Политика

Синьцзян в фокусе американской политики

Синьцзян-Уйгурский автномный район (СУАР), будучи самым западным регионом Китая («Синьцзян» в переводе с китайского - «новая граница»), граничит с Россией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном, Афганистаном, Монголией, индийским штатом Джамму и Кашмир и является местом компактного проживания 9-миллионного уйгурского народа. 

Уйгуры (мусульмане-сунниты) составляют 45% численности населения СУАР. Время от времени спокойствие в этом автономном районе КНР нарушается выступлениями под сепаратистскими лозунгами, не последнюю роль в которых играют США, взявшие на себя функции «адвоката» уйгурских сепаратистов на международной арене. Ни уйгурская культура, ни права уйгуров в КНР для Вашингтона не значат ровным счётом ничего, но геополитическое положение Синьцзяна столь важно, что этот район, занимающий срединное положение на евразийском материке, объявлен зоной стратегических интересов Вашингтона. 

И Российская империя, и Советский Союз рассматривали Синьцзян как зону столкновения своих интересов с интересами Великобритании. Выход на Синьцзян означал выход к Индии. Сегодня место англичан заняли американцы, и их стремление отсечь Россию, а вместе с ней и Китай от выходов к Индийскому океану остаётся актуальной стратегической задачей Вашингтона. 

Контроль над Синьцзяном, к которому стремятся США, означал бы для них проникновение в сердцевину Евразии. Казахстан, например, из-за своего географического положения  – это своего рода буфер, сдерживающий исходящую из Афганистана угрозу исламского радикализма. То, что не «оседает» в Казахстане, достигает России (с Казахстаном граничат Астраханская, Челябинская, Саратовская, Волгоградская, Новосибирская, Омская, Тюменская области Российской Федерации). Совсем близко к Казахстану – мусульманские Башкирия и Татария. Пока СССР сдерживал распространение исламского экстремизма, наглухо заперев свои южные рубежи, Казахстан и Западная Сибирь оставались внутренними районами советской державы. Иное дело сейчас. С вмешательством США во внутреннюю политику Афганистана обстановка у южных рубежей России обострилась. Закрепись американцы в Синьцзяне, эта обстановка ухудшится многократно, учитывая, что в Центральной Азии проживает немало уйгуров (250 000 в Казахстане, 60 000 в Киргизии, 50 000 в Узбекистане и т.д.). 

Недра Синьцзяна хранят крупные запасы нефти и газа, редкоземельных металлов. В районе ведётся добыча 52 видов полезных ископаемых. СУАР - важный торгово-коммуникационный узел, геоэкономический центр западного Китая. По территории СУАР китайские товары  попадают в Южную Азию через пакистанский порт Карачи. Пакистан и КНР – региональные союзники, и дестабилизация Синьцзяна означала  бы разрыв торгово-коммуникационной сети Исламабад – Пекин. И хотя порой китайские правоохранители среди убитых уйгурских сепаратистов опознают тех, кто, по оперативным данным, скрывался от правосудия в Пакистане, Пекин стремится поддерживать хорошие отношения с Исламабадом (1).  

Через Синьцзян проходит единая телекоммуникационная супермагистраль Шанхай — Франкфурт-на-Майне (2).Через СУАР Китай может замкнуть пути транспортировки газа и нефти из бассейна Каспия на Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР).  Немаловажно и то, что СУАР граничит с Тибетом. Информационный шум о нарушениях прав тибетцев, периодически поднимаемый Вашингтоном, – ещё один из приёмов пропагандистской войны против Китая. 

США всячески поддерживают оппозиционные уйгурские движения за пределами КНР. Одно из них – Всемирный уйгурский конгресс, президентом которого является диссидентка Рабият Кадыр, принадлежащая к числу богатейших людей Китая. Поддерживает отношения с рядом американских конгрессменов, встречалась с Джорджем Бушем. Рабият Кадыр – раскрученный символ уйгурского сопротивления. В 2009 г. на Западе о ней был снят документальный фильм «Десять условий любви». Фильм, несмотря на протесты Пекина, показан на Мельбурнском международном кинофестивале. 

Всемирный уйгурский конгресс сотрудничает с так называемым Тибетским правительством в изгнании и имеет отделения во многих странах мира, даже в Австралии. Здесь надо отметить, что англосаксонские державы (США, Великобритания, Новая Зеландия и Австралия) уже не один год проводят консультации по китайскому вопросу, а с недавних пор в Австралии появилась база морской пехоты США.

Для давления на КНР Вашингтон использует в основном три канала - через Тайвань, Тибет и Синьцзян, причём среди мусульман-уйгур Синьцзяна сепаратистские выступления имеют, как правило, особую остроту. Поэтому США будут и дальше благожелательно наблюдать за развитием уйгурского национализма, содействуя по мере возможности его радикализации… 

1) Jacob Zenn «Insurgency in Xinjiang Complicates Chinese-Pakistani Relations»

2) В. Дергачёв. «Дракон против Анаконды в сыпучих песках Синьцзяна»

Автор: Владислав Гулевич

Комментарии 1