удаленная категория

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПОДТВЕРДИЛ, ЧТО ЭКСТРАДИЦИЯ В ТАДЖИКИСТАН – ЭТО ВЫДАЧА НА ПЫТКИ
















ИНСТИТУТ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА
а/я № 765, 101000 Москва. тел./факс: (495) 607-5802. е-mail: hright@ntl.ru
программа «Право на убежище» - правовая помощь беженцам из Центральной Азии

Гафоров против России:

21 октября 2010 г. Европейский Суд по правам человека вынес решение по делу «Гафоров против России» (жалоба № 25404/09). Суд установил, что в отношении заявителя были нарушены статьи 3, 5(1)(f) и 5(4) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод .
Интересы заявителя представляли адвокат Абусупьян Гайтаев и эксперт по работе с беженцами из Центральной Азии Елена Рябинина.

Абдуразок Гафоров – гражданин Таджикистана, житель г. Худжанд. На родине он подрабатывал тем, что за плату распечатывал на компьютере тексты для заказчиков: курсовые работы и дипломы для студентов, выдержки из Корана и другие материалы по заказам клиентов. В конце 2005 г. в Худжанде арестовали несколько человек по обвинениям в причастности к запрещенной исламской партии «Хизб ут-Тахрир». Некоторые из них дали показания о том, что Абдуразок распечатывал для них из интернета тексты этой организации и якобы является ее членом. Сам же он всегда категорически отрицал свою причастность к ней, т.к. не разделяет ее идей. Тем не менее, в феврале 2006 г. он был арестован по обвинениям в участии в «Хизб ут-Тахрир» и в течение нескольких месяцев подвергался пыткам, с помощью которых следственные органы добивались от него самооговора. В мае 2005 г. он бежал из-под стражи, некоторое время скрывался на территории Таджикистана, а потом, в 2007 г., приехал в Россию.
5 августа 2008 г. Гафорова задержали в Москве по запросу таджикских властей о выдаче его для уголовного преследования как по обвинениям в причастности к запрещенной организации, так и за побег из-под стражи. С помощью адвоката, приглашенного для него правозащитниками, он обратился за статусом беженца и в рекордные сроки получил отказ: Управлению ФМС по г. Москве оказалось достаточно 2 недель для «полного и всестороннего рассмотрения» ходатайства заявителя, хотя закон предоставляет на эту процедуру 3 месяца. Не менее оперативно сработала и Генпрокуратура – постановление об экстрадиции она вынесла уже через 15 дней после этого, не дожидаясь даже истечения предусмотренным законом срока для обжалования отказа в статусе и не считаясь с запретом на принудительное возвращение искателей убежища в страну исходя, который установлен как российским, так и международным правом.
Обжалование постановления о выдаче в Мосгорсуде и в Верховном Суде РФ оказалось безрезультатным – несмотря на то, что на всех стадиях дела защита заявляла о риске применения пыток к заявителю в случае его экстрадиции и представила множество материалов международных организаций о положении в Таджикистане, подтверждающих обоснованность таких опасений.
8 июня 2009 г. постановление о выдаче Гафорова вступило в законную силу. Однако исполнить его власти РФ были уже не вправе, т.к. еще 15 мая 2009 г. экстрадиция Абдуразока была приостановлена Страсбургом в соответствии с Правилом 39 Регламента Европейского Суда, которое было применено Судом по ходатайству защиты.
Любопытно, что обжалование отказа в признании Гафорова беженцем завершилось только 28 января 2010 г., т.е., более чем через 7,5 месяцев после того, как решение о его экстрадиции стало окончательным. Эта последовательность событий, сама по себе, более чем наглядно продемонстрировала перспективы обжалования заявителем отказа в предоставлении статуса беженца, который теоретически мог бы защитить его от выдачи.
Абдуразок Гафоров содержался в СИЗО-1 г. Москвы более 20,5 месяцев, хотя предельный срок содержания под стражей по российскому законодательству не может превышать 18 месяцев. За все это время правомерность лишения его свободы рассматривалась судами только дважды – 7 августа и 16 сентября 2008 г., – причем, оба раза суд избирал ему меру пресечения, хотя ко второму «избранию» он уже более месяца находился в тюрьме. Таким образом, более полутора лет Абдуразок содержался под стражей не только незаконно, но и без возможности добиться судебного контроля за правомерностью лишения его свободы, т.к. все попытки защиты, предпринятые в этом направлении, остались безрезультатными.

В вынесенном 21 октября постановлении Европейский Суд установил, что «выдача Заявителя в Таджикистан будет нарушением ст. 3 Конвенции», а также – что он длительное время провел в заключении в нарушение закона (ст. 5(1)(f) Конвенции) и был лишен судебного контроля за правомерностью содержания его под стражей (ст. 5(4) Конвенции).
Кроме того, Европейский Суд пришел к выводу, что власти РФ не провели адекватную оценку риска применения пыток или жестокого обращения к заявителю в случае его выдачи в Таджикистан – ни при рассмотрении вопроса о его экстрадиции, ни при обжаловании им отказа в признании беженцем. В Страсбурге особенно удивились тому, что Мосгорсуд счел, «… что заявитель “по политическим или каким-либо мотивам, не относящимся к чисто уголовному преследованию, не преследовался на территории Республики Таджикистан и не преследуется в настоящее время”, хотя копия протокола судебного заседания содержит очевидную информацию об обратном». Здесь следует также отметить внимание, с которым Европейский Суд отнесся к решению УВКБ ООН о признании Гафорова лицом, нуждающимся в международной защите.
И, наконец, Суд, признав приемлемость жалобы на отсутствие у заявителя эффективных средств защиты (ст. 13 Конвенции) в отношении риска подвергнуться пыткам в случае выдачи, рассмотрел этот вопрос в контексте ст. 3 Конвенции и в связи с этим решил, что нет необходимости рассматривать его отдельно.

Суд постановил выплатить заявителю компенсацию в размере 15 000 евро за моральный ущерб и 6 825 евро за судебные издержки.

Елена Рябинина,
руководитель программы «Право на убежище»
Тел. для справок: +7-903-197-04-34
Автор:

Комментарии 0