Общество

Дагестанские огни: вспоминаем снова и снова...

Кратко хочу объяснить, почему я взял обратно свои слова, которые выдал в эфир Эха в утро после  КТО в Дагестанских огнях.

Во-первых, потому, что мои слова утром после спецоперации не соответствовали действительности: нас ввел в заблуждение т.н. свидетель, который заявил, что под огнем были целую ночь женщины и дети, и снайпер убил женщину, выбежавшую из дома.

Побывав на месте мы увидели, что по дому, в котором были женщины и дети, огонь вообще не велся, на доме ни царапины, стало быть, дети под огнем не были.

Остается убитая женщина. В ближайшие дни мы, Общественная комиссия по расследованию обстоятельств КТО в Дагестанских огнях, опубликуем наше видение по обстоятельствам гибели Марьям.

В двух словах оно таково: силовики могли ее убить, так как боялись, что на ней надета взрывчатка, и могли не убить, заставив сдаться и показать, что на ней надето. Они предпочли убить... Пойти по простому пути...

Думаю поводом послужил пояс для телефона и денег цвета брезента, который был, возможно, надет на бедную Марьям. Я видел его на фотографии убитой. Он лежал рядом с дамской сумкой второй женщины, Загры, которую она сама опознала на той же фотографии при мне. Похоже, силовики приняли этот невинный пояс за взрывчатку. Вообще, после губденского взрыва Хорошевой силовики очень напуганы, и им везде мерещатся "шахидки".

На данный момент можно с уверенностью утверждать, что силовики не приняли всех возможных мер для того, чтобы взять Марьям живой. Убита она была посреди открытой улицы. Судя по валявшимся рядом с местом смерти окровавленным предметам гигиены, некоторое время или она или Загра, (которая была рядом, а потом раненая в ногу бежала с этого места, не была арестована (!!!!!) в ходе КТО и фактически сдалась властям добровольно несколько часов спустя, вызвав скорую помощь) пытались остановить кровь.

Возможно, что Марьям умерла от потери крови. Но кто это докажет? Она уже похоронена.

Ведь если это так, то ей не была оказана медицинская помощь! Да об этом просто никто и не подумал. У нас же все ориентированы на "уничтожение", "ликвидацию", "мочение", а не на арест подозреваемого в совершении преступления с дальнейшим расследованием его причастности или непричастности, виновности или невиновности.

Вообще дико, что во время полицейской операции против женщин в ней не задействованы женщины, которые, в принципе, должны задерживать, обыскивать подозреваемых женщин или помогать им. Как будто мусульманок, подозреваемых в связях с "лесом", сразу ставят вне закона, и речь может идти только об их "уничтожении".

По большому счету, Дагестанские огни - это вообще не операция сил правопорядка, а какой-то Дикий Запад - главное убить и дело сделано.

Так право и Конституцию не защитишь. Мы должны добиться создания процедуры общественной экспертизы при проведении КТО. Чтобы независимая комиссия выезжала на место проведения КТО и (пока!) пост-фактум изучала необходимость применения силы и адекватность параметров этого применения по отношению к подозреваемым. Чтобы силовики знали, что каждое их действие в ситуации КТО будет тщательно изучено и дотошно проанализировано. На месте КТО, а не по их пресс-релизам...

И если они сами себя уравнивают с "лесными", спрашивая нас "на чьей вы стороне?", то мы уверенно говорим, что нам казалось, что силовики не являются "стороной", а должны, по идее, выступать от имени закона, который для всех - и для "леса" и для "не-леса".

И силовики (по крайней мере, их вменямая часть, если она в принципе существует) должны понять, что общественная экспертиза - в их интересах. Если они, конечно, защищают право и Конституцию, а не просто сводят счеты с "лесными" и решают свои внутренние или служебные проблемы.

Для того, чтобы общественнйо экспертизе КТО доверяли, а сама экспертиза стала действенной реальностью, мы все должны быть очень осторожны в оценках той информации, которую мы транслируем вовне. Иначе мы не сумеем добиться общественного доверия.

Именно поэтому я и взял обратно свои поспешные оценки, которые делал со слов перепуганного посредника.

А вот расследование смерти Марьям мы продолжим. Подчеркну еще раз - силовики имели внутренние, оперативные основания (основанные на их страхах и предположениях) для открытия огня на поражение, но обязаны были приложить все усилия для ареста Марьям живой и невредимой, опираясь на закон и презумцию невиновности. Они этого не сделали и даже, по-видимому, не пытались. И мы обязаны выяснить, почему. 

Автор: Максим Шевченко

Комментарии 0