Общество

Архив. FIDH: Антиэкстремистское законодательство в России создало базу для преследования мусульман

Антиэкстремистское законодательство в России создало правовую базу для преследования как религиозных групп, так и общественных организаций, причем применение этих законов может быть направлено против письменных и устных высказываний. Об этом в своем докладе "Российское общество под контролем" заявила Международная федерация прав человека (FIDH).

"Антиэкстремистское законодательство создало правовую базу, в том числе, и для преследования религиозных групп - в основном, мусульманских. Достаточно легкое в использовании, поскольку оно может быть направлено как против письменных, так и против устных высказываний - т.е. против намерений, а не совершенных действий - законодательство по борьбе с экстремизмом оказалось весьма эффективным для преследования мусульманских организаций», - говорится в докладе.

Как передает "Кавказский узел", FIDH отмечает, что пополнение списков "запрещенных" экстремистских публикаций происходит день ото дня: в них даже включены тексты, озаглавленные "Основы ислама", причем, без каких-либо библиографических данных.

"Создается впечатление, что посредством данного закона государство создало механизм политического и идеологического контроля, крайне губительного для свободы слова и свободы вероисповедания", - сообщается в докладе.
Согласно докладу FIDH при применении современного антиэкстремистского законодательства судьи имеют слишком широкую свободу его интерпретации. В любом случае, даже если преследование не всегда заканчивается осуждением лиц к лишению свободы, этот закон способствует созданию климата запугивания.

FIDH особо отмечает использование непрозрачного понятия "предостережений о недопустимости нарушения антиэкстремистского законодательства", которые выносятся организациям и СМИ. В частности, такое предупреждение было вынесено 2006 году обществу "Мемориал", опубликовавшему на своем интернет-сайте заключение муфтия о том, что некоторые тексты, распространяемые "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами", не носят экстремистского характера.

По мнению FIDH, в ходе применения антиэкстремистского законодательства была узаконена практика, которая существовала уже много лет в условиях чеченского конфликта - использование этого закона для значительного усиления репрессий, особенно против специфических групп - таких, как некоторые мусульманские общины.

Связанная с чеченской войной пропаганда сыграла важнейшую роль в распространении негативного образа ислама, ассоциируемого с "ваххабитской угрозой". Впоследствии к этому добавились и сотрудничества в рамках Шанхайской организации ШОС с авторитарными государствами, враждебными к так называемым "нетрадиционным" мусульманским движениям (в частности, с Узбекистаном), и общая атмосфера, сложившаяся на международном уровне и способствующая подозрительности по отношению к исламу.

В результате, как сообщает в своем докладе FIDH, и на Северном Кавказе, и в остальных регионах России - в частности, в Волжско-Уральском регионе, сформировалась политика, все более агрессивная по отношению к мусульманам.

Директор информационно-аналитического центра "Сова", эксперт по вопросам, касающимся неправомерного применения антиэкстремистского законодательства Александр Верховский считает, что в практике применения российского антиэкстремистского законодательства существует много примеров нарушения прав и свобод граждан.

"Сейчас под это антиэкстремистское законодательство попадают не только представители, так называемого "нетрадиционного ислама", но и многие другие религиозные течения. И наше законодательство просто прекрасно приспособлено к тому, чтобы преследовать, как раньше бы сказали, "религиозное инакомыслие"», - говорит Верховский.

Автор: «Ислам News», 15 августа 2009 года

Комментарии 5