Общество

Спецслужбы против Ахметшина. На чью сторону встанет суд?


Активист благотворительной миссии "Дети Сомали" Фанзиль Ахметшин

22 марта должно состояться вынесение судебного решения в отношении известного общественного деятеля, организатора благотворительной миссии «Дети Сомали» Фанзиля Ахметшина, которого обвиняют в «контрабанде» 1,5 грамм опия и «экстремизме».

Заместитель председателя исполкома Всемирного курултая башкир, публицист Валиахмет Бадретдинов рассказывает о несостоятельности обвинений против мусульманского активиста.

«Подсудимый виновен в совершении указанных преступлений». Сколько раз эти слова были услышаны абсолютно невиновными людьми в нашей от Бога отвернувшейся России? Наше государство немыслимо без послушного  судопроизводства, превращающего указания в приговоры, действующего по идеологическим мотивам, злому умыслу, личной или профессиональной корысти. Но только не по закону. Ибо понятия в нашей стране превыше всех слов, использованных в Конституции и Уголовном кодексе.

Вот и прокурор Еникеев, едва приступив к своей обвинительной речи, произнес эту сакральной фразу: «Подсудимый виновен в совершении указанных преступлений». На этот раз по уголовному делу Фанзиля Ахметшина, обвиненного по ч.2 ст.188 УК РФ; ч.1 ст. 228 УК РФ; ч.1 ст. 282 УК РФ. В том, что подсудимый виновен он был уверен еще до начала расследования. И, может быть, даже с той самой  минуты, когда в рюкзак Ахметшину оперативники подкинули 1,411 грамм опия.

Ложь, видео и прокурор

Что более всего шокировало в речи прокурора? То, что он начал читать мораль о том, как нам важно уберечь наше общество от наркомании и экстремизма. «Любая семья может столкнуться с горем, когда несовершеннолетний ребенок начинает употреблять наркотическое средство, более того, несовершеннолетние могут быть вовлечены и в сбыт наркотиков». Беда действительно страшная, но разве разрушение судебной системы, беспредел спецслужб не трагедия для страны? Этот «опиум» куда страшнее для народа. Ведь на борьбу с этим злом не поднимается никто. Поскольку это – государственное дело.

Впрочем, послушаем прокурора: «Итак, перед нами на скамье подсудимых совсем еще молодой человек, всеми характеризующийся только с положительной стороны. Возникает закономерный вопрос: «Что случилось, что привело его на скамью подсудимых?».

Все-таки, правосудие сегодня требует артистизма. Для того, чтобы изображать такую боль на лице, зная, всю подноготную этого сфабрикованного дела – нужен большой талант. Впрочем, это в традициях нашей судебной системы, получившей высшее образование в университете борьбы с так называемыми «врагами народа».

Вот отрывок речи прокурор Еникеева. Прочтите внимательно. Особенно про – «осуществил посадку на борт воздушного судна, намереваясь незаконно перевести наркотическое средства через таможенную границу России». Тут не хватает только добавить, что продолжая свою преступную деятельность, Ахметшин два раза сходит в туалет…

«Ахметшин Фанзиль Талгатович, имея умысел на незаконное перемещение наркотического средства через таможенную границу РФ с сокрытием от таможенного контроля в период времени с 24 ноября 2011 года по 28 ноября 2011 года, находясь за пределами границы РФ, приобрел наркотическое средство опий, которое запрещено на территории РФ. Продолжая свою преступную деятельность, направленную на контрабанду наркотического средства, Ахметшин хранил приобретенное наркотическое средство опий, сокрыв его в кармане принадлежащего ему рюкзака. 28 ноября 2011 года около 23 00 часов Ахметшин осуществил посадку на борт воздушного судна следования по маршруту Стамбул – Уфа, тем самым намереваясь незаконно перевести наркотическое средство опий через таможенную границу РФ. В период времени с 23 часов 10 минут 28 ноября 2011 года по 7 часов 29 ноября 2011 года, Ахметшин находясь на борту воздушного судна незаконно хранил без цели его сбыта наркотическое вещество опий массой 1, 411 гр. 29 ноября 2011 года около 8 часов Ахметшин во исполнение преступного умысла, направленного на контрабанду наркотического средства опий, пересек таможенную границу РФ в международном аэропорту Уфа с сокрытием от таможенного контроля перевозимого им наркотического средства».

 

А куда он ехал «следствие» так и не установило

Из материалов дела выходит, что Фанзиль Ахметшин выехал за пределы РФ не дляоказания помощи голодающим детям Сомали, а за наркотическим веществом. Вообще, прокурор Еникеев сумел не заметить эту благотворительную миссию Ф.Ахметшина: она просто не вписывалась в «логику» обвинения. Ну, как человек, собравший десятки тысяч долларов пожертвований, закупивший на них продовольствие, спасший сотни умирающих детей, вдруг, оказывается, сделал это для того, чтобы получить возможность купить полтора грамма опия?

И еще прокурор не задал себе другой вопрос – «Зачем Фанзилю опий, если он не наркоман?».

Где же мотив преступления? Абсолютно все, кто знает Ф.Ахметшина, кроме прокурора Еникеева и майора ФСБ Тимура Хаматова, скажут суду любого уровня, что борец за абсолютную трезвость Ахметшин никогда не употреблял наркотиков. И это доказано на суде: у него в крови следов от употребления наркотических веществ не обнаружено. Как и не оказалось отпечатков его пальцев на свертке, где находился ФСБ-шный опий весом в 1,411 г.

Вот он главный вопрос, на который обязан был ответить суд – зачем Ахметшину, не употребляющему и не торгующему наркотиками, более того, сражающемуся с распространением этой заразы, понадобился пакетик с опием?

Суд, конечно, не мог себе позволить поинтересоваться и другим – а может ли гражданин, находящийся (за свои религиозные убеждения) под негласным надзором спецслужб, задумать и реализовать то, что приписывается Ф.Ахметшину? Может ли человек, находящийся в здравом уме, перевозить запрещенное вещество через границу в открытом (!) кармашке рюкзака? И это вы называете сокрытием?

Не было, господин прокурор Еникеев, никакого мотива преступления, не было ни приобретения, ни хранения, ни перемещения через таможенную границу этого злосчастного вещества. Если бы было иначе, не стали бы Ф.Ахметшина сначала пропускать через таможенную границу, задерживать его уже в зале ожидания, после чего в течение 3-х часов держать в комнате отдыха таможни на 2-ом этаже, куда также беспрепятственно заходил и выходил некий гражданин Таджикистана Джураев.

Обратите внимание: прокурор, до этого момента припоминающий время вылета и прилета Ахметшина с точностью до секунды, умышленно «забывает» указать и настоящее место, и время повторного досмотра его вещей. И понятно почему: иначе ложь становится очевидной.

Поэтому сторона обвинения пытается уверить суд, что сам факт обнаружения наркотического вещества уже является доказательством инкриминируемого Ф.Ахметшину деяния.

Если версия неудобная, значит, она не верная

А в деле Ф.Ахметшина версия «подброса наркотика неустановленным лицом» фактически не исследовалась. Знаете, почему? Прокурор в обвинительном заключении с подачи ФСБ безоговорочно утверждает, что спецслужбы заранее получили информацию, что Ахметшин за границей будет приобретать наркотическое вещество: «Так свидетель Хаматов, по данному эпизоду по наркотикам пояснил, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий по линии борьбы с незаконным международным  оборотом наркотических средств от оперативных источников была получена информация о том, что Ахметшин причастен к приобретению и хранению наркотических средств и намеревается контрабандным способом доставить в РФ наркотическое средство опий».

Понятно? Оперативный источник сообщил, что будет приобретен грамм наркотика. Как-то странно, все-таки, спецслужбы борются с распространением наркоты. Судите сами: объём потребляемого героина в России составляет 90 тонн в год, это около $11 млрд. И где все наши оперативно-розыскные мероприятия и оперативные источники? Впрочем, в СМИ все чаще и чаще пишут, что наркодоставка находится под прикрытием силовых структур…

Утверждение майора Хаматова, не имеющего никакого отношения к борьбе с контрабандой наркотиков, полный бред. Не был Ф.Ахметшин никогда в оперативной разработке в связи с наркоторговлей или контрабандой. С таким же успехом можно было утверждать, что Фанзиль вел шпионскую деятельность в пользу Кении, Сомали и Турции.

Почему его взяли не на границе, а в зале прилета?

Гособвинитель привел в своей речи еще один факт, который разрушает все обвинение: «По данному факту было сообщено сотрудникам отделения пограничного контроля «Уфа-аэропорт», так как на момент получения информации о противоправной деятельности Ахметшина, последний находился на территории Турции и должен был прилететь в г.Уфу 29 ноября 2011 года. Так же сотрудникам ОПК «Уфа-аэропорт» были переданы приметы Ахметшина, информация о дате и времени прибытия в аэропорт Уфа из г. Стамбул».

Но эта информация подтверждает невиновность Ахметшина! Предположим, нашему УФСБ каким-то мистическим образом удалось узнать, что Ахметшин в Турции приобрел наркотик. Об этом предупреждены пограничники ОПК «Уфа-Аэропорт», и они должны были его узнать по приметам или фотографии. Но что же происходит?

Ахметшин спокойно проходит досмотр в пункте таможенного контроля, где просвечивается и досматривается тот самый рюкзак, он выходит в зал ожидания, так как ничего подозрительного не было обнаружено. Все это зафиксировано видеокамерами, и все эти видео-доказательства невиновности Ахметшина имеются в уголовном деле.

А гособвинитель до сих пор пытается доказать, что Фанзиль был задержан еще до перехода государственной границы РФ, и именно поэтому в уголовном деле нет кадров видеонаблюдения, показывающего место задержания Ахметшина и препровождение его обратно в комнату отдыха для работников таможенной службы.

То есть  повторный досмотр его вещей и видеосъемка сделаны не в пункте таможенного контроля и не сразу после прилета Фанзиля в Уфу, а спустя 3 часа.

Так  зачем надо было тянуть время, если пограничники и таможенная служба заранее были предупреждены о так называемом преступлении? Зачем ФСБ-шникам понадобился дешевый спектакль с участием таджикского гражданина Джураева? Ведь во время вынужденного ожидания его развязки Фанзиль сходил в туалетную комнату для подготовки к обеденному намазу: он мог спокойно спустить тот сверток в унитаз, раз оказался задержанным сотрудниками погранслужбы.

Все объясняется предельно просто: в тот момент в рюкзаке Ахметшина того свертка еще не было!

Я заявляю, что в день задержания Ахметшина 29 ноября 2011 года и на следующий день лично звонил в Башкортостанскую таможню, пытаясь выяснить что-либо о судьбе нашего сотрудника. Разговаривал сначала с заместителем начальника, потом с самим тогдашним начальником таможенной службы, и оба утверждали, что Ахметшин прошел досмотр, претензий к нему никаких не имелось.

Как же так получается, что таможенная служба аэропорта, заранее предупрежденная со стороны ФСБ, не находит у Фанзиля ничего компрометирующего при прохождении им зоны таможенного контроля? Ответ один: на тот момент рюкзак Ахметшина был чист.

Надежда умрет последней… Или, все-таки, останется жить?

Повторю, поскольку это очень важно для выяснения истины: Еникеев скрыл от суда время повторного досмотра: «После выхода из зоны таможенного оформления, пункта пропуска через государственную границу РФ «Международный аэропорт Уфа» с санкции начальника отделения пограничного контроля Ахметшин в присутствии понятых был подвергнут личному досмотру, а также досмотру имеющихся при нем вещей».

Но прокурору бы ответить на вопрос – зачем Ф.Ахметшина сначала надо было пропустить через госграницу, а только потом повторно досматривать? И ведь только через 3 часа после прохождения таможни доблестные пограничники ФСБ нашли 1, 411 грамм опия. Очевидно, что прокурор умышленно не указал время повторного досмотра. Иначе, все обвинение просто развалилось бы.

Впереди нас ждет последнее слово Фанзиля Ахметшина и оглашение приговора.

Автор: Валиахмет Бадретдинов

Комментарии 5