Среда обитания

По следам уголовного розыска…

Как исчезают люди в Кабардино-Балкарии 


Нальчик - город мира. Фото: 2r.ru

«Кавказская политика» продолжает следить за судьбой пропавших в Нальчике местных жителей. Родственники пытаются самостоятельно выяснить местонахождение Исмаила Болуева и Алима Кайтаева, сталкиваясь при этом с полным бездействием, а подчас и сопротивлением следствия. Подробности – в материале Тимура Куашева

В минувшую субботу Ахмаду Кайтаеву с большим трудом, преодолев бюрократические барьеры, удалось попасть на приём к Министру внутренних дел Кабардино-Балкарии Сергею Васильеву.

На встрече присутствовал также начальник Управления уголовного розыска МВД КБР Арсен Тишков. На момент событий октября 2005 года в Нальчике он был начальником отдела по противодействию религиозному экстремизму республиканского УБОПа (ныне Центр «Э»). Является свидетелем обвинения по процессу «58-ми».

Ахмад Кайтаев изложил Сергею Васильеву обстоятельства пропажи младшего брата и Исмаила Болуева. Рассказал, что один из сотрудников Центра «Э», на условиях конфиденциальности сообщил ему, что поздно вечером 22-го января видел в коридоре здания Центра двоих мужчин с мешками на головах, по описаниям роста и телосложения, похожих на Алима и Исмаила. Хотя в этот период нет сообщений о пропаже или задержании кого-либо другого.

В заключение он заявил, что у него есть достаточно оснований подозревать Арсена Тишкова в причастности к исчезновению этих людей, и что его (Тишкова) «крышует» кто-то из заместителей Министра внутренних дел КБР.

Тишков ничего не ответил.

 

МВД КБР Генерал-майор Сергей Васильев. Фото: 07.mvd.ru

Васильев пообещал взять дело под свой личный контроль, так как под ударом честь всего ведомства, потребовал от Тишкова найти пропавших и сделать подробный доклад об этом происшествии.

Старые знакомые

Не лишним будет привести некоторые подробности знакомства Ахмада Кайтаева и Арсена Тишкова, о которых рассказывал сам Кайтаев.

«В начале двухтысячных я только начинал молиться и иногда по пятницам ходил в мечеть. Однако этого оказалось достаточно для того, чтобы я был взят на учёт в список “ваххабитов”. Узнал я об этом, когда не мог получить водительские права. Через общего знакомого в милиции “вышел” на Арсена Тишкова, и он помог мне сняться с этого злополучного учёта.

Когда пропал брат, я обратился в органы, следствие вёл молодой дознаватель второго ОВД Нальчика по имени Солтан. Поначалу он произвёл хорошее впечатление. В разговоре сотрудников 2-го отдела прозвучала фамилия “Тишков” – оказалось, тот самый. Мне порекомендовали обратиться к нему.

Я пошёл к Арсену Леонидовичу, но мы поругались. Рассказал об этом Солтану. С тех пор его как подменили, он больше не звонил, я даже предположил, что ему могли дать указание “сверху”. А потом я узнал, что его фамилия Тишков, и они с Арсеном родственники», – поведал Ахмад Кайтаев.

На этом «случайности» и «совпадения» не закончились.

Мы встретились с Ахмадом в субботу вечером, после приёма у Министра.

По пути ко мне он случайно увидел на патрульной машине ДПС, среди фотографий разыскиваемых своё фото вместо фото младшего брата.

 

Мы решили поехать в УГИБДД МВД по КБР и выяснить, в чём дело. Произошла комичная ситуация. В Управлении подошли к сотрудникам, Ахмад указал на фото и сказал, что это он. Полицейские вначале не поверили, приняли за шутку, потом один присмотрелся и обратился к дежурному.

 

Затем этот же сотрудник посмотрел на меня и спросил: «А где тут твоя фотография?». Я ответил: «Нас с тобой ещё не успели туда внести, мы в очереди».

Объяснили ситуацию сотрудникам, Ахмад показал свой паспорт, с которого была взята фотография для ориентировки, сомнений в достоверности наших слов ни у кого не было. Ждали дежурного офицера.

В процессе ожидания позвонили по номеру, указанному на ориентировке и сообщили, что разыскиваемый человек находится в данном Управлении. Через полчаса из этого же Управления «приехали» два сотрудника ДПС по нашему вызову.

Ещё через минут 10-15 приехали двое оперативников, с трудом признавшихся, что они с уголовного розыска, и привезли с собой готовую ориентировку, распечатанную на цветном принтере, в которой вместо фотографии Ахмада была уже фотография Алима, которую сам Ахмад давал следователям, когда подавал заявление о пропаже.

Причём сотрудники эти не предъявили никому удостоверений, проследовали с сотрудниками УГИБДД, затем вышли и уехали.

На наше законное требование предоставить выписку с записью о данном инциденте из журнала учёта дежурного был получен немотивированный отказ сотрудника Управления.

Вопросы, опять вопросы…

Информация по данной ориентировке поступила из Управления уголовного розыска МВД по КБР. Можно конечно предположить, что на столе сотрудника «угро» случайно оказались рядом фото Ахмада и Алима, и он просто перепутал их. Хотя внешне они не похожи.

Но даже в этом случае остаётся непонятно, почему у него было фото Ахмада, которое он мог получить, только истребовав в УФМС.

После нашего появления в УГИБДД и до приезда оперативников прошёл час (примерно с 18:00 до 19:00). В 18:20 мы сообщили по контактному номеру о том, что пропавший найден и больше никаких подробностей.

Сотрудники угрозыска привезли готовую исправленную ориентировку с цветными фото. Напоминаю – это вечер выходного дня.

Анализируя эти обстоятельства можно прийти к выводу, что сотрудники УУР заранее подготовились к такому повороту. Либо сотрудники УГИБДД, которым мы сообщили подробности, сами связались с Розыском, до того как мы позвонили по телефону доверия. И оперативники УР оперативненько состряпали новую свежую ориентировку.

Налицо недобросовестное отношение к расследованию, а может и намеренное затягивание следствия. По данному факту Ахмад Кайтаев намерен обратиться в УСБ МВД КБР, чтобы инициировать служебную проверку в отношении сотрудников уголовного розыска.

С юристами также обсуждается возможность подачи в суд гражданского иска о защите чести и достоинства.

Списки…

Следует отметить, что это не первый факт подобной потери «ориентации» республиканскими правоохранителями. Не так давно жительницу Нальчика объявили в розыск как потенциальную смертницу. Сама она, конечно, узнала об этом последней.

Также очень важно упомянуть, что большинство «обитателей» ориентировки молились, ходили в мечеть и пропали при схожих обстоятельствах, исчезли бесследно.

Родственники некоторых из них (Мурата Тишкова, Асланбека Сижажева и Хасана Шаваева) обращались в различные органы и правозащитные организации по факту пропажи.

Кто-то (Абазов Азамат) ещё до пропажи неоднократно обращался в различные инстанции с жалобамина незаконные преследования сотрудников правоохранительных органов.

По всем фактам следствие идёт до сих пор. По словам заявителей, практически никаких мер по поиску пропавших не предпринимается.

Комментарии 2