Общество

Современное исламское сознание в кризисе

Современное исламское сознание в кризисе

 

Верующие должны участвовать в джихаде человечности,
достоинства и совести всем своим сердцем, умом и душой

От Азии до Северной Америки, включая Ближний Восток, Африку и Европу, неизбежен следующий вывод: современное исламское сознание находится в глубоком кризисе. Как быть мусульманином сегодня? Как быть верным своим принципам, оставаясь при этом открытым для мира? Ответ на эти и другие вопросы, волнующие умы современных мусульман, ищет в своей новой статье известный исламский мыслитель Тарик Рамадан.
 
     

Что делать мусульманам со своим разнообразием, как преодолеть имеющиеся между ними различия? Могут ли  мусульманские страны  создать новые модели развития, образования и социальной справедливости; способны ли они представить себе экономические альтернативы?

Может ли тысячелетняя исламская цивилизация внести свой оригинальный вклад в слаженный хор культур и цивилизаций?

Повсюду  мусульмане – мужчины и женщины, отдельные личности и целые общества, задают себе одни и те же острые вопросы. А кризис все тянется, и никакого ответа, похоже, не предвидится. Свет в конце тоннеля кажется не более чем иллюзией.

Духовное, религиозное и философское послание ислама столь же ясно, сколь и требовательно. Люди – это свободные существа, которые должны взять на себя полную ответственность за свою свободу, устремляясь, духовно и интеллектуально, к миру. Ислам означает поиски мира: в  сердце, так же как и в обществе, мира между гражданами, а также между нациями. Это послание требует, чтобы мы не пренебрегали ни единым условием мира, чтобы постоянно держали в уме порядок и очередность конечных целей. И если высшая и конечная из этих целей – отвечать Творцу, и любить Его, если суть надежды выходит за горизонт нашей земной жизни, то не менее верно и то, что жизнь на этой земле («не забывай о своей доле в этом мире»), знание (послание для «наделенных  разумением»), достоинство («Мы почтили сынов Адама»), свобода («Нет принуждения в религии») и справедливость («Аллах повелевает блюсти справедливость, делать добро») – это ценности, принципы, и цели, которые должны быть достигнуты здесь и сейчас.

Когда средства заменяют цель…

Наши конечные цели ясны: верующие должны участвовать в джихаде человечности, достоинства и совести всем своим  сердцем, умом и душой. Как свободные существа, они призваны действовать со всей силой своей веры, и реформировать себя и мир. Убеждение и вера в Одного и Единственного означает, что они никогда не должны терять надежду среди человеческих существ. Наиболее заметные, наиболее серьезные признаки кризиса современной исламской совести можно обнаружить в перемене местами  средств и целей, и в изменении очередности первостепенного и вторичного. Эта перемена мест и изменение порядка лучше всего характеризуют кризис, который затрагивает практически все аспекты человеческой деятельности, вплоть до духовного послания ислама.

От верующих требуется жить в присутствии Одного и Единственного, сознательно ведя себя «как если бы они могли видеть Его». Но сегодня многие, одержимые своими действиями, своими организациями, движениями, властью и деньгами, действуют во имя Его, забывая при этом конечную цель. Средства заменили цели, и духовная основа действий потеряна, как у молящегося, который сосредоточил все свое внимание на ритуальных движениях тела, забывая при этом устремляться сердцем вверх.

В тревоге, некоторые пытались сопротивляться этому течению, обращаясь к духовным учениям или вступая в мистические кружки. Кто-то нашел подлинное равновесие, среди остальных мы можем наблюдать мучительные крайности. Хотя духовность должна помогать нам изменить свою жизнь, духовный опыт этих людей отделен от их  жизни, по-прежнему почти незатронутой  духовным и этическим учением, на следование которому они претендуют. Кто-то почти полностью доверил свои сердца  мастерам и наставникам, которых они идеализируют, низведя себя до детского состояния. Но суть послания ислама заключается в формировании свободных, ответственных и независимых существ в их отношениях с Богом и с человеком.  Мы вступили в опасную зону, где искаженная мусульманская духовность порождает человеческие существа, либо потенциально шизофренические, либо страдающие от серьезных эмоциональных недостатков. Воспитание сердца должно напоминать нам о конечной цели нашего существования. Вместо этого оно приводит к пренебрежению самым основным из всех учений. Духовное изгнание – это  средство, конечной целью которого является примирение человека с его сердцем в состоянии смирения и покоя. Добровольное изгнание исключительно ради самого изгнания вполне может быть, с этой точки зрения, ловушкой человеческого эго, с которым необходимо совладать, и которое, зловредным образом, в конечном итоге может вновь одержать верх: это пагубная перемена мест.

… А одержимость нормами превращается в рефлекс

Ту же перемену мест мы находим, когда рассматриваем вопрос об исламских нормах и правилах (дозволенном и запретном, халяль и харам) в современном мире. Будь то вопрос личной практики или социальных норм,  регулирования, или даже применяемого законодательства, мы сталкиваемся с той же дилеммой: гипертрофия норм, которые ограничивают, запрещают и обвиняют, и забвение  высших целей, для достижения которых эти самые правила и законы прежде всего и были установлены.  Не считая самых буквалистских тенденций, этот рефлекс можно отметить среди большого числа правоведов (факихов) и простых верующих, которые путают уважение к нормам, не принимая во внимание контекст и конечные цели, – с преданностью и неизменностью. Правило должно быть средством, а сейчас оно превратилось в цель.

Конечно, мы должны утверждать, и подчеркивать, что четкие и неизменные практики, обязанности и запреты существуют, и должны соблюдаться. Верно также и то, что некоторые из них требуют знания контекста, в котором они применяются, если мы хотим оставаться верными их логике. В противном случае получится пренебрежение основополагающими вопросами: чрезмерное усердие в определении норм позволяет узаконить действия, которые могут быть с правовой точки зрения дозволенными, но при этом не уважать исламскую этику в вопросах поведения.

Прекрасным примером является обращение с животными. Концентрация на дозволенности мяса животных, забитых в соответствии со строгими исламскими правилами, приводит к пренебрежению и не возражению против неприемлемого обращения с живыми существами (в том числе со стороны мусульман). Примеров множество: дозволенный характер правила вовсе не гарантирует этическую основу поведения. Это верно в таких разнообразных областях, как социальная справедливость, отношения между мужчинами и женщинами, расизм, плюрализм и т.д. Одержимость нормами превращает их в конечную задачу: они больше не средство достижения цели, а сама цель.

Конец исторического цикла

Посланник Аллаха (мир ему) четко определял свое послание с точки зрения норм и правил, а также вне и шире их пределов: «Я был послан для того, чтобы довести до совершенства благой нрав».  Правило хорошо лишь настолько, насколько хороша  конечная цель, придающая ему смысл. Молиться, не помня о Единственном, это уже не молитва.

Кризис очень острый. Для его разрешения должно быть пробуждение, обновление и революция — в буквальном смысле – в нашем сознании. То, что выявляют нынешнее состояние замешательства, все эти смены местами и изменения первоочередности, это состояние ума, коллективная психология, которая на протяжении поколений пыталась принять -  настолько, что это стало уже второй природой – идею жертвы, которая должна так окружить себя нормами, правилами и запретами, что в конечном счете изменяет сам естественный смысл учения ислама. Определяемая психологией жертвы, постоянно занимающей оборонительную позицию, норма действительно становится целью самой по себе, пределом, рамками, которые должны быть утверждены для того, чтобы предотвратить потерю личности, отчуждение и в конечном счете самораспад. Такое отношение, вполне естественное как первая реакция инстинкта выживания, может привести только к кризису уверенности и смысла, если мы и дальше  будем пребывать в нем, как сейчас.

Мы подходим к концу исторического цикла, подобные которому исламская цивилизация переживала прежде не раз. Появятся ученые и мыслители нового поколения, которые фундаментальным образом реформируют прочтение священных текстов в духе обновления, веры и мужества. Мужчины и женщины, воплощающие реформу совести, которая противостоит обесчеловечиванию ее  духовного бытия, отказывающиеся принимать мир таким, какой он есть, и принимающиеся за реформы в сердцах и обществах, не приспосабливаясь к тому, во что они превратились, а преобразуя и ведя к тому, чем они должны стать, в условиях свободы, достоинства и мира.

Комментарии 0