Среда обитания

Два года с начала революции в Сирии. Дальше – больше

Уже пошел третий год с начала революции в Сирии; революции, обагренной кровью 70 тысяч убитых; революции, приведшей к миллионам беженцев, расколу внутри общества и невиданному ранее размаху насилия государства над собственными гражданами. 

Но это лишь только начало. Самое худшее еще впереди. Если режим Асада в Сирии не падет в ближайшее время, то огонь войны грозит переброситься на весь регион, поглотив Ирак, страны Персидского залива и Ливан. 

В свете заявлений Великобритании и Франции о своих намерениях вооружить сирийскую оппозицию, сломив эмбарго на продажу оружия Сирии, уместно отметить, что от этих инициатив будет прок, но лишь в том случае, если они будут поддерживать стратегию по свержению режима Башара Асада. 

Что, в принципе, маловероятно, ибо Запад в таких ситуациях руководствуется стратегией осуществления так называемого «объективного баланса» между революционерами и правительством с целью заставить противоборствующие стороны пойти на переговоры. 

Британцы и французы, увидев, что сирийский режим уже перешел на использование баллистических ракет малой дальности «Скад», а Россия с Ираном даже не думают прекращать поставки оружия, посчитали целесообразным дать немного и революционерам, чтобы восстановить равновесие и заставить режим пойти на переговоры с оппозицией. 

Стратегия «объективного баланса», которую предпринимает Запад, чтобы побудить противоборствующие стороны к мирному решению конфликта, не остановит кровопролитие, а наоборот выиграет сирийскому режиму дополнительное время и даст толчок новой, еще более жестокой волне кровопролития, которая в итоге приведет к расширению зоны военных действий и поглотит весь регион. 

Для этого есть множество причин. Арабский восток находится на первом месте среди других регионов мира с точки зрения этнического и религиозного разнообразия. При этом кровавая политика сирийского режима, поддержка Башара Асада Россией и Ираном, неопределенность позиций США и Европы, а также арабских стран по отношению к революции в Сирии лишь усугубляют критическую ситуацию в стране. 

На фоне всего этого расширение границ конфликта – это вопрос времени. Есть причины утверждать, что революция в Сирии может перерасти в трансграничный конфликт, который станет самым жестким испытанием на прочность для стабильности в регионе за последние сто лет. 

Война в Сирии, несомненно, поглотит Ливан, который связан с этой страной больше других. Политические стороны Ливана действительно замешаны в сирийской революции. 

Стратегические интересы в отношении Сирии, которые вытекают из Тегерана, пересекают Багдад, затем – Дамаск, попадая в конечный пункт - ливанскую «Хезболлу», предусматривают перераспределение влияния в регионе, если режим Асада будет свергнут. 

Именно это и побудило «Хезболлу» незамедлительно вмешаться в конфликт, предоставив политическую и логистическую помощь режиму Асада. Однако в Ливане имеются и другие стороны, которые, в отличие от «Хезболлы», поддерживают революцию в Сирии. 

За два года Ливан на фоне противоречивых позиций в отношении происходящих в Сирии событий достиг высшей точки напряжения и поляризации, что может привести к развертыванию сценария, подобного сирийской войне с ее кровопролитием и борьбой религиозных течений. 

Ирак

Однако, несмотря на опасность насилия в Ливане, жестче всего будет ситуация в Ираке, где уже наблюдается эскалация политической борьбы между правительством Нури Аль-Малики, который является представителем шиитской общины и поддерживает режим Асада, и теми иракскими регионами, где большинство составляют сунниты, вместе с Курдистаном. 

Как видно, непрекращающиеся уже на протяжении 3 месяцев протесты в суннитских регионах Ирака зашли в тупик. Правительство Аль-Малики не только продолжает игнорировать призывы протестующих к установлению в Багдаде баланса между суннитами и шиитами, но и не гнушается применять репрессивные методы в их адрес, тем самым подталкивая народ к применению силы. 

Все это свидетельствует в пользу возможности возникновения новой волны кровопролития в Ираке, которое станет естественным продолжением конфликта в Сирии. 

Ирак, который еще не успел залечить раны гражданской войны, поколебавшей национальное единство в 2007-2009 годах, находится в зоне риска. Нарастающее ныне противостояние между суннитами и шиитами может перерасти до невиданного ранее размаха насилия. 

В это время такие соседствующие с Ираком государства, как Иран, Турция и страны Персидского залива, так или иначе, окажутся втянутыми в войну. И эта война будет вестись не только за богатые нефтяные ресурсы Ирака, но и за дух Ближнего Востока, что, в конечном итоге, приведет к перераспределению влияния в регионе и наметит новую политическую карту. 

Реально ли предотвратить этот пессимистический сценарий?

Ответ на этот вопрос кроется в том, как в ближайшие несколько месяцев поведут себя региональные и международные силы. Начало этому процессу должны положить США, сделав приоритетной задачу немедленного свержения режима Башара Асада в Дамаске. 

Поскольку вариант военного вмешательства Америки в сирийскую войну не рассматривается, необходимо, чтобы США снабдили революционеров современным оружием, заблаговременно приняв решение не вмешиваться в бои за влияние в регионе после падения режима. 

Существует несколько причин, по которым Соединенные Штаты проявляют нерешительность в отношении сирийской революции и не желают поставлять новое, современное оружие воюющим против режима Асада сторонам. Одна из них – опасения Вашингтона по поводу возможных сценариев развития событий после свержения режима и вероятность прихода к власти исламистов. А от Сирии до Израиля рукой подать. 

Америка также не хочет, чтобы это оружие попало в плохие руки, то есть к джихадистам и благоволящим «Аль-Каиде» движениям. 

Эта нерешительность США стала катастрофической. Америка, увязнув в прогнозировании возможных проявлений терроризма, не обратила внимание на то, что террор вершит сам сирийский режим, убивая, разрушая и насилуя, а «Аль-Каида» и другие террористические группировки никаким образом не причастны к революции в Сирии. 

Ощущение режимом Сирии относительной безопасности и безнаказанности привело к беспрецедентной эскалации насилия против мирных жителей страны. К тому же, по причине отсутствия международной поддержки Свободной сирийской армии и других, сражающихся против режима вооруженных групп умеренных настроений, в войну ввязались и джихадистские группировки, чего и следовало ожидать на фоне набирающего обороты насилия со стороны правящего режима Сирии. 

Нет ничего удивительного в том, что жертвы насилия, какими бы они ни были, берутся за оружие для защиты самих себя. Так, через год с лишним к революционерам стали активно присоединяться джихадистские группировки, среди которых и «Джабхат-ан-Нусра», которую не так давно Соединенные Штаты поместили в список террористических объединений. 

Америка своей нерешительностью совершила ошибку. Заявления США перевели внимание международного сообщества с необходимости свержения режима Асада на необходимость борьбы с радикальными группировками и на страх их распространения, что в свою очередь привело в замешательство сторонников и непосредственных участников революции. 

Однако та же «Джабхат-ан-Нусра», которой попадание в список террористических группировок лишь пошло на пользу, сделав ее еще более устрашающей, не совершила ни одной террористической акции, и даже зарекомендовала себя, как одно из самых дисциплинированных вооруженных объединений. 

Члены группировки «Джабхат-ан-Нусра» ни разу не вступали в противостояние с другими вооруженными группами, также за ними не было замечено причинение зла мирному населению, где имеется множество религиозных меньшинств: христиане, друзы, алавиты... 

Отсутствие конкретной стратегии в отношении революции в Сирии послало противоречивые сигналы странам региона. Это привело к тому, что некоторые государства, с целью избежать «исламской опасности», стали снабжать оружием мелкие группировки, которые не обладают весом в Сирии, где основная масса революционных сил состоит из умеренных исламистов. Неразбериха по поводу того, кого поддерживать, а кого нет, играет на руку сирийскому режиму, подталкивая его к еще более масштабному насилию. 

Вывод: странам региона необходимо сообща занять решительные позиции в отношении революции в Сирии, и понять, что свержение режима Асада – это единственный вариант, при помощи которого можно положить конец насилию в стране. При этом любое промедление, вызванное опасениями по поводу того, что будет после Асада, а также попытками оказать влияние на распределение сил на политическом и военном поприще, не приведет ни к чему, кроме усиления правящего режима Сирии, усугубления хаоса и межрелигиозного противостояния.

Автор: Вадах Ханфар, AqsaTV

Комментарии 0