Их нравы

Почему «мусульманин» звучит подозрительней, чем «мусульманский секулярист»?

В свое время самые разные советские коммунистические функционеры много и с пафосом говорили об ожесточенной идеологической борьбе в мире. Через некоторое время история показала их неправоту. На примере Палестины видно, что идеологическая борьба на самом деле является полномасштабной войной, в которой для достижения своих целей противники ислама используют все — от свинца до идеологических диверсий и подрыва устоев общества посредством культурной колонизации.

Идеологическая война активно ведется сегодня против исламского мира, и, в частности, против палестинского общества. Тому есть и объективные предпосылки. Палестинский социум, как и любое общество так называемой мусульманской страны, фактически расколот. Есть секуляризированная часть, и есть исламизированные страты и группы. Конечно, никто из секуляристов на Арабском Востоке не посмеет назвать себя атеистом. Нет, будут использованы другие слова: представитель «традиционного ислама», сторонник «модернизированного ислама», противник мусульманского экстремизма, мусульманский секулярист и т.д. Более того, так называемые мусульманские секуляристы могут даже публично соблюдать какие-то нормы Ислама, например, иногда заходить в мечеть.

Идеологическая война ведет к тому, что на фоне продолжающего усиления исламизации в мусульманских обществах парадоксальным образом увеличивается число так называемых мусульманских секуляристов, которые считают, что нормы ислама должны культивироваться и оставаться исключительно внутри мечетей. Современная же жизнь зиждется-де на совершенно других основаниях.

Такое религиозно-социальное противостояние, фактический раскол – во многом уже свершившийся факт, и арабские революции только наглядно его высветили. В Египте так называемые мусульманские секуляристы составляют от 15 до 20 процентов мусульманского населения страны. В Тунисе, возможно, эта цифра приближается к сорока процентам. На Западном берегу их количество составляет от 30 до 40 процентов.

Культурная колонизация Палестины

Идеологическая война – это не только и не столько пропаганда, сколько, прежде всего, тотальная конфронтация основополагающих ценностей. То, что хорошо, прекрасно, замечательно, разрешено и приветствуется в одной системе ценностей, может являться плохим, неразрешенным, харамом в другой системе. И в стратегическом плане любой симбиоз ценностей рано или поздно приводит к взрыву.
Сегодня, например, европейское сообщество, различные европейские благотворительные фонды активно работают среди палестинцев на Западном берегу. И, естественно, эта помощь, а речь идет о сотнях миллионов евро, идет, прежде всего, «секуляристским мусульманам». Они обеспечиваются не только финансовыми ресурсами, но и соответствующими экономическими и политическими связями в западных странах, информационной, моральной, политической поддержкой и т.д. Суть в том, что «они – свои».
Как ни странно, помощь палестинцам Западного берега со стороны стран Залива также направляется, прежде всего, не сторонникам исламского возрождения, а «мусульманским модернистам» или исламским ортодоксам.
Идеология – это определенные формы и стиль жизни. Активно работают в идеологической сфере с палестинскими секуляристами различные израильские организации и спецслужбы. При этом особое внимание уделяется молодежи. Дело не ограничивается словами: существуют неафишируемые совместные израильско-арабские молодежные ночные клубы, в том числе и гей-клубы. Известны и процветают совместные арабско-еврейские преступные сообщества, которые, например, занимаются наркотрафиком. В этом харамном деле участвуют тысячи палестинцев с Западного берега.

В узком смысле все это можно рассматривать как продолжение ползучей культурной колонизации палестинских территорий. Ведь что такое успешная колония? Это некая ценная в экономическом или политическом контексте территория, большая часть населения которой добровольно, без всякого насилия и принуждения, отказалась от своих ценностных систем и перешла на ценности победителей.

Между прочим, с этой точки зрения, нынешняя Россия весьма близка к статусу действительной колонии.

«Светским» мусульманам – поддержка, остальным – ярлык террористов

Но есть и более широкий контекст проблемы идеологической войны. Для западных стратегов одна из наиболее острых, стратегических задач – необходимость размывания исламской идентичности.

Оказалось, что в условиях западного секуляристского общества именно исламская религиозная система ценностей оказывается необычайно живучей. Китайцы, латиноамериканцы, индусы, африканцы, переезжая в западные страны, довольно быстро в культурном аспекте интегрируются в западные социальные структуры. В противовес этому мусульманские общины, джамааты упорно не хотят размываться, сохраняя свою внутреннюю идентичность.

Некоторые аналитики убеждены, что противоречие между секуляристским Западом и исламским миром носит объективно антагонистический характер. Ведь современное западное общество – это отнюдь не христианское общество, как оно порой лицемерно представляется. Современная западная социально-экономическая структура и идеология вызрели именно в результате тотальной борьбы с христианством. Когда Фридрих Ницше заявил, что «Бог умер», он как раз и имел в виду, что западный секуляризм и вера в Бога совершенно несовместимы. В «Закате Европы» Освальд Шпенглер более изящно обыграл этот мотив, написав: «Христианство в Европе умерло, перейдя в искусство».

Западная материалистическая цивилизация нуждается в населении, которое стремится потреблять и смысл жизни которого должен сводиться к постоянному материальному потреблению. И именно в силу этого смысла жизни такое население должно быть запрограммировано, отдрессировано на работу. В рамках западной цивилизационной парадигмы индивид не должен думать о своей внутренней жизни, не должен думать о разного рода «белиберде», связанной с верой, религией, другой жизнью и так далее.

Тем более это важно в остро-кризисных ситуациях, таких как палестино-израильский конфликт. Ведь на самом деле это противостояние есть по сути конфликт между всем исламским миром и всем Западом. И поэтому идеологическая война именно здесь, в этой точке мировой политики, имеет такой длительный и ожесточенный характер.

Президент Центра стратегических
исследований «Россия – Исламский мир»

Комментарии 3