Общество

"Традиционный Ислам" и точка

Последние 15 лет выражение «традиционный ислам» столько раз было произнесено и записано, что его разве что еще не внесли в законодательство. Оно плотно вошло в обиход разного рода экспертов, аналитиков, журналистов и, как следствие, чиновников, что мало кому уже режет слух и мало у кого вызывает дискомфорт.

 Абдул-Хаким Султыгов, посол МИД РФ по особым поручениям, координатор «Единой России» по национальной политике и взаимодействию с религиозными объединениями, так прямо «АиФ-Новости» и заявил, что «Ислам в России самодостаточен», а «российских мусульман с внешним мусульманским миром связывают только святыни и хадж и – точка. Для всего другого сегодня существует Интернет».

 Получается, что Ислам в России, тот самый «традиционный ислам», - это нечто совершенно специфическое, чуть ли не отдельная религия, которую связывает с другими «исламами» или Исламом как таковым (кому что нравится) только несколько дней хаджа раз в год, общие святыни, Интернет и «точка». Комментарии, как говорится, излишни.

 Формирование и утверждение "традиционного российского ислама" у нас стало чуть ли не главной государственной задачей в отношении мусульманского сообщества страны. На это идут большие средства, задействуется силовой ресурс против "нетрадиционных" и им "сочувствующих". Последнее время в число "нетрадиционных" по умолчанию как-то вдруг попали и многие не только несистемные деятели и группы, но и вполне официальное духовенство.

 Заявление Султыгова и все потуги в продвижении "традиционного ислама", кстати, противоречит публично заявленной позиции президента Владимира Путина, который в свое время однозначно подчеркнул, что мусульмане России имеют полное право чувствовать себя частью исламского мира и развивать самые плотные отношения с единоверцами за рубежом.

 Единственное, что тут можно еще добавить, что в связи с «самодостаточным исламом» вспоминается афроамериканская секта «Нация Ислама» на ранних этапах ее истории. Ту с Исламом вообще связывало только название, в учении же ни один пункт не совпадал с мусульманской догматикой, даже под «Аллахом» и «Мухаммадом» понимались свои собственные вполне конкретные «традиционные» персонажи из современной истории афроамериканцев в США.

 Несмотря на массив всяких рассуждений, о том, что такое «традиционный ислам», что под ним подразумевается, по-настоящему серьезного практически ничего не говорится и не пишется. Ограничиваются простым словосочетанием, которое как бы само себя объясняет.

 В результате толком никто не понимает, о чем идет речь. Что собственно такого особенного в Исламе в России, что он не просто Ислам, а «ислам традиционный»? Что такого принципиально иного в нашем «традиционном исламе»? И какой «ислам» тогда нетрадиционный, и почему его надо бояться?

 Если наш «ислам традиционный», то какой традиции он соответствует? Или может быть традициям какого-то определенного исторического периода в развитии страны, политического режима или государственного строя, которых только за один XX в. сменилось как минимум три – царского, советского или «демократического»?

 Если под традиционностью подразумевается ханафитский мазхаб – то его практикуют и в Турции, и в Индии, и в Пакистане, и в некоторых арабских странах, и много где еще. Причем там он гораздо более укоренен, разработан и, если угодно, традиционен.

 Да и не стоит тут забывать, что игры в "традиционный Ислам" и с культивированием мазхабной исключительности чреваты неожиданными осложнениями. Глава Тюменского казыята Духовного управления мусульман Азиатской части России Фатых Гарифуллин правильно говорит о недопустимым формирование "местечковых исламов" на территории различных российских регионов и в стране в целом.

"Мусульманские деятели Татарстана и ряда других регионов России, постоянно выступающие с декларациями о приверженности ханафитскому мазхабу и апеллирующие к национальным традициям, должны проявлять мудрость и взвешенность в своих высказываниях и действиях", – сказал глава мусульман Тюмени.

"Ислам не отвергает национальных и территориальных особенностей, но главное здесь - не перегнуть палку, что уже не однажды происходило в истории, - подчеркнул мусульманский деятель. - Буквально столетие назад в ряде городов Ближнего Востока отдельные деятели ханафитов и шафиитов договорились до того, что стали пропагандировать совершение намаза порознь в одной мечети, отделившись друг от друга перегородкой".

"Если обратиться к примерам сегодняшнего дня, то наиболее рьяными сторонниками ханафитского мазхаба и самыми традиционными мусульманами являются талибы", – отметил собеседник агентства."Думаю, что талибанизация того же Татарстана не входит в планы руководства республики", – добавляет Фатых Гарифуллин.

 Если же под "традиционным Исламом" имеются в виду духовные управления мусульман – то схожие институты есть во многих странах Востока с жесткими авторитарными режимами. Кроме того, как убедительно показывают последние научные исследования, структура ДУМов, заложенная еще при Екатерине II, была скопирована не только с духовных учреждений Русской православной церкви, но и в немалой степени с института миллетов в Османской империи, которые регулировали жизнь немусульманских меньшинств.

 Если же речь идет о многовековом опыте жизни наших мусульман в добрососедстве с иноверцами, то и тут нет ничего специфически российского. Терпимость и нормальные отношения с последователями иных религий, прежде всего с христианами и иудеями, вообще всегда были характерны для исламского мира на протяжении всей его истории. Чтобы убедится в этом, достаточно бегло ознакомиться с трудами по данной теме, а также побывать в арабских странах со значительными христианскими меньшинствами.

 Поэтому, когда слышишь выражение «традиционный ислам» или какой-то его аналог, то сразу на ум приходит булгаковская осетрина второй свежести. Ведь Ислам он и есть Ислам, без всяких особых уточнений. Это прописная истина, которую как-то неудобно даже напоминать.

 Конечно, формы исповедания Ислама от страны к стране, от общества к обществу, даже от города к городу и человека к человеку могут отличаться, что вполне нормально, если укладывается в общие рамки, но это не может быть основанием для того, чтобы говорить о наличии каких-то разных «исламов», едва связанных друг с другом. Ислам тем и специфичен, что при всем разнообразии он внутренне един. И это принципиальный момент, оговоренный в вероучении.

 Иначе, кроме как через взаимное обогащение, постоянный поток информации, мнений и диалог, мусульманские сообщества просто не могут развиваться. Не бывает Ислама в отдельно взятом государстве, как бы кому того ни хотелось, Ислам не может вариться в отдельно взятом «традиционном» соку.

 Советский опыт это наглядно доказал. Изоляция мусульманского сообщества, попытка создания своего «ислама», в основном выставлявшегося на внешнеполитической витрине для стран Востока, привела к трагическим последствиям - как только режим дал сбой, мы получили волну радикализации и вульгарного примитивизма. При нормальном же развитии Ислама ничего подобного бы не было.

 Если вообще корректно говорить о традиционном российском Исламе, то он был до революции. Как метко замечает известный российский исламовед Алексей Малашенко, этот традиционный Ислам остался в прошлом. От него мы отделены непреодолимой исторической преградой. Это другие люди, другие мусульмане, другая страна и культура, связь с которыми утеряны безвозвратно.

 И самое главное в сегодняшнем контексте: тот традиционный Ислам, как официальное духовенство, так и оппозиционные неформальные лидеры и группы, и государство и власти были в сложных, мягко говоря, отношениях.

 Что-то схожее с «традиционным исламом» пытаются придумать на Западе. Там вместо «традиционного ислама» - «ислам умеренный», «либеральный», «евроислам», «прогрессивный ислам» и проч. Общий знаменатель всех этих идеологем в том, что они исповедуют необходимость «подверстать» мусульманскую религию под современные западные либеральные ценности, выкинув из нее все, что им противоречит. Иными словами, найти некое обоснование того, как можно быть «мусульманином» без Ислама.

 «Традиционный» и «умеренный ислам» - это двоюродные братья. Только в случае с первым речь идет не о соответствии либеральным ценностям, а о некой лояльности, по умолчанию, традиционному российскому бюрократическому порядку.

 В публичном пространстве эти идеи олицетворяет и продвигает руководитель Правозащитного центра Русского народного собора, деятель, называющий себя исламоведом, Роман Силантьев. В интервью на Ислам.Ру он раскрывает свое понимание "традиционности" Ислама в РФ:

 "Понятие традиционности относительно. Пример колорадского жука очень нагляден в этом отношении. Для Колорадо это традиционное насекомое, особого вреда не причиняющее. Будучи завезенным в Европу, он превратился в одного из самых опасных сельскохозяйственных вредителей. Таким образом, колорадский жук традиционен для Северной Америки и совершенно не традиционен для Евразии. То же касается и религиозных течений. Традиционное религиозное течение для Саудовской Аравии таковым для России не станет и лишь привнесет с собой массу проблем. Для России традиционен Ислам, который лоялен государству, когда его представители готовы воевать за свою страну, даже ведя войну с единоверцами. Немаловажную роль здесь играет уважительное отношение к православному большинству через недопущение агрессивного прозелитизма, оскорбительных высказываний в адрес православных верующих. На сегодняшний день из пяти централизованных мусульманских центров четыре можно отнести к традиционному Исламу".

 По Силантьеву, если отбросить словесную шелуху, получается, что "традиционные Ислам" – это то, чьи последователи готовы участвовать в проекте церковно-силового лобби по превращению Православия в государственную религию, по закреплению в Конституции статуса русского народа как ведущего и отмене соответственного тезиса о "многонациональном народе РФ", по превращению РПЦ МП в современный аналог Отдела идеологии ЦК КПСС и по закреплению позиций патриарха где-то очень близко с президентом страны. Только глава государства может быть переизбран и за все отвечает, по крайней мере формально, а патриарх нет (т.н. "симфония властей").

 Все, кто против этого, объявляются "нетрадиционными мусульманами", экстремистами и врагами государства. Для властей, даже учитывая их близкие отношения с РПЦ, подобные "симфонические" прожекты не менее раздражающие, чем хизб ут-тахрировский "халифат".

 Ко всему прочему интересно силантьевское сравнение Ислама и мусульман с жуками, а также пожелание, чтобы российские мусульмане доказывали свою лояльность через участие в войнах с единоверцами. В своем выступлении на телеканале "Спас" этот деятель добавил, что идеальный вариант – если лидером российских мусульман будет сотрудник спецслужб. В этой связи он с восторгом привел в пример первого главу Оренбургского магометанского духовного собрания Мухаммеджана Хусаинова, бывшего разведчиком.

 По логике Силантьева и тех, кто за ним стоит, Ислам всегда был и будет фактором угрозы для России в силу того, что его могут использовать внешние враги. Поэтому мусульман надо всячески опекать и по возможности минимизировать их общение с миром. Единственный метод общения с Исламом в России, для Силантьева, – силовой, т.к. мусульмане как "волк, которого сколько не корми…".

 Очевидно, что «традиционный Ислам» - не выход. Прийти к решению проблем с поиском места мусульманского фактора в структуре современной российской государственности можно только одним путем – надо прекратить создавать самим себе партнера, может быть удобного во всех отношениях, но, к сожалению, не менее от того виртуального. В результате мы имеем сегодня не диалог государства, общества и Ислама, не реальную пользу, а имитацию.

 Может быть, важнейший парадокс отечественной истории заключается в том, что Ислам, внеся огромнейший вклад в формирование и развитие российской государственности, цивилизации, если хотите, остается наименее понятой в нашей стране религией. Но «исламский вопрос» в России, в конце концов, должен найти свое позитивное решение. Это проблема самых основ государства и общества.

 Мусульманское наследие можно встретить в той же исторической, да и не только, части Москвы чуть ли не на каждом углу; Ислам – это неотъемлемая часть российской идентичности, без него это уже совсем другая страна. Но наша элита, в основной своей массе, в силу стереотипов и откровенных предрассудков, в том числе бытовой исламофобии, зачастую просто отказывается даже обсуждать эту тему, предпочитая мифы реальным историческим фактам и создание удобных «традиционных» партнеров для имитации государственной работы.

 Пора иметь дело с реальным Исламом, таким, какой он есть. Это следующий шаг по тому пути, который был заложен еще в екатерининские времена, когда Ислам в нашей стране добился статуса «терпимой религии». Для того, чтобы российская императрица пошла на такое решение, потребовались сотни восстаний и огромное число жертв.

 Следующий же исторический, без пафоса и иронии, шаг по адаптации Ислама в условиях нашего государства состоялся только через 250 лет со вступлением в Организацию Исламская конференция и объявлением Владимиром Путиным России «и мусульманской страной» и «частью исламского мира». Впоследствии эти тезисы подтвердил Дмитрий Медведев.

 Будет ли успешен шаг Путина-Медведева в полной мере – еще далеко не факт. Как минимум, следует отказаться от имитационных идеологем, вроде «традиционного ислама». Это очень простое, но, к сожалению, очень трудно дающееся решение.

 Модель культуры и практики Ислама в той или иной стране и обществе – вещи динамические, они могут и постоянно меняются, развиваются, преломляются к разным условиям. Это нормально. При этом принципиальные вещи – вероучение и базовые нормы – остаются неизменными. Говорить о каком-то "традиционном исламе", когда законсервирована определенная культурно-бытовая модель, сложившаяся в конкретных обстоятельствах прошлого, или же когда искусственно конструируется ("подтягивается за уши") в угоду чьих-то интересов какая-то мифическая модель, оторванная от реалий и потребностей мусульман, - бесперспективно.

 Бесконечно обманывать самих себя не получится. Все равно рано или поздно от концептов вроде "традиционного ислама" придется отказаться.

 Задача религиозных лидеров при содействии властей и общества сегодня в России - это, если хотите, эффективный менеджмент в сфере развивающейся снизу под воздействием множества различных факторов мусульманской жизни. А конструирование и продавливание в угоду тем или иным силам и чиновникам некой «традиционной мусульманской» идентичности, во многом мифологизированной, - вредно, более того, опасно.

Автор: Абдулла Ринат Мухаметов

Комментарии 1