Их нравы

Беженцы в России - есть ли свет в конце тоннеля?

ИНСТИТУТ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

а/я № 765, 101000 Москва. тел./факс: (495) 607-5802. е-mail: hright@ntl.ru

программа «Право на убежище» - правовая помощь беженцам из Центральной Азии

10 марта 2013 г. Институт прав человека направил Верховному Комиссару ООН по делам беженцев открытое письмо о необходимости принятия экстренных мер к ускорению рассмотрения обращений заявителей о предоставлении международной защиты. Обращение вызвано тем, что многие искатели убежища в России, и в первую очередь – выходцы из Узбекистана и Таджикистана находятся под угрозой похищения и незаконного вывоза в страны исхода, преследующие их по политическим и/или религиозным мотивам. Эта проблема резко обострилась в последние 1,5 года.

Поводом же для написания письма именно сейчас послужил инцидент, произошедший недавно в центре Москвы с узбекским беженцем Муродом Юлдашевым, принудительное возвращение которого в Узбекистан еще в 2010 г. запретил Европейский Суд из-за серьезного риска применения к нему пыток на родине.

8 марта 2013 г. около 10-30 утра Юлдашев, проезжавший на машине в районе Таганки, остановился, чтобы устранить мелкую неполадку. Следом за ним припарковалась темная «Дэу-Нексия». В момент, когда Мурод уже закрывал капот, на него напали двое неизвестных и попытались скрутить ему руки за спиной. Откуда они появились, он не заметил, но практически сразу же из стоявшей сзади машины выскочили еще двое, и все четверо нападавших потащили его к этому автомобилю. Один из них был славянской внешности, остальные трое похожи на азиатов. Мурод – крупный мужчина спортивного телосложения, – отчаянно сопротивлялся, кричал, звал на помощь. Помогли случайные прохожие – с их помощью ему удалось отбиться от нападавших.

Добравшись домой – в ближнее Подмосковье, где семья Юлдашевых снимает квартиру, – Мурод позвонил в Институт прав человека и рассказал о том, что с ним  произошло менее часа назад. При обсуждении ситуации выяснилось, что тревожные признаки появились еще накануне.

7 марта Юлдашевы всей семьей были в Центре приема беженцев Представительства УВКБ ООН. Пока там беседовали с Муродом, его жена вышла с детьми на воздух, т.к. в офисе было душновато. Рядом с их машиной, припаркованной неподалеку, она заметила красные «Жигули», а в них – трех человек азиатской внешности. Один из них периодически выходил и созванивался с кем-то по телефону – было слышно, что он говорил по-узбекски. В окрестностях Центра приема беженцев, куда не иссякает поток посетителей, в этом не было ничего необычного. Однако рабочий день заканчивался, а машина все оставалось на месте и уехала только после того, как Мурод вышел из офиса.

Поздно вечером, когда семья вернулась домой, жена Юлдашева, выглянув в окно, увидела, что к их подъезду подъехал незнакомый автомобиль, которого она никогда раньше там не замечала. Вскоре зазвонил домофон. Мурод заговорил по-русски, однако звонивший ответил на узбекском и попросил открыть дверь в подъезд. Мурод открыл, но звонка в квартиру за этим не последовало. Между тем, по его словам, ни в их подъезде, ни во всем доме другие узбеки не проживают.

С учетом произошедшего уже следующим утром нападения на Юлдашева, очевидно, что все эти детали – звенья одной цепочки, чуть было не завершившейся его похищением.

Эти события в очередной раз подтверждают вывод, к которому   правозащитники пришли вскоре после того, как их усилия по корректировке российской правоприменительной практики в данной сфере начали давать результаты. Он заключается в том, что чем лучше право защищает беженцев и искателей убежища, требуемых к выдаче странами их исхода, тем грубее и откровеннее силовые структуры игнорируют закон и, соответственно, тем выше становится риск принудительного возвращения беженцев в страны исхода вне каких-либо вообще правовых процедур.

Понятно, что в этих условиях безопасность таких людей в России невозможно обеспечить ни силами УВКБ ООН, ни силами НПО – партнеров этой организации. Что же касается правоохранительных органов, то  обращение к ним в таких случаях неэффективно в принципе. Ни по одному из таких дел надлежащее расследование не было проведено, ни разу не были установлены и, тем более, привлечены к ответственности виновные в похищениях людей. Все это остается безнаказанным, а значит, не прекратится.  

Единственный выход в такой ситуации – экстренное переселение в безопасные страны тех, кого УВКБ ООН считает нуждающимися в международной защите. В противном случае многим из них дождаться безопасности для себя и своих близких не суждено.

тел. +7-903-197-04-34
Руководитель программы
«Право на убежище».

Автор: Елена Рябинина

Комментарии 0