Общество

Сын Востока и Запада

Экономист и политолог Самир Амин

 

 

Самир Амин – легендарная личность. Борец с глобализацией, он сам стал ее символом. Египтянин по происхождению, он живет в Сенегале, пишет по-французски, его мысль имеет глобальный эффект. Амин, сын араба и француженки, в котором причудливо переплелось западное и восточное, является одним из ведущих теоретиков неомарксизма. Этого всемирно известного экономиста и политолога с мусульманским именем часто называют лидером антиглобалистов, что на самом деле не верно – он идеолог и практик альтерглобализма.

Амин родился в Каире в 1931 году в семье медиков. Свое детство и молодость провел в Порт-Саиде. В египетской столице он посещал французскую высшую школу, которую окончил со степенью бакалавра в 1947. Затем Самир учился в Париже, где получил дипломы в областях политических наук, статистики и экономики.

Там же Самир Амин вступил во Французскую коммунистическую партию, но впоследствии дистанцировался от чересчур кондового советского марксизма и связался с маоистскими кругами, а на протяжении некоторого времени даже оказывал влияние на будущих лидеров «красных кхмеров», ужаснувших весь мир своим кровавым экспериментом.

В конце 50-х годов он работал в Министерстве экономики Египта, затем – в качестве советника правительства Мали. Позже Амин – директор Африканского института ООН по экономическому развитию и планированию в Дакаре (Сенегал). С середины 90-х – президент «Международного форума альтернатив».

Известен приговор Самира капитализму, брошенный в ответ Фрэнсису Фукуяме, – это «не конец, а отступление» истории. В своих выводах он опирается на мир-системный анализ и концепцию зависимого развития – перспективные и востребованные сегодня социальные теории, одним из основоположников которых он является.

 

5 интеллектуальных ударов по глобальному капитализму

Идеи Самира Амина по проблемам развития человечества можно свести к пяти тезисам:

1) Развитие не означает расширение капиталистического рынка. В принципе, это идеологическая концепция, и нынешнее ее понимание выгодно капиталистическим правителям. Однако и многие их противники тоже разделяют этот взгляд, считая, что прогресс должен заключаться в том, что отстающие страны («развивающиеся») должны войти в это сообщество.

2) Новые условия, сложившиеся в конце XX – начале XXI века, несут в себе невероятный вызов человечеству. И ему пытаются противостоять альтерглобалисты. Это противостояние не должно сводиться к требованиям какого-то улучшения существующего порядка вещей. Борьба должна идти на всех фронтах.

3) Хотя империализм существует уже второе столетие, сейчас он вступил в качественно новое состояние. В XIX веке и даже ранее, в Новое время, существовало несколько центров империализма, и  капитализм, каким он был в жизни, а не в учебниках, – результат борьбы этих центров, а также угнетенных стран против них. Теперь единый империалистический центр – Западная Европа, США, Япония – управляет миром безо всякого участия периферии. Они монополизировали технологические ресурсы и доступы к сырью.

4) 80% населения земного шара не получают выгоды от развития, происходящего в мировых центрах. Если раньше капитализм имел как отрицательные, так и позитивные стороны, например, развитие техники, то сейчас он стал губительным как для человечества, так и для природы. Рыночные отношения становятся всеобъемлющими, и люди, их здоровье, их образование превращаются в составные части рыночного процесса.

5) Что представляет собой современная политическая сцена? Наверху – США, которые осуществляют контроль над планетой. Ниже Европа и Япония, далее периферия.

Согласно Амину, необходимо одновременное движение в нескольких направлениях. Это должна быть защита социальных ценностей, борьба за подлинную демократию (но не в том смысле, как ее понимают капиталисты), усиление самостоятельности национальных государств. Это все условия для перехода от глобального капитализма к более справедливому миру. Чтобы спасти человечество, необходимо победить американский проект.

Арабская весна и Самир Амин

Мыслитель скептически смотрит на Арабскую весну и ее перспективы. Отдавая должное народному протесту против авторитарных и коррумпированных режимов, он считает, что объективно нынешние революции ведут не к освобождению и социальному прогрессу, а к углублению зависимости и что главный выгодополучатель от них – США.

Американские стратеги сгенерировали доктрину умеренного исламизма с целью обезопасить США от возможных конкурентов в сфере политики, равно как и развития технологий со стороны других стран, считает Амин. Арабская весна, экстремистские исламские организации и внешнеполитическая стратегия Вашингтога на первый взгляд представляют собой различные феномены. Однако при детальном анализе выясняется, что они являются звеньями одной цепи. «Успех империалистической глобализации и расцвет идей «Братьев-мусульман» идут рука об руку в этом процессе», – пишет он.

Взгляд Амина на революции стал общим для большинства арабских левых. Сегодня они вместе с либералами бросают вызов исламистам в борьбе за постреволюционный Ближний Восток.

Исламское движение и альтерглобализм

Тема сближения исламского движения и альтерглобалистов периодически возникала в 2000-е годы. Помимо чисто политической мотивации, под сближение исламского движения с альтерглобалистами, и в целом со всем левым политическим спектром, подводятся некоторая религиозная база. Тут делается упор на чувствительность политической доктрины Ислама к теме угнетения и попрания прав и необходимости ликвидации несправедливости, причем, если необходимо, то и  в союзе со всеми заинтересованными в этом силами.

Исламские политические движения вполне могли бы подписаться под многими требованиями умеренных и даже радикальных альтерглобалистов.

Первым о необходимости взаимодействия с альтерглобалистами заговорил Тарик Рамадан, которого журнал Time в свое время назвал среди 100 наиболее влиятельных в современном мире мыслителей. Он установил дружеские отношения с одним из символов альтерглобалистского и антиглобалистского движения фермером Жозе Бовэ, который на своем тракторе сравнял с землей ресторан McDonald´s. А предисловие к одной из книг Т. Рамадана написал левый публицист и журналист, выходец из знаменитой семьи коммунистов, Ален Греш.
Весьма сблизился последнее время с альтерглобалистами Чандра Музаффар. Бывший член команды малазийского вице-премьера Анвара Ибрахима, лидера исламского политического движения страны, он даже назвал возглавляемую им организацию не в традиционных исламских терминах, а в альтерглобалистских – Движение за глобальную справедливость.

Идею исламо-альтерглобалистского сближения развил председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль. Налаживая отношения с левыми в России, он заявил, что «важнейшим союзником международному левого движения должен стать политический Ислам», так как левым «нужны политические союзники, позволяющие взаимодействовать с теми социальными группами, к которым они обычно не имеют доступа».

В продолжение этого тезиса один из идеологов российских альтерглобалистов Борис Кагарлицкий пишет о «конце терпимости» на Западе, отмечая, что сегодня «место еврея занимает иммигрант, мусульманин, «черный». Масоны превращаются в исламистов. Впервые за сто лет религия вновь стала темой политической дискуссии в Западной Европе. Причем на сей раз это не старый спор католиков с протестантами, а спор об исламе».

Надо понимать, что Ислам предлагает свой проект глобализации. Это также своего рода альтерглобализм, имеющий нечто общее, но все же расходящийся с левым дискурсом. Мусульмане также, как и левые, считают «Another world is possible!» – «Другой мир возможен!», но вкладывают в данный лозунг свое понимание. Другой мир, который должен избавиться от неолиберального эгоизма и лицемерия, полагают они, – это Ислам, то есть международный порядок, построенный на принципах мусульманской солидарности, праведности и справедливости.

Комментарии 0