Общество

Роль мусульман в военной истории России

Долгое время в нашей историографии господствовала точка зрения, согласно которой роль мусульманских, а также всех нерусских народов в российской истории не подлежала широкой огласке. Иногда все же сквозь идеологическую цензуру советских «историков в погонах» прорывались имена Багратиона, правда, с оговоркой, что он хоть и был грузином, но зато глубоко русским по духу, или Салавата Юлаева, которого выставляли чуть ли не первым башкирским марксистом. 

Как бы там ни было, «из песни слова не выкинешь» — огромную роль мусульманских народов в становлении и развитии сначала московского, а потом и российского государства невозможно игнорировать. 

Особенно велика роль мусульман в самые сложные моменты истории российского государства — в периоды отечественных войн. Не многие знают о том, что одними из первых, вставшими на защиту России от польского нашествия в 17 веке, были отряды татар и башкир. А о роли мусульман в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг. даже нет необходимости говорить: об этом свидетельствуют тысячи ветеранов и еще большее количество погибших в боях от Москвы до Берлина. 

Тут можно припомнить факт, до сих пор являющийся уделом узкой группы специалистов. В покрытой ореолом героизма и стойкости Брестской крепости почти половину гарнизона составляли представители мусульманских народов. Также в тяжелые дни Великой Отечественной тогдашний Муфтий (ДУМЕС) Г. Расулев призвал мусульман встать на защиту Родины. На это мусульмане откликнулись небывалым патриотическим подъемом и собрали деньги на строительство танковой колоны. И. Сталин направил тогда личную благодарность мусульманам. 

В первой мировой, которую в начале века называли не иначе как отечественной войной, мусульмане также приняли деятельное участие. Здесь будет достаточно одного упоминания «дикой дивизии», покрывшей себя огромной славой. Небезынтересен и такой факт: когда Л. Корнилов во времена временного правительства за несколько месяцев до большевистской революции попытался навести порядок на фронте и остановить сползание страны к катастрофе, основной костяк тех, кто его поддержал, составляли мусульмане. 

Участие воинских формирований, состоящих из представителей мусульманских народов, не ограничивается исключительно отечественными войнами. Они хорошо проявили себя почти во всех кампаниях, которым суждено было стать важнейшими вехами в истории России. При Иване Грозном, кстати высоко ценившем татарское военное искусство, татары и башкиры участвовали в Левонской войне, даже бывшие казанские и другие ханы принимали участие в походах Ивана Грозного. 

Вообще, в то время не только армия была построена в значительной мере по образцу мусульманских стран, но и все российское государство, в большой степени по свидетельству западных современников, походило на османский халифат. Например, выписанный в Москву византийский патриот Максим Грек писал на родину друзьям, что скоро москвичи, пожалуй, наденут и чалму, Стоглавый Собор упоминает, что появился чуждый христианству обычай ходить в церковь в шапке, а автор «Бесед валаамских чудотворцев» стыдит русских людей за обычай носить турецкие шлыки и порты (полный костюм). 

Есть и множество других свидетельств огромного влияния мусульман и мусульманских стран, особенно Османского халифата, на Московское государство Ивана Грозного. Даже в Европе времен опричнины писали о сходстве двух государств и что «Московию и Турцию должно почитать не государствами, но соединениями разбойников». 

Влияние, которое оказывал Османский халифат на московское государство, заметно и по такому факту. В период реформ военно-поместной системы поступило следующее предложение от государственного деятеля того времени И. Пересветова. Он не только предлагал преобразовать русское государство в духе империи Магомеда II (покорителя Константинополя), но и, например, писал: «Турецкий царь Махмет-салтан великую правду в свое царство ввел. Иноплеменник, да сердечную радость Богу воздал. Да к той бы правде да вера христианская, ино бы с ним ангелы беседовали». 

Позже, уже при Петре I, российские мусульмане сражались в рядах российской армии в Северной войне, «прорубая окно в Европу». После победы под Полтавой российское военное командование приняло решение периодически посылать татарских и башкирских всадников через Ботнический залив, тем самым атакуя шведов. Одетые в шубы, на легких конях они нанесли огромный ущерб противнику, что было в той ситуации немыслимо для обычной русской кавалерии, которой грозило в результате таких маневров просто провалиться под лед. 

Несколько таких походов в значительной степени приблизили мир со Швецией, по которому к России отошли вся Прибалтика и Выборг. 

Во второй четверти 18 века четыре конных полка башкир в составе армии фельдмаршала Румянцева-Задунайского участвовали в Семилетней войне, апофеозом которой стало вступление российской армии в Берлин. А в 1768 — 1772 гг. более чем три тысячи мусульман были привлечены для подавления восстания польских конфедератов. И этот список далеко не полный. 

Золотой страницей истории России является участие мусульман в Отечественной войне 1812 года. Зачастую шедшие в авангарде российской армии конные отряды, состоявшие из представителей мусульманских народов, наводили ужас на противника. Об этом ярко свидетельствует и такой факт. В своих призывах к сопротивлению русской армии Наполеон говорил, что Франции грозит нашествие «диких татар, которые едят лошадей». По некоторым данным, именно конный полк, составленный из татар и башкир, первым вошел в Париж. 

А чуть позже, в 1814 г., победоносно вступая в столицу Франции во главе союзных армий, в свите императора Александра I был герой Отечественной войны 1812 г., первый чеченский генерал в российской армии Александр Чеченский. Он был близким другом и боевым товарищем знаменитого партизана Дениса Давыдова, который так писал о нем: «Росту малого, сухощавый, горбоносый, цвету лица бронзового, волосу черного, как крыло ворона, взора орлиного. Характер ярый, запальчивый и неукротимый, предприимчивости беспредельной, сметливости и решимости мгновенных». 

С началом Отечественной войны 1812 г. мусульмане собрали в пользу армии 500 тысяч рублей и отправили на фронт 4139 строевых лошадей. Вскоре было сформировано свыше 30 башкирских и татарских полков по 500 рядовых в каждом, были в русской армии и отряды крымских татар. В командный состав этих воинских формирований входили 30 человек: командир полка, старшина, 5 есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, 1 квартирмейстер, 1 — 2 писаря и 10 пятидесятников. Также при каждом полке постоянно находился мулла. Воины имели традиционное для них вооружение и 2 коня. 

Кроме того, во время Отечественной войны 1812 г. 12 тысяч российских мусульман несли линейную службу на восточных границах России. Мусульмане на своих плечах вынесли всю тяжесть Отечественной войны с Наполеоном и последующих заграничных походов, пройдя от западных границ до Москвы, а потом обратно — от древней столицы России до Парижа. 

Участие мусульман в Отечественной войне 1812 года можно разделить на три периода: 1 — до Бородина, 2 — Бородино и контрнаступление российской армии и 3 —заграничные походы. Во всех трех периодах российские последователи Ислама проявили себя храбрыми воинами, внесшими заметный вклад в победу над армиями Наполеона. 

1-й период. Российские мусульмане вступили в войну почти с самых первых ее дней. 1-й башкирский полк сражался с врагом в составе 2-й армии ген. П. И. Багратиона, 2-й башкирский — в 3-й армии ген. А. И. Тормасова, 1-й тептярский полк — в 1-й Зап. армии ген. М. Б. Барклая де Толли. 

Уже 15 июня 1812 г. в боях под Гродно отличились воины 1-го башкирского полка: рядовые Узбек Акмурзин и Буранбай Чувашбаев, хорунжий Гильман Худайбердин и есаул Ихсан Абубакиров. В июле после соединения русских армий башкирская конница вела боевую разведку в районе Смоленска, а затем участвовала в наступлении российских войск на местечко Рудни. 

В частности, 16 июля 2-й башкирский полк под командованием майора Курбатова участвовал в сражении под городом Кобрином (восточнее Брест-Литовска), в ходе которого было убито 2 тыс., взято в плен 2382 солдата, 76 офицеров и 2 генерала наполеоновской армии. За храбрость и отвагу, проявленные в этом бою, Аюп Каипов и полковой старшина Аралбай Акчулпанов были награждены орденами Св. Анны 4-й степени. А 27 июля кавалерия атамана М. И. Платова, в составе которой сражался 1-й башкирский полк, нанесла поражение французской дивизии под командованием Себастиани. 

2-й период. Немало мусульман погибло на Бородинском поле. В этом сражении участвовал 1-й тептярский полк. Сразу после Бородинской битвы в период подготовки контрнаступления русской армии башкиры, татары, мишари и тептяри входили в состав подвижных конных отрядов, действовавших в тылу наполеоновских войск. 

В освобождении Москвы от армии Наполеона участвовали несколько башкирских полков и 1-й мишарский полк. В частности, 1-й башкирский полк находился в составе армейского партизанского отряда полковника И. Е. Ефремова, а затем его передали под командование полковника Н. Д. Кудашева. При отступлении из Москвы 7 октября французские войска попали под удары вышеупомянутой башкирско-татарской конницы. А несколько дней спустя, 12 — 13 октября в районе Малоярославца отряд Кудашева захватил много трофеев и отбил пленных. 

В сентябре 1812 г. в период подготовки контрнаступления, когда основные силы русской армии были сосредоточены в Тарутино, остро ощущалась необходимость в пополнении. В эти дни мусульмане сформировали порядка 30 полков. 

Отличился в контрнаступлении российской армии и 1-й тептярский полк. В начале сентября 1812 г. это соединение под командованием майора Темирова действовало в составе калужского ополчения. 

11 — 24 сентября 1-й тептярский полк переходил в состав партизанского отряда Дениса Давыдова. В «Дневнике партизанских действий 1812 года» Д. Давыдов много и тепло пишет о совместных с татарами боевых операциях против французов. Он так описывает свои чувства, которые возникли у него после поступления приказа 1-му тептярскому полку покинуть его отряд: «Я получил повеление отделить от себя Тепрярский полк к Рославлю и Брянску для содействия отряду калужского ополчения. Как ни тяжко мне было исполнить сие повеление, но, чувствуя важность Рославльского направления, я без прекословия приказал майору Темирову идти в Рославль». 

Позже 1-й тептярский полк майора Темирова отличился в сражении под Рославлем. За отвагу в этом бою орденом Св. Владимира 4-й степени был награжден прапорщик Мунасыпов, а орденом Св. Анны 3-й степени зауряд-хорунжий Ибрагимов. 

На всем протяжении боевых действий военные формирования российских мусульман находились в самых горячих точках Отечественной войны. Уже при бегстве французов из России в составе корпуса генерал-лейтенанта Л. К. Эссена башкирская и татарская конницы преследовали разлагающуюся армию Наполеона в районе Дропчина по обоим берегам реки Буг. 

2-й башкирский полк принимал участие в разгроме отрядов польского генерала Конопки, а с ноября 15 татарско-башкирских полков в составе поволжского ополчения вели боевые действия на Украине. 

3-й период. Вместе с остальной русской армией мусульмане перешли границу России. И уже 27 января 1813 г. в Варшаву вступил 2-й башкирский полк в составе корпуса генерал-лейтенанта Л. М. Волконского. 

Также в январе 1813 г. в штурме Данцига вплоть до его капитуляции 21 декабря участвовали 10 татарско-башкирских полков. Своим воинским искусством отличился в боях за этот город 1-й башкирский полк, за что был внесен в «правительственный журнал выдающихся военных событий». 
С марта 1813 г. татарские и башкирские полки принимали участие в сражениях под Берлином и Дрезденом. 

В осаде Дрездена отличились 2-й, 13-й, 15-й башкирские полки, а после Лейпцигского сражения туда подошли 1-й, 4-й, 5-й и 14-й башкирские полки. Конец же 1813 года был ознаменован тем, что 5 полков, укомплектованных мусульманами, были направлены в Чехию и вместе с казачьими полками и регулярными частями русской армии вели там боевые действия. 

Заметный вклад внесли мусульмане и в победу в великой «битве народов» под Лейпцигом. С 4 по 7 октября множество мусульман сражались бок о бок с русскими и европейцами против армии Наполеона. 

Помимо уже упомянутого, башкирская и татарская конницы участвовали в изгнании французов из Гамбурга, Берлина, Веймара, Франкфурта-на-Майне и других германских городов. В Веймаре российские солдаты-мусульмане встретились с немецким писателем и мыслителем И. В. Гете и подарили ему лук со стрелами и курай (национальный духовой музыкальный инструмент). 

После победоносного вступления российской и армии союзников в Париж воины 9-го башкирского, 2-го тептярского, 2-го мишарского полков были награждены серебряной медалью "За взятие Парижа 19 марта 1814 года". В память о героизме российских солдат, проявленном в Отечественной войне, все ее участники, включая мусульман, были награждены серебряной медалью "В память войны 1812 — 1814 гг." Многим воинам-мусульманам были вручены и ордена. 

Война 1812 — 1814 гг. выявила талантливых полководцев-мусульман, например Кахым-туря (Кахым-турэ). Участие башкир и татар в ней нашло отражение в мемуарах Д. Давыдова, С. Глинки, Н. Раевского, в народном фольклоре — песнях «Любизар», "Эскадрон", "Кахым -туря", "Баик", "Кутузов"; "Баите о русско-французской войне", "Баите о Кутузове" и в легендах и преданиях "Кахым-туря", "Абдрахман Акьегет", "Вторая армия". 

За активное участие и подвиги мусульман в Отечественной войне 1812 г. по указу императора Александра I в 1813 г. мусульмане получили право построить мечеть в Татарской слободе, на участке купца 1-й гильдии Назарбая Хамалова. В 1823 г. было дозволено сооружение каменного здания. Первоначально строение мало напоминало мечеть и ничем не отличалось от соседних особняков; только после перестройки ее в 1882 г. и возведения минарета и купола здание приобрело вид мечети. Мечеть перестраивалась и в 1914 г., по проекту архитектора П. Ивницкого. 

В Российской империи у мусульманских народов имелись свои военные структуры, во многом позволившие российским мусульманам внести огромный вклад в строительство государства. Одним из наиболее заметных в истории таким военным формированием было башкирско-мещерецкое войско. Это было иррегулярное войсковое подразделение, основной обязанностью которого являлась охрана юго-восточных границ России и участие в ее войнах и походах. 

В войско входили башкиры и татары в возрасте от 20 до 50 лет. От 4 — 5 мусульманских дворов поочередно выставлялся один человек. В 1847 г. был установлен 30-летний срок службы. Летние и зимние сборы продолжались по 6 месяцев. После прохождения линейной службы некоторая часть башкир и татар переводилась на службу писарей, посыльных, сторожей и т.д. Охрану Оренбургской линии войско несло за свой счет. 

Снабжение оружием, одеждой, лошадьми и съестными припасами бойцов башкирско-мещерецкого войска производилось в порядке "подмоги" (в размере от 25 — 37 до 40 — 75 коп. серебром с души), которая оказывалась всем населением сел, откуда набирали рекрутов в войско, за исключением территориальных начальников, их помощников и старшин. Общественная помощь оказывалась также хозяйствам, командированным на службу. 

В 1798 — 1849 гг. башкиры и татары ежегодно выставляли на Оренбургскую пограничную линию более 65% (5,5 тыс. чел.) всех служащих. Башкирско-мещерецкое войско направляло тысячную команду на Сибирскую пограничную линию сроком на 1 год и на этапную службу по Сибирскому тракту. Башкиры и татары несли также этапную службу на Златоустовском тракте и на западной границе России. 

Башкирско-мещерецкое войско подчинялось непосредственно генерал-губернатору Оренбургского края. До 1834 г. оно не имело ни войскового атамана, ни специальной канцелярии. Прием и отвод команд производились походными старшинами мусульман. Должностные лица в войске комплектовались из представителей знатных и богатых родов. 

Они назначались кантонными начальниками и утверждались генерал-губернатором. Чины в башкирско-мещерецком войске подразделялись на действительные, классные и зауряд-чины. Армейские (подпрапорщик, прапорщик, поручик, капитан, майор, подполк., полк., ген.-майор), казачьи (урядник, хорунжий, сотник, есаул, войсковой старшина), действительные и классные (от 14 до 12 класса) чины присваивались царем и военным министром за воинские или особые заслуги и за долголетнюю службу. 

К зауряд-чинам относились зауряд-хорунжий, зауряд-сотник, зауряд-есаул — они были в ведении генерал-губернатора. Лишь лица, имевшие зауряд-чины, могли стать действительными офицерами. Армейским офицерам и классным чинам давалось звание потомственного дворянина, зауряд-чинам — личного дворянина. 

Впрочем, вклад мусульман в общегосударственное строительство не ограничивался участием в военных кампаниях. Представители мусульманских народов несли и внутреннюю военную службу. Основной формой службы была охрана юго-восточных границ государства. Например, с 1754 г. все башкиры в возрасте от 20 до 50 лет несли круглогодичную кордонную (пограничную) службу на Уйской, Верхнеуральской, Оренбургской и Уральской дистанциях. 

Одновременно 2500 башкир и татар "о двуконь, на своем коште" служили на южных дистанциях и Сибирской пограничной линии. К внутренней службе относились также этапная (по Сибирскому и Златоустовскому трактам), полицейская (в Казани, Москве, С.-Петербурге) и гарнизонная, которую мусульмане несли в российских городах эпизодически. 

Таким образом, очевидно, что почти на протяжении всей своей истории в самые сложные моменты жизни государства Россия могла рассчитывать на помощь мусульман. Роль мусульманских народов в военной истории России и укреплении ее статуса как мировой державы не удалось замолчать в угоду коммунистическим идеалам. Подобная участь не постигнет ее и в наши дни, когда некоторые пытаются представить российское государство исключительно «тюрьмой народов».

Комментарии 20