События

Точный выбор

После двухлетних склок, в начале 2013 года, внутри мусульманкой общины Татарстана, поползли слухи о возможной отставке Председателя ДУМ РТ Илдуса Файзова. Вмести с ними, обсуждались и возможные кандидатуры на этот пост. Так сложилось, что, несмотря на демократические принципы выдвижения муфтия, их, как правило, фактически всегда назначала светская власть. Иногда выбор, с точки зрения мусульман, был удачным, а иногда не очень. Нынешняя кандидатура, поддержанная  Президентом Татарстана Рустамом Миннихановым, оказалась для многих полной неожиданностью. Он четко дал понять, что хотел бы в качестве Председателя ДУМ РТ видеть 28-летнего имама-хатыба казанской мечети «Тынычлык» Камиля Самигуллина.

Возможность такого хода со стороны Президента РТ в исламских кругах республики даже не обсуждалась. Несмотря на то, что в Татарстане немало достойных людей, которых можно было бы посадить в освобождающееся кресло, в народе высказывались различные стандартные предположения. Большинство сходилось на том, что поставят либо «клоуна» в чалме, как в некоторых регионах России, либо «порядочного татарина» в галстуке совмещающего пятикратные намазы со старыми светскими привычками.

Такой пессимизм был продиктован тем, что в последние годы государство бесцеремонно делало неуклюжие попытки сделать из религиозных деятелей проповедников государственной идеологии. С этой целью в рядах мусульман выявляли неоправданно-амбициозных имамов. Их правдами и неправдами ставили на ключевые посты в исламских структурах. Они получали денежные гранты, эфир на телевидении, ордена и медали, их незаслуженно именовали «богословами», но они никак не могли завоевать авторитет среди мусульман.

Нынешний выбор Президента РТ оказался настолько крут, что заставляет предположить, о возможной перезагрузке отношений между светской властью и мусульманской общиной республики.  Власть впервые предложила верующим не очередную политическую фигуру, а очень религиозного и образованного молодого человека. И если для большинства татар, это не имеет принципиального значения, то для небольшой части практикующих мусульман это очень важно.

При этом стоит учесть, что Камиль-хазрат не является компромиссной для мусульманской общины фигурой, он – суфий. Однако подобрать кандидатуру, которая устроила бы всех, в республике, которая представлена ханафитами и салафитами, кадимистами и джадидистами, бабаями и молодежью, в конце концов, джахилями и националистами - дело безнадежное. Для рядовых мусульман важнее всего, что бы муфтий был благочестив. И в данном случае, недовольные новой кандидатурой муфтия уже не смогут поставить под сомнение его нравственные качества или религиозность. Минниханов, безусловно, попал в самое яблочко! Именно поэтому выбор Президента РТ является не просто смелым, но и достаточно рискованным с точки зрения светской части населения республики. Не вызывает сомнений и то, чего хочет добиться государство таким кадровым решением.

На протяжении нескольких последних лет власть в республике ведет борьбу с т.н. салафитами. Этим, нехорошими, с точки зрения государства мусульманам, противопоставляются хорошие с точки зрения государства - ханафиты. Однако парадокс заключается в том, что объявив ханафитский мазхаб традиционной религией и назначив ее «вождями» своих прихлебателей, власть дискредитировала ханафитский мазхаб среди молодежи и создала прекрасную почву для развития салафизма в Татарстане.

Ситуация усугублялась тем, что власть взращивала еще и какой-то свой особенный «татарский традиционный ислам», который якобы отличается от пуштунского, арабского, турецкого и прочих вариантов. Этим она подменяла религиозную практику национальными обычаями. Естественно назначенные «лидеры» этого лубочного ханафизма, слабо, а порой комично смотрелись на фоне салафитских проповедников. Многие ханафиты стали искренне желать того, чтобы муфтием стал любой грамотный мусульманин, в независимости от его идеологических взглядов. Многие, но не все.

Ханафиты Татарстана неоднородны по своему составу. Среди них имеется небольшая группа суфиев - представителей закрытого мусульманского братства. Их немного, но они, используя благосклонность российской и республиканской властей, смогли стать достаточно влиятельной структурой в Татарстане. Сложность заключается в том, что суфии и салафиты – это два разных полюса в исламе, или даже две крайности.

Таким образом, нынешнее затишье – это штиль перед бурей. Но уже сейчас очевидно одно, Самигуллину достаточно быстро удастся консолидировать разобщившихся, при Файзове ханафитов. А вот салафитам придется не просто. Однако, судя по всему, новый муфтий не будет бегать с доносами на единоверцев в правоохранительные органы, и лжесвидетельствовать в судах. Скорее всего, он начнет пропагандировать среди мусульман ханафитский мазхаб, при этом приводя доводы из Корана и сунны, а, не запугивая каталажкой.

Остается надеяться, что у Камиля Самигуллина, если, конечно же, он будет избран муфтием, хватит способностей и такта не выходить за рамки интеллектуальной борьбы. Не вызывает сомнений, что окружившие его многочисленные советники, начнут свои аппаратные игры за место под солнцем. А вот хватит ли мудрости у молодого муфтия, не попасть в расставляемые ловушки покажет время.

Комментарии 19