мир ему и благословение Аллаха) не был мечтателем, а сподвижники не были мерзавцами. Они установили ислам в гораздо менее благоприятных условиях.

Как бы ни перевернулись весы деяний, какой бы банальной и примитивной ни выставлялась истина, как бы ни перемешалась правда с ложью, добро обязательно победит зло. Истина обязательно восторжествует. Это то, во что мы верим. Это пункт наших убеждений. Да, ислам действительно оккупирован со всех сторон. Отвоевать землю – это самое простое. Мусульмане оккупированы культурно, экономически, политически, интеллектуально. Оккупированы наши мысли, идеи, ценности. Мы отмечаем чужие праздники, стремимся к чужой культуре, мыслим чуждой идеологией. Однако всё изменится нашими усилиями с помощью Аллаха.

Запад боится не «исламского терроризма». Он боится исламской справедливости. Ростовщики боятся исламской экономической модели, развратники боятся исламской нравственности, тираны боятся исламской политической системы. Все они боятся того, для чего формально существует их же закон: того, что придёт ислам и запретит им нарушать свободу других. Борьба с терроризмом – это лишь маска, которую они скоро скинут.

Всевышний Аллах сказал: «Воистину, Аллах купил у верующих их жизнь и имущество в обмен на Рай» (сура «Покаяние», аят 111). Это самая выгодная торговля. Торговля, которая приведёт мусульман к величию. Мы сильны, даже когда мы слабы. Потому что с нами Аллах. Даже если мы умрём в этой слабости, не увидев победы ислама, в Судный день Аллах воскресит нас сильными. ИншаАллах. Стоит Аллаху сказать: «Будь», и будет то, что Он пожелает. Аллах пожелал, чтобы ислам победил с помощью мужей. Однажды это было. И это будет вновь. ИншаАллах.

Комментарии 5