Их нравы

Серьезные вопросы к обвинителям Фанзиля Ахметшина

Итак, прокурор Еникеев, едва приступив к своей обвинительной речи, произнес ставшую для государственных обвинителей сакральной фразу: «подсудимый виновен в совершении указанных преступлений», на этот раз по уголовному делу Фанзиля Ахметшина, обвиненного по ч.2 ст.188 УК РФ; ч.1 ст. 228 УК РФ; ч.1 ст. 282 УК РФ. Сколько раз такие же слова были услышаны абсолютно невиновными людьми в нашей от Бога отвернувшейся России, знает только ОН САМ. Нет, не может никак преодолеть свое родовое проклятье наша так называемая Родина-мать, раз за разом отправляя своих же лучших сыновей и дочерей в места не столь отдаленные по идеологическим мотивам, злому умыслу, личной или профессиональной корысти тех, кто не имеет ни чести, ни совести.

Прислушиваясь к речи прокурора, постараемся еще раз уличить этого государева слугу во лжи.

Знаете, что более всего шокирует в речи господина прокурора? Он, используя весь свой запас красноречия, читает м*** участникам процесса о том, как нам важно уберечь наше общество от ***мании и экстремизма. «Любая семья может столкнуться с горем, когда несовершеннолетний ребенок начинает употре6л-ять ***тическое средство, более того, несовершеннолетние могут быть вовлечены и в сбыт ***тиков» - эти слова в устах прокурора в контексте обвинения борца против табакокурения, алкоголизма и ***мании среди молодежи Ф.Ахметшина к причастности в распространении ***тиков действительно кажутся крокодиловыми слезами. Башкирская бармалейщина и натренированные прокуроры-крокодилы – вот кто сегодня набивается в друзья народа.

Что-то нет ничего в прокурорской речи пассажей о таких злодеяниях, как ***, ***, ***, коррупция – они не менее общественно опасны. А ведь он с таким же успехом мог обвинить Ф.Ахметшина не только в контрабанде и хранении опия, экстремизме, но и во всех выше указанных смертных грехах, будь на то воля заказчиков этого уголовного дела.

Впрочем, послушаем прокурора: «Итак, перед нами на скамье подсудимых совсем еще молодой человек, всеми характеризующийся только с положительной стороны. Возникает закономерный вопрос: «Что случилось, что привело его на скамью подсудимых?» - как бы обращается он к присутствующим. Ох, господин прокурор, лучше бы вам задать этот вопрос заказчикам сфабрикованного дела, они-то лучше знают всю подноготную этого уголовного дела, состряпанного по старым лекалам таких же дел по обвинению так называемых «врагов народа», и фактически полностью разваленного в процессе судебного следствия. В этих случаях еще в библейские времена говорили: «Имеющий очи, да видит, имеющий уши – да слышит». Но им, нашим прокурорам, пелена лжи мешает увидеть очевидное, уши их заглохли от псевдоэкстремистской шумихи, и они уже готовы по первому зову воспаленного ума какого-нибудь высокопоставленного ФСБ-шника обвинять абсолютно безвинных людей в любом придуманном преступлении.

Вот именно так и говорил в своей обвинительной речи прокурор Еникеев:

«Ахметшин Фанзиль Талгатович, имея умысел на незаконное перемещение ***тического средства через таможенную границу РФ с сокрытием от таможенного контроля в период времени с 24 ноября 2011 года по 28 ноября 2011 года, находясь за пределами границы РФ, приобрел ***тическое средство опий, которое запрещено на территории РФ. Продолжая свою преступную деятельность, направленную на контрабанду ***тического средства, Ахметшин хранил приобретенное ***тическое средство опий, сокрыв его в кармане принадлежащего ему рюкзака. 28 ноября 2011 года около 23 00 часов Ахметшин осуществил посадку на борт воздушного судна следования по маршруту Стамбул – Уфа, тем самым намереваясь незаконно перевести ***тическое средство опий через таможенную границу РФ. В период времени с 23 часов 10 минут 28 ноября 2011 года по 7 часов 29 ноября 2011 года, Ахметшин находясь на борту воздушного судна незаконно хранил без цели его сбыта ***тическое вещество опий массой 1, 411 гр. 29 ноября 2011 года около 8 часов Ахметшин во исполнение преступного умысла, направленного на контрабанду ***тического средства опий, пересек таможенную границу РФ в международном аэропорту Уфа с сокрытием от таможенного контроля перевозимого им ***тического средства».

Устами прокурора глаголет безумная ложь! Оказывается, Фанзиль Ахметшин выехал за пределы РФ не для оказания помощи голодающим детям Сомали, а чтобы разжиться ***тическим веществом. Вообще, прокурор Еникеев полностью умолчал в своей речи о благотворительной миссии Ф.Ахметшина: это мешает фабуле обвинения. Остановись, случайный прохожий, и задай вопрос прокурору Еникееву: «Зачем Фанзилю опий, ведь он не ***ман?» Не сможет он ответить на этот вопрос, хоть гром разрази его на месте!

Где же мотив преступления, господин государственный обвинитель? Все, абсолютно все, кто знает Ф.Ахметшина, кроме прокурора Еникеева и майора ФСБ Хаматова, скажут суду любого уровня, что борец за абсолютную трезвость Ахметшин никогда не употреблял ***тиков. И это доказано на суде: у него в крови следов от употребления ***тических веществ не обнаружено, как и не оказалось отпечатков его пальцев на свертке, где находился ФСБ-шный опий весом в 1,411 г. Обратите внимание, господа: сам прокурор Еникеев утверждает, что это злополучное вещество обвиняемый приобрел без цели сбыта. Вопрос вам, прокурор Еникеев, не в бровь, а в глаз: Ахметшину, не употребляющему и не торгующему ***тическими веществами, более того, всей своей предыдущей деятельностью противостоящему распространению этой заразы, зачем понадобился этот пакетик с опием? Может ли гражданин, по известным причинам (откровенно говоря, за независимость от ФСБ, нежелание раболепно подчиняться любым требованиям ее сотрудников, за вполне законные религиозные убеждения) находящийся под негласным надзором спецслужб, задумать и реализовать то, что приписывается Ф.Ахметшину? Может ли человек, находящийся в здравом уме, перевозить запрещенное вещество через границу в открытом кармашке дорожного рюкзака? И это вы называете сокрытием? Я лично знаю Фанзиля как человека трезвомыслящего, поэтому вынужден весь идиотизм и абсурд судилища над ним считать глупейшим творением наших спецслужб. А Фанзиль-то даже не знал, как выглядит опий, и он в нем никак не нуждался.

Более того, он не враг себе самому, и совсем не собирался стать подсудимым по собственной воле, и он стремился быстрее оказаться в кругу семьи, рядом с супругой, ожидавшей появление на свет третьего ребенка. То, что совершено по отношению к нему башкирскими правоохранительными органами, мало назвать преступлением, это – глумление над обычной, порядочной во всех отношениях семьей россиянина. Простит ли их Господь после такого грехопадения?

Не было, господин прокурор Еникеев, никакого мотива преступления, не было ни приобретения, ни хранения, ни перемещения через таможенную границу этого злочастного вещества. Если бы было иначе, не стали бы Ф.Ахметшина сначала пропускать через таможенную границу, задерживать его уже в зале ожидания, после чего в течение 3-х часов продержать в комнате отдыха таможни на 2-ом этаже, куда также беспрепятственно заходил и выходил некий гражданин Джураев. А прокурор Еникеев, не моргнув глазом, предъявляет суду не соответствующую действительности информацию: «При выходе из зоны таможенного оформления международного терминала, Ахметшин, а также его вещи были досмотрены сотрудниками отделения пограничного контроля Уфа-аэропорт». Обратите внимание: прокурор, до этого момента припоминающий время прилета Ф.Ахметшина на самолете до минут, умышленно «забывает» указать и настоящее место, и время повторного досмотра его вещей, иначе ложь становится очевидной.

Как бы там не крутила обстоятельствами совершения предполагаемого преступления сторона обвинения, она пытается уверить суд, что сам факт обнаружения ***тического вещества уже является доказательством инкриминируемого Ф.Ахметшину деяния. Впечатление такое, что для башкирской прокуратуры вообще не существует презумпции невиновности. Представь, уважаемый читатель, что было бы, если тот же сверток с опием нежданно-негаданно был обнаружен в сумке прокурора Еникеева. Башпрокуратура немедля возбудила бы уголовное дело по факту умышленного подброса ***тиков в целях дискредитации работника правоохранительных органов.

А в деле Ф.Ахметшина подобная версия фактически не исследовалась. Знаете, почему? Прокурор в обвинительном заключении с подачи ФСБ безоговорочно утверждает, что спецслужбы заранее получили информацию, что Ф.Ахметшин за границей будет приобретать ***тическое вещество: «Так свидетель Хаматов, по данному эпизоду по ***тикам пояснил, что в ходе оперативно-розыскных мероприятий по линии борьбы с незаконным международным оборотом ***тических средств от оперативных источников была получена информация о том, что Ахметшин причастен к приобретению и хранению ***тических средств и намеревается контрабандным способом доставить в РФ ***тическое средство опий».

Господа, имейте в виду, что это утверждение майора Хаматова, не имеющего никакого отношения к борьбе с контрабандой ***тиков, является бредом сивой кобылы. Не был Ф.Ахметшин никогда в оперативной разработке в связи с ***торговлей или контрабандой, потому что к этому грязному делу он никогда не имел никакого отношения. Все это голословно, с таким же успехом можно было утверждать, что Ф.Ахметшин вел шпионскую деятельность в пользу, Кении, Сомали и Турции. Не было и нет никаких реальных документов и фактов, каким таким чудесным способом УФСБ по РБ получил оперативные данные из Турции. Если бы турецкие спецслужбы узнали об этом, то Ф.Ахметшин давно бы томился в турецком зиндане. Что, господа чекисты, вы разве сумели приставить к нему личного соглядатая, который бы фиксировал каждый шаг обвиняемого за границей? В народе в таком случае принято говорить: «Ври, да не завирайся».

Продолжим наше расследование дальше. Гособвинитель привел в своей речи еще один немаловажный факт, который поможет нам разоблачить прокурорскую ложь: «По данному факту было сообщено сотрудникам отделения пограничного контроля «Уфа-аэропорт», так как на момент получения информации о противоправной деятельности Ахметшина, последний находился на территории Турции и должен был прилететь в г.Уфу 29 ноября 2011 года. Так же сотрудникам ОПК «Уфа-аэропорт» были переданы приметы Ахметшина, информация о дате и времени прибытия в аэропорт Уфа из г. Стамбул». Посмотрите, как тонко и оперативно работают наши чекисты – оказывается, они о Фанзиле знали все, находясь за десятки тысяч километров от него! Но эта информация содержит и иную, совершенно не предполагаемую спецслужбами составляющую: она подтверждает невиновность Ахметшина.

Итак, предположим, нашему УФСБ каким-то мистическим образом удалось узнать, что Ф.Ахметшин в Турции приобрел ***тик и уже злоумышленно намерен совершить контрабанду. И ее сотрудниками заранее предупреждены пограничники ОПК «Уфа-Аэропорт», и они его должны были узнать с первого взгляда по его приметам (по его знаменитой бороде) или фотографии. И что же дальше происходит?

Ф. Ахметшина, для которого была уже соткана липкая паутина спецслужб, спокойно встречают пограничники отдела паспортно-визового контроля, он спокойно проходит досмотр в пункте таможенного контроля, где просвечивается и досматривается тот самый дорожный рюкзак, и он выходит в зал ожидания, так как ничего подозрительного не было обнаружено. Все это зафиксировано видеокамерами, и все это видеодоказательство невиновности Ахметшина имеется в уголовном деле. А гособвинитель до сих пор пытается доказать, что Ф.Ахметшин был задержан еще до перехода государственной границы РФ, и именно поэтому в уголовном деле нет кадров видеонаблюдения, показывающего место задержания Ахметшина и перепровождение его обратно в комнату отдыха для работников таможенной службы. Факт, что повторный досмотр его вещей и видеосъемка сделаны не в пункте таможенного контроля и не сразу после прилета Фанзиля в Уфу, а спустя 3 часа. Так, господин прокурор, зачем вам понадобилось вводить в заблуждение не только суд, но и всех тех, кто следит за процессом? Зачем надо было тянуть время, если пограничники и таможенная служба заранее были предупреждены о так называемом преступлении Ф.Ахметшина? Зачем ФСБ-шникам понадобился дешевый спектакль с участием таджикского гражданина Джураева?

Ведь во время вынужденного ожидания его развязки Ф.Ахметшин сходил в туалет для подготовки к обеденному намазу, имея при себе тот самый рюкзак: он мог спокойно спустить тот сверток в унитаз, раз оказался задержанным сотрудниками погранслужбы. Все объясняется предельно просто: в тот момент в рюкзаке Ахметшина того свертка еще не было, и он сам не гадал, не ведал того, что уже находится в ловушке преступников в погонах. И я сам еще раз заявляю о том, что в день задержания Ф.Ахметшина 29 ноября 2011 года и на следующий день лично звонил в Башкортостанскую таможню, пытаясь выяснить что-либо о судьбе нашего сотрудника. Разговаривал сначала с заместителем начальника, потом с самим тогдашним начальником таможенной службы, и оба утверждали, что Ахметшин прошел досмотр, претензий к нему никаких не имелось.

Как же так получается, что таможенная служба аэропорта, заранее предупрежденная со стороны ФСБ, не находит у Фанзиля ничего компрометирующего при прохождении им зоны таможенного контроля? Ответ один: на тот момент рюкзак Ахметшина был чист.

Но прокурор Еникеев неумолим, и он продолжает манипулировать фактами, скрывая от суда время повторного досмотра: «После выхода из зоны таможенного оформления, пункта пропуска через государственную границу РФ «Международный аэропорт Уфа» с санкции начальника отделения пограничного контроля Ахметшин в присутствии понятых был подвергнут личному досмотру, а также досмотру имеющихся при нем вещей». Так ответьте, господин прокурор, зачем Ф.Ахметшина сначала надо было пропустить через госграницу, а только потом повторно досматривать? И ведь только по происшествии 3-х часов доблестные пограничники ФСБ добились своего, и вы умышленно не указываете время повторного досмотра. Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться, что время это было необходимо для успешного завершения спецоперации с тем самым опием, из-за которого вы готовы сурово покарать невиновного человека.

Даже этих фактов уже достаточно для оправдания Ф.Ахметшина. Но сторона обвинения не гнушается никакими грязными методами, лишь бы доказать виновность невиновного. Именно для этих целей придумывается так называемые «засекреченные» свидетели, как некие Сергеев и Сафронов. Первый из них, якобы где-то в сентябре 2011 года познакомился с Ф.Ахметшиным… на лестничной площадке 2-го этажа ДК «Нефтяник», где во время мимолетной встречи рассказал ему целую лекцию, призвав к борьбе с кяфирами, и даже вручил электронную копию книги «Единобожие». Вот как говорит об этом прокурор: «Также в ходе общения Ахметшин неоднократно говорил, что надо вести священную войну против кяфиров, как тот называл всех неверных, которые исповедуют другую религию, а именно русских и представителей других религий и национальностей. Говорил о проблеме притеснения мусульман в России, говорил, что для решения проблем притеснения мусульман в России, необходимо объявить джихад неверным, о необходимости разжигать ненависти у мусульман к русским и населению другой национальности». Какой бред, и каков интеллектуальный уровень тех, кто такое сочинил! Фанзиль Ахметшин – религиозный человек, но он – интернационалист, и он никогда не враждовал ни с русскими, ни с татарами. И именно он в сентябре 2011 года занимался сбором средств для гуманитарной помощи негритянскому населению – беженцам Сомали. Именно тем летом и осенью он вплотную сотрудничал с организацией «Трезвый Башкортостан», члe-ны которой многонациональны и придерживаются разных религий, для того, чтобы успешно завершить конкурс «Трезвое село – 2011». И именно поэтому я начинаю сомневаться в трезвомыслии господина прокурора, утверждающего о не существующей неприязни Ахметшина к людям иной национальности и конфессии.

А свидетель Сафронов? Этот невидимка утверждает, что не видел Ахметшина с 2007 года, а познакомился с ним «в период обучения в БГУ в конце 1999 года - в начале 2000 годов. В то время Ахметшин принимал активное участие в деятельности молодежных организаций, таких как СБМ. Также Сафронов отметил, что в это время Ахметшин употреблял спиртные напитки, курил сигареты, анашу». Вот тебе, бабушка, и Сафронов день! Можешь совершенно свободно нести любую чушь и глупость. Будучи одним из молодежных лидеров, Ф.Ахметшин, вел в то время среди башкирских студентов непримиримую борьбу против употребления всяких спиртных напитков. И это знают все, кто соприкасался с этим энергичным молодым человеком. Но зачем прокурору Еникееву истина, ведь она в данном случае неприемлема для него. И этот гражданин, принявший участие в судебном процессе как невидимая подсадная утка, порол чушь о том, что Ахметшин еще до 2007 года был заражен религиозным экстремизмом. Но Фанзиль стал соблюдающем мусульманином только в 2008 году, и у него только с этого времени начали формироваться определенные знания или убеждения в области веры. Что показывает этот эпизод из обвинительного заключения прокурора? Только то, что он даже биографию обвиняемого толком не представляет.

Я не буду писать еще раз, насколько абсурдны показания против Ф.Ахметшина известных УФСБ по РБ, но неизвестных суду свидетелей Каландарова и Абзелимова. Фактически они тоже выступают призраками в людском обличье, если их нельзя найти и показать нормальным людям.

Прокурор Еникеев просит суд лишить Ф.Ахметшина свободы сроком на 6 лет 3 месяца. И все обвинение зиждется на голословной, бездоказательной, полумистической убежденности гособвинителя в объективности предъявляемого им же обвинения. И очень похоже, что этот совершенно молодой человек в прокурорском мундире ясно понимает, что совершает не только большой грех как человек, но и одновременно изменяет закону. Мне одно только неизвестно: будет ли он страдать от угрызений совести в будущем, добиваясь осуждения абсолютно невиновного человека. Но мне также кажется, что он совсем не понял основную идею «Преступления и наказания» великого Ф.М.Достоевского. Нельзя убивать веру в человечность тупым топором неправосудия. Но, скорее всего, прокурор Еникеев стремится быть маленьким башкирским Вышинским XXI века.

Впереди нас ждет последнее слово Фанзиля Ахметшина и оглашение приговора. И в этой ситуации я бы хотел напомнить судье Гюльнаре Насыровой только одно изречение из Библии, чуть видоизмененное мной: «Не судите невиновного, да не судимы будете».

Комментарии 3