Среда обитания

Европа оказалась зажата в тисках нацизма и толерантности

После норвежских терактов в Европе отмечен резкий рост сторонников ультраправых настроений. Так, упомянутая Брейвиком группировка Лига английской обороны завербовала в свои ряды более десяти тысяч молодых людей.

В Европарламенте есть политики, открыто разделяющие взгляды Брейвика. А председатель французского Национального фронта Жан-Мари Ле Пен сегодня раскритиковал власти Норвегии, которые, по его словам, наивно не осознавали опасности массовой миграции. Чем грозит Старому Свету нацистская солидарность?

В те дни, когда в Норвегии проходили акции в память о жертвах бойни, устроенной нацистом Брейвиком, депутат Европарламента от итальянской националистической партии «Лига Севера» Марио Боргезио сказал то, что шокировало Европу не меньше действий самого террориста.

«Я прочитал только 500 страниц его дневников, выдержки, и скажу, что так же думает сегодня 20 процентов европейцев. То есть 100 миллионов людей в Европе разделяют его мысли о защите христианского населения от нашествия ислама. Часть его заметок, конечно, содержат призыв к насилию, но некоторые идеи просто превосходны».

Вышел страшный скандал, Боргезио пришлось извиняться, его однопартийцам – тоже. Но фактически Боргезио озвучил то, что и так следовало из данных статистики и опросов. Правые идеи в Европе получают все большую поддержку, а правые партии – все больше мест.

«Одерживают победы на выборах в Венгрии, Голландии, в Финляндии получила второе место Партия настоящих финнов», — перечисляет политолог, президент фонда ''Политика'' Вячеслав Никонов.

Вообще, перед Второй мировой – ультраправые были сильны и во Франции, и в Англии, и в той же Норвегии. Там нацистская партия Видкуна Квислинга пользовалось серьезной поддержкой населения. А знаменитый писатель Кнут Гамсун даже пожертвовал в пользу немецких нацистов свою Нобелевскую премию, полученную за роман «Соки земли».

Нынешнее возрождение правых настроений прямое отражение провала политики построения мультикультурного общества. Крах этой политики признали все ведущие европейские лидеры. Еще пять-семь лет назад Европа с радостью принимала мигрантов из Африканских и Ближневосточных стран.

А вот на неделе парламент казалось бы такой либеральной Бельгии практически единогласно запретил ношение паранджи. Наказание за нарушение – неделя тюрьмы.

Чуть раньше такой же запрет был введен во Франции. Швейцария проголосовала за то, чтобы запретить строить в городах минареты.

Европа осторожно осваивает не правую, но всё же охранительную идеологию. Потому что выяснилось – мигрантам нравятся европейские социальные гарантии, европейский комфорт, однако они не всегда хотят становится европейцами и разделять культурные ценности, а вскоре их может стать больше, чем самих европейцев.

«Самое популярное имя у новорожденного мальчика в Европе это Мухаммед», — констатирует Вячеслав Никонов.

Конфликт уже давно стал открытым. Лига английской обороны – правая нацистская партия выводит на улицы лишь несколько тысяч сторонников. Но идеи правых имеют куда большую поддержку. Опрос 32 000 британских избирателей показал, что 44 процента были согласны с тезисом об опасности ислама и его носителей для западной цивилизации.

«Европа столкнулась с правым терроризмом, и это опасно. И лидерам Европы надо обратить внимание на рост правых настроений», — убежден Александр Рар, директор центра имени Бертольда Бейца при Германском совете по внешней политике.

Прошлой осенью Германию потряс скандал. Член правления федерального банка Тило Саррацин опубликовал книгу «Германия самоликвидируется» о волне исламской миграции, которая разрушает страну. Его, конечно, выгнали с работы, но оказалось, что книга Саррацина отлично раскупается.

Порой не надо книг, чтобы найти примеры странностей в миграционной политике. Реде Сейяд – его подозревают в связях с террористами, в том, что он проводил вербовку боевиков из числа перешедших в ислам немцев, своего сына он назвал Джихадом. Он не работает, но при этом получает ежемесячное пособие в размере 2300 евро и проживает в респектабельном берлинском районе Шарлоттенбург.

Общеевропейская ситуация – как тиски: нельзя слишком жестко перестраивать политику в отношении мигрантов, их уже довольно много, и они сплочены. С другой стороны, невозможно не услышать недовольство коренных европейцев. Проблема и в том, что чем более жестко в отношении и тех и других будут действовать власти, тем более жесткую реакцию они рискуют получить.

Комментарии 2