Просвещение

Свой среди чужих. Самый известный "этнический мусульманин"

Фарид Закария - влиятельный эксперт по международным проблемам, который остается популярнейшим американским телеведущим. О том, как этот самый известный в мире «этнический мусульманин» и плэйбой от политологии добился того, что к его мнению прислушивается и президент США, и египетский фелах, и российский олигарх, рассказывает Абдулла Ринат Мухаметов.

Фарид Закария родился в индийском Мумбаи. Его семья считалась скорее секуляристски ориентированной, чем религиозной. Он рассказывает, что в детстве они отмечали и мусульманские, и индуистские, и христианские праздники. Семья относилась к тому слою индийской интеллигенции, которая видела свою страну чем-то вроде большой азиатской Британии, светской и модернизированной, а себя ее элитой.

Его отец являлся министром, заместителем руководителя Индийского национального конгресса и уважаемым ученым. Он – автор многих книг, в том числе «Войны с Исламом». Мать работала воскресным редактором «The Times of India». Школу при Соборе Джона Коннона Фарид окончил в Мумбаи, а вот поступил в университет уже в США.

Это был Йельский университет, в котором обучаются дети американской элиты и который славится своими тайными студенческими масонскими или парамасонскими обществами. Фарид оказался вовлечен в закрытый клуб, но не в знаменитый «Череп и кости», в котором состояли Джордж Буш и Билл Клинтон, а в другой – «Свиток и ключ».

Закария награжден большим количеством премий и наград за свой вклад в развитие международной аналитики. В 1999 г. он был назван журналом «Esquire» «одним из 21 самых важных людей XXI в.». В 2006 г. его внесли в число 100 самых влиятельных выпускников Гарвардского университета.

Широким массам Фарид, прежде всего, известен как главный редактор «Newsweek International», исполнительный редактор легендарного «Time» и как ведущий шоу «Fareed Zakaria GPS» (Global Public Square) на CNN, где он выступает чуть ли не выразителем дум либеральной американской элиты.

Мир без Америки

Из книг большой шум наделал его «Мир без Америки» («Post-American World»). Ее основная мысль – век глобального господства США, повторяющий стандартный путь всех империй, подходит к концу. Причем он говорит о том, что вызов США бросает не просто одна страна или регион. В каждой из новых растущих держав, наблюдается тенденция к отказу от американских культурных стандартов, американских героев и лидеров и подъем собственных ценностей и героев. Закария отмечает, что в то время как американцы все еще обсуждают характер и степень антиамериканизма во всем мире, этот мир уже давно начал переходить от антиамериканизма к постамериканизму.

Именно поэтому Закария пытается достучаться до американского руководства, которое он обвиняет в ограниченности и узости, и убедить его в том, что если сегодня США не начнут учитывать новые реалии, не станут считаться с новыми растущими державами, не захотят делиться частью господства пока еще на выгодных для США условиях, то завтра будет уже поздно.
Эта мысль не отличается новизной. В течение последних лет о неизбежном крахе США не писал только ленивый. Но высказанная Закарией, она всполошила заокеанское интеллектуальное сообщество.

Не религиозный парень

От человека, допущенного в ближний круг американской политической элиты, трудно ожидать приверженности религии своих предков. Сам Закария лишь однажды позволил себе прокомментировать эту тему, заявив, что ему иногда приходится сопротивляться попыткам «затащить его в мир, который для него является чужим». «Я не религиозный парень», – говорит он.

Но даже предполагая его большое отдаление от Ислама, журналист лондонской газеты «Аш-Шарк аль-Авсат» Mишари Аз-Зайди пишет, что Закарию, возможно по причине его происхождения, нельзя обвинить в распространении ненависти к мусульманам. Более того, на взгляд Аз-Зайди, многие взгляды и подходы Закарии к американской внешней политике даже приемлемы и принимаемы в самом исламском мире.

Несмотря на известное выражение Закарии о том, что «арабский мир нуждается не в большем количестве демократии, но в меньшем», он не является убежденным сторонником теории об изначальной антидемократичности ислама. Наоборот, он оспаривает приписываемую этой религии нетерпимость, склонность к авторитаризму и тирании, и пишет, что в исламе существует своя концепция свободы и сопротивления несправедливости и тирании.

Либерал, консерватор, интернационалист…

Закарию называли и политическим либералом, и консерватором, и человеком умеренных взглядов. В 1980-е он поддерживал Рейгана, но в 1990-е резко сменил свои политические убеждения на «левые». Сам он считает себя центристом. Сейчас поддерживает Барака Обаму.

После 11 сентября Закария выступил со статьей «Why They Hate Us», в которой в обстановке тогдашней всеобщей истерии попытался дать осмысленный анализ произошедшего, чем наделал много шума. Он утверждает, что борется за то, чтобы создать открытое и динамическое общество в арабских странах и тем самым помочь исламу войти в современный мир. Он убежден, что «инстинктивно хорошо понимает исламский мир, то, чего нельзя почерпнуть из книг».

При этом Закария первоначально поддерживал военное вторжение в Ирак. Но на его взгляд, оно должно было быть осуществлено по косовской модели с санкции ООН, при широкой коалиции союзников и гораздо большими силами – до полумиллиона человек. В то время он говорил: «Это место прогнило… А изменение власти – это хорошо». В последующем он подверг политику Буша в Ираке самой жесткой критике.

В нужном месте в нужное время

В США его называют самым популярным разъяснителем того, что такое Ислам. Для многих этот «человек мира» стал мостом в мусульманские страны.

Закария – первая звезда с мусульманским именем на серьезном американском телеканале. Зрители могли его оттолкнуть, но Фариду повезло. Происхождение, как ни странно, очень помогло ему взойти на журналистский Олимп. Он стал своим для американской аудитории, даже в условиях всеобщей исламофобии.

В конце XX – начале XXI в. ислам попал в топы мировых новостей. А Закария оказался в нужном месте в нужное время. Плюс харизма, талант и необыкновенная работоспособность. В этом его феномен.

«Парень с мусульманским происхождением и гарвардским образованием легко лавирует между Кондолизой Райс и Первезом Мушараффом, между Тони Блэром и принцем Турки аль-Фейсалом», – пишут про Закарию. Для обоих миров – Запада и Ислама – он стал «нашим человеком» во враждебной среде. Свой среди чужих, чужой среди своих. Но кто он на самом деле, вряд ли сможет объяснить кто-то, кроме него самого.

Звезда политологии

Закария делал карьеру типичного американского политического эксперта и обозревателя. Но стал медиа-звездой. Он первый из аналитиков, которые стереотипно представляются высоколобыми старцами с глубокомысленным выражением лица, стал идолом и телевизионным секс-символом.

Фарид положил начало жанру популярной аналитики, некоего софт- варианта серьезных текстов. Он сделал мировую политику понятной «чайникам». Не случайно сам Закария называет свою программу на CNN разновидностью комедийного шоу.

Он объясняет успех своих колонок и программ тем, что за 25 лет никогда не пользовался услугами помощников. Только в прошлом году Фарид впервые прибег к ограниченному содействию проверенного ассистента.

Друзья же говорят, что он «мультиинициативен». Закария сразу берется и реализует несколько направлений. Область его интересов – от политики до научной фантастики. Встреча с президентом для него еще в годы студенчества была не менее важна, чем с писателем Айзеком Азимовым.

В своем шоу он часто делает нестандартные ходы, поднимает острые темы с неожиданной стороны. У него бывают и мусульманские феминистки, и радикалы разного толка. Джордж Стефанополос, советник Б. Клинтона, в 2003 году сказал о нем: «Закария настолько сведущ в политике, что его невозможно предсказать. Я никогда не могу быть уверенным в том, что он скажет или сделает».

 

Комментарии 1