Их нравы

Ведомые


ФОТО: Шииты, ползущие к мавзолею аль-Хусейна ибн Али, да будет доволен ими обоими Аллах.
     

بسم الله الرحمن الرحيم 

Мы все, наверное, знаем, какую опасность для Ислама представляют бидаа,  новшества и нововведения в религии.

Шейх аль-Ислам Ахмад Ибн Таймийя, да помилует его Аллах, пишет: …Сказали имамы Ислама, такие как Суфьян ас-Саури и другие: «Поистине, бидаа милее Иблису, чем грех, потому что в бидаа человек не раскаивается, а в грехе раскаивается». Это значит, что для делающего бидаа, берущего себе как религию то, что не узаконил ни Аллах ни Его посланник, украшен его плохой поступок,  и человек считает его благом. И он не кается в нём, пока считает его благом, потому что покаяние начинается со знания о том, что его поступок — плохой (Ат-тухфа аль-иракийя, стр. 15).

То есть, опасность заключается в том, что, в отличие от прямого куфра или ширка, в бидаа мусульманин может впасть, именно стараясь быть более богобоязненным, глубже исследовать и понять свою религию. Первая значительная секта в Исламе, хариджиты, как раз и отличались своим религиозным рвением и аскетизмом. Также мутазилитов на путь отрицания Божественных атрибутов подтолкнуло их стремление не приписать Аллаху, Велик Он и Славен, того, что, по их мнению, было недостойно Его.

Различные ереси и секты вырабатывали и вырабатывают свои системы аргументации, которые, хотя, конечно, и являются ложными, но могут быть не лишены  привлекательности и убедительности, и эти системы они используют для споров и привлечения новых членов.

Это не удивительно, потому что даже у кафиров бывает, на что опереться в споре с верующими, как сказал Аллах: Когда их посланники приходили к ним с ясными знамениями, они радовались тому знанию, которое было у них (Аль-Гафир, 40:83).

Наши учёные издавна предупреждали людей от общения и дискуссий с сектантами, потому что хорошо «натренированный» проповедник бидаа может посеять сомнения в душе неподготовленного и не особо знающего религию мусульманина.

Недавно ко мне обратился один брат с просьбой разобраться в достоверности двух хадисов.

Первый хадис:

Пророк, ﷺ, якобы сказал о Шахидах, павших при Ухуде: Те, о ком я свидетельствую. Тогда Абу Бакр сказал: «О посланник Аллаха, разве мы не их братья? Разве мы не стали мусульманами, как они? Разве мы не сражались так же, как они?» Посланник ответил: Да, но я не знаю, что вы собираетесь сделать после меня. Услышав это, Абу Бакр горько заплакал и сказал: «Мы собираемся поменять многие вещи после твоего ухода».

Второй хадис:

Пророк якобы сказал: Тот, кто хочет жить, как я, и умереть, как я, и после смерти успокоиться в Райском Саду, должен признать Али как своего покровителя и после меня следовать за Обитателями Дома (Ахлю-ль-Бейт), ведь это Обитатели моего Дома, и они обладают тем же знанием и пониманием, что и я сам. Горе тем миом последователям, которые не признают Ахлю-ль-Бейт и пренебрегут их родством и близостью со мной. Я не буду их заступником перед Аллахом.

Первой моей реакцией был вопрос: откуда вообще он взял эти «хадисы»?! Оказалось, что из книги, которую порекомендовал «очень хороший брат».

К моему большому удивлению, этот «очень хороший брат» порекомендовал книгу довольно известного проповедника рафидизма доктора Мухаммада ат-Тиджани ас-Самави, которую перевели под названием «Ведомый по прямому пути», (по-арабски она называется «ثم اهتديت»).

Честно говоря, я был удивлён тем, что у моего знакомого брата оказался другой «знакомый брат»,  который распространяет шиитскую ересь, потому что мы росли в Исламе, изучали основы религии, фикх, знакомились с тафсиром, всегда твёрдо зная, что шиизм — это заблудшее течение. Такую книгу, как «Ведомый…», наполненную разными видами куфра и ширка, ложью, невежеством, суевериями, оскорблениями в адрес величайших сподвижников, да будет доволен ими всеми Аллах, не может советовать читать «хороший брат-мусульманин». Это может сделать или сформировавшийся шиит-рафидит или глупый и невежественный в Исламе человек.

Но я не смог просто сказать своему знакомому «плюнь на эту ерунду», потому что  увидел, что мой брат попал под определённое впечатление от прочитанного им, и, в частности, этих «хадисов».

Я посвятил некоторое время ответу на вопрос брата, а потом подумал, что эта история неплохо иллюстрирует методику шиитской пропаганды и будет полезна другим мусульманам, которые, возможно, с этой пропагандой столкнутся.

Рассмотрим первый «хадис».

В книге, переведённой на русский язык под названием «Ведомый по прямому пути» это сообщение выглядит так:

— Он (то есть Посланник Аллаха, ﷺ, авт.) сказал о шахидах, павших при Ухуде: Те, о ком я свидетельствую. Тогда Абу Бакр сказал: «О посланник Аллаха, разве мы не их братья? Разве мы не стали мусульманами, как они? Разве мы не сражались так же, как они?» Посланник ответил: Да, но я не знаю, что вы собираетесь сделать после меня. Услышав это, Абу Бакр горько заплакал и сказал: «Мы собираемся поменять многие вещи после твоего ухода».

В оригинале этой книги на арабском языке это сообщение выглядит так:

رسول الله صلى الله عليه وآله قال لشهداء أحد: هؤلاء أشهد عليهم، فقال أبو بكر الصديق، ألسنا يا رسول الله إخوانهم أسلمنا كما أسلموا، وجاهدنا كما جاهدوا، فقال رسول الله صلى الله عليه وآله: بلى ولكن لا أدري ما تحدثون بعدي ! فبكى أبو بكر ثم بكى ثم قال: "إننا لكائنون بعدك"

Слова, переведённые как признание Абу Бакра в намерении исказить религию: «Мы собираемся поменять многие вещи после твоего ухода», у ат-Тиджани дословно переводятся «Поистине, мы будем [كائنون, причастие действительного залога от كان, «был», «существовал», «имелся»] после тебя».

Таким образом, переводчик — случайно или преднамеренно — придал этим словам, приписываемым Абу Бакру, да будет доволен им Аллах, смысл признания в коварных планах, причём без раскаяния.

Но и в книге «Аль-Муватта» Имама Малика (издательство «Ихъа ат-турас аль-арабий», Бейрут, 1985 г., стр. 462), на которую ссылается ат-Тиджани, это сообщение выглядит не совсем так, как его привёл ат-Тиджани:

وَحَدَّثَنِي عَنْ مَالِكٍ، عَنْ أَبِي النَّضْرِ مَوْلَى عُمَرَ بْنِ عُبَيْدِ اللَّهِ، أَنَّهُ بَلَغَهُ، أَنَّ رَسُولَ  اللَّهِ صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ قَالَ: لِشُهَدَاءِ أُحُدٍ «هَؤُلَاءِ أَشْهَدُ عَلَيْهِمْ» ، فَقَالَ أَبُو بَكْرٍ الصِّدِّيقُ: أَلَسْنَا يَا رَسُولَ اللَّهِ بِإِخْوَانِهِمْ؟ أَسْلَمْنَا كَمَا أَسْلَمُوا. وَجَاهَدْنَا كَمَا جَاهَدُوا. فَقَالَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ: «بَلَى وَلَكِنْ لَا أَدْرِي مَا تُحْدِثُونَ بَعْدِي؟» فَبَكَى أَبُو بَكْرٍ. ثُمَّ بَكَى. ثُمَّ قَالَ: أَئِنَّا لَكَائِنُونَ بَعْدَكَ 

У Имама Малика, который является единственным мухаддисом, приведшим эту историю, мы видим другую версию последних слов, якобы сказанных Абу Бакром, здесь они начинаются с вопросительной частицы: «أَئِنَّا لَكَائِنُونَ بَعْدَكَ», «Неужели мы будем (жить, существовать, останемся — авт.) после тебя?»

И, комментируя этот хадис, аз-Заркани пишет: «Это вопрос сожаления о том, что он останется после смерти Пророка, ﷺ.

То есть Абу Бакр, расстроенный до слёз известием о том, что он переживёт посланника Аллаха, ﷺ,спрашивает у своего любимого друга «Как же мы будем жить без тебя?».

Эти «неточности» цитирования и перевода говорят о добросовестности автора и переводчиков, но важно также заметить, что и сам этот хадис недостоверен. Иснад хадиса: «от Малика от Абу-н-Надра, вольноотпущенника Умара ибн Убайдуллаха, что до него дошло, что посланник Аллаха, ﷺ, сказал» —  оборванный, а значит слабый, так как Абу-н-Надр, от которого передаёт этот хадис Имам Малик, был из поколения младших табиинов, и он не упоминает никого из передатчиков между собой и посланником Аллаха, ﷺ.

Ат-Тиджани, цитируя этот хадис, также сослался на книгу «Аль-Магази» известного историка аль-Вакиди. Но аль-Вакиди, по мнению мухаддисов, является ненадёжным передатчиком, и он приводит эту историю без иснада.

Таким образом, ат-Тиджани использовал недостоверный хадис, немного исказил смысл слов, приписываемых Абу Бакру ас-Сыддику. Затем переводчики очень сильно исказили эти слова, придав им совершенно дьявольский смысл: льющий слёзы Абу Бакр говорит Пророку, ﷺ, что он и ещё кто-то с ним собираются изменить религию после смерти Пророка, ﷺ …

Второй «хадис».

Посланник Аллаха, ﷺ, сказал: Тот, кто хочет жить, как я, и умереть, как я, и после смерти успокоиться в Райском Саду, должен признать Али как своего покровителя и после меня следовать за Обитателями Дома (Ахлю-ль-Бейт), ведь это Обитатели моего Дома, и они обладают тем же знанием и пониманием, что и я сам. Горе тем миом последователям, которые не признают Ахлю-ль-Бейт и пренебрегут их родством и близостью со мной. Я не буду их заступником перед Аллахом.

В оригинале на арабском языке:

من سره أن يحيا حياتي ، ويموت مماتي ، ويسكن جنة عدن غرسها ربي ، فليوال عليا من بعدي وليوال وليه ، وليقتد بأهل بيتي من بعدي ، فإنهم عترتي خلقوا من طينتي ، ورزقوا فهمي وعلمي ، فويل للمكذبين بفضلهم من أمتي ، القاطعين فيهم صلتي ، لا أنالهم الله شفاعتي 

Ат-Тиджани сослался на сборники «Аль-Мустадрак» аль-Хакима, «Аль-Му'джам аль-кабир» ат-Табарани (который он почему-то назвал «Аль-джами' аль-кабир»), «Аль-Исаба» Ибн Хаджара аль-Аскаляни, «Тарих Димашк» Ибн Асакира, «Канзу-ль-Уммаль», «Хильяту-ль-аулия», а также несколько шиитских книг.

Этот хадис так понравился ат-Тиджани, что он посвятил ему немало места в своей книге. Так он пишет:

Как видите, этот хадис является одним из тех ясных высказываний, которые не нуждаются в интерпретации и не дают простора выбора для мусульман, более того, они исключают любые оговорки. Тот, кто не последует за Али и не признаёт Ахлю-ль-Бейт, семью Пророка, тот будет лишён посредничества их предка, Посланника Аллаха (Да благословит Аллах его и род его!).

Далее ат-Тиджани старается развеять  подозрение в недостоверности этого хадиса:

…На ранней стадии моих исследований подлинность этого хадиса вызывала у меня сомнения… Моё беспокойство возросло ещё больше, когда я прочёл книгу «Аль-Исаба», в которой Ибн Хаджар Аскалани комментирует этот хадис, переданный человеком по имени Яхья ибн Я'ла Мухариби, как слабый. …Во мне зашевелились сомнения, и стал подозревать, что Яхья ибн Мухариби сам сочинял хадисы и, поэтому, не может считаться надёжным передатчиком. Но Аллах, хвала Ему, Высочайшему, пожелал открыть мне правду, я прочёл книгу «Идеологические дискуссии по поводу писаний Ибрахима Джабхана». Эта книга прояснила ситуацию, и мне стало очевидно, что Яхья ибн Я'ла Мухариби был надёжным передатчиком хадисов, на которого ссылались два шейха: Муслим и Бухари. Я лично убедился в этом, обнаружив у Бухари несколько переданных им хадисов, касающихся битвы при Худайбийи, их можно найти в третьем томе на странице 31. Муслим также приводит несколько его хадисов (пятый том, глава «Границы», страница 119). Даже Захаби со всеми своими ограничениями считает его надёжным передатчиком, а вместе с ним имамы аль-Джурх и аль-Та'адиль (эти люди являются главным мерилом, когда требуется определить надёжность того или иного передатчика). и, конечно же, Бухари и Муслим также считали его надёжным передатчиком. Так зачем все эти интриги, подлоги и хитрости в отношении человека, которого считают надёжным передатчиком составители наиболее авторитетных сборников хадисов? Не потому ли, что он сказал правду о необходимости следовать за Ахлю-ль-Бейт и за это был заклеймён Ибн Хаджаром как слабый и ненадёжный передатчик?

Такое впечатление, что Ибн Хаджар и не подозревал о том, что его труды станут предметом рассмотрения для некоторых учёных высокого посвящения, и что он будет ответственным перед ними за всё, что написал. Эти учёные могли раскрыть его предубеждённость и невежественность, ибо были ведомы светом Пророка и Ахлю-уль-Бейт…

Такое впечатление, что ат-Тиджани и не подозревал, что его труд также станет предметом рассмотрения.

Итак, хадис, процитированный ат-Тиджани в такой форме приводится лишь в  двух из упомянутых их суннитских книгах: «Канзу-ль-Уммаль» и «Тарих» Ибн Асакира.

«Канзу-ль-Уммаль» это книга, где хадисы приводятся вообще без иснада, и она не является какой-то серьёзной книгой хадисов.

Ибн Асакир, приведя этот хадис с иснадом, сделал следующее заключение: Это отвергаемый хадис, в нём несколько неизвестных передатчиков («Тарих Димашк», т. 42, стр. 241, издательство «Дару-ль-фикр ли-т-тыба'а ва-н-нашр ва-т-ваузи'», 1985 г.).

Матны хадиса в остальных упомянутых ат-Тиджани книгах близки между собой, вот версия аль-Хакима:

مَنْ يُرِيدُ أَنْ يَحْيَى حَيَاتِي، وَيَمُوتَ مَوْتِي، وَيَسْكُنَ جَنَّةَ الْخُلْدِ الَّتِي وَعَدَنِي رَبِّي، فَلْيَتَوَلَّ عَلِيَّ بْنَ أَبِي طَالِبٍ، فَإِنَّهُ لَنْ يُخْرِجَكُمْ مِنْ هُدًى، وَلَنْ يُدْخِلَكُمْ فِي ضَلَالَةٍ 

Тот, кто хочет жить моей жизнью, умереть моей смертью и жить в Саду Вечности, который обещал мне мой Господь, пусть помогает [проявляет дружбу, любит] Али ибн Абу Талибу, и, поистине, он никогда не выведет вас с правильного пути и никогда не введёт вас в заблуждение. («Аль-Мустадрак», 4642, т. 3, стр. 193, издательство «Дару-ль-кутуби-ль-'ильмиййа», Бейрут, 1990 г.).

Как видим, это матн заметно отличается от версии, выбранной ат-Тиджани.

Теперь что касается достоверности иснада этого хадиса, в которой сперва ат-Тиджани так сильно сомневался, пока не узнал, что Яхья ибн Я'ла Мухариби сильный передатчик, от которого принимали хадисы даже Аль-Бухари и Муслим!

Вот иснады этого хадиса:

У Аль-Хакима:

حَدَّثَنَا بَكْرُ بْنُ مُحَمَّدٍ الصَّيْرَفِيُّ، بِمَرْوَ، ثنا إِسْحَاقُ، ثنا الْقَاسِمُ بْنُ أَبِي شَيْبَةَ، ثنا يَحْيَى بْنُ يَعْلَى الْأَسْلَمِيُّ، ثنا عَمَّارُ بْنُ رُزَيْقٍ، عَنْ أَبِي إِسْحَاقَ، عَنْ زِيَادِ بْنِ مُطَرِّفٍ، عَنْ زَيْدِ بْنِ أَرْقَمَ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُ قَالَ: قَالَ رَسُولُ اللَّهِ صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ:…

У ат-Табарани (Аль-Му'джам аль-кабир, т. 5, стр. 194):

حَدَّثَنَا عَلِيُّ بْنُ سَعِيدٍ الرَّازِيُّ، ثنا إِبْرَاهِيمُ بْنُ عِيسَى التَّنُوخِيُّ، ثنا يَحْيَى بْنُ يَعْلَى الْأَسْلَمِيُّ، ثنا عَمَّارُ بْنُ رُزَيْقٍ، عَنْ أَبِي إِسْحَاقَ، عَنْ زِيَادِ بْنٍ مُطَرِّفٍ، عَنْ زَيْدِ بْنِ أَرْقَمَ - وَرُبَّمَا لَمْ يَذْكُرْ زَيْدَ بْنَ أَرْقَمَ - قَالَ: قَالَ رَسُولُ اللهِ صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ:

В «Хильяту-ль-аулия» (т. 4, стр. 349, издательство «Саада», 1974 г., Египет):

 حَدَّثَنَا مُحَمَّدُ بْنُ أَحْمَدَ بْنِ عَلِيٍّ، قَالَ: ثنا مُحَمَّدُ بْنُ عُثْمَانَ بْنِ أَبِي شَيْبَةَ، قَالَ: ثنا إِبْرَاهِيمُ بْنُ الْحَسَنِ التَّغْلِبِيُّ، قَالَ: ثنا يَحْيَى بْنُ يَعْلَى الْأَسْلَمِيُّ، قَالَ: ثنا عَمَّارُ بْنُ رُزَيْقٍ، عَنْ أَبِي إِسْحَاقَ، عَنْ زِيَادِ بْنِ مُطَرِّفٍ، عَنْ زَيْدِ بْنِ أَرْقَمَ، قَالَ: قَالَ رَسُولُ اللهِ صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ:

В этих иснадах действительно присутствует человек по имени Яхья ибн Я'ля, но не аль-Мухариби, про которого рассказывал ат-Тиджани и который является надёжным передатчиком хадисов, от которого принимали в том числе аль-Бухари и Муслим, а Яхья ибн Я'ля аль-Аслями.

Таким образом, ат-Тиджани рассказал нам совсем не о том передатчике, который присутствует в иснаде так понравившегося ему хадиса.

Что же касается аль-Аслями, то вот что о нём говорят учёные-хадисоведы:

1. В «Рувату-т-тахзибайн» (номер 7677):

— Сказал о нём Ибн Хаджар: Слабый передатчик, шиит.

— Сказал аз-Захаби: Слабый передатчик.

2. В «Тахзиб аль-камаль фи асма ар-риджаль» (т.32, стр. 50):

— От Яхьи ибн Маина: Он ничто [как передатчик хадисов].

— Сказал аль-Бухари: Сомнительный в сообщениях (Ат-Тарих ас-Сагир, 2/254).

— Абу Хатим: Слабый передатчик (Аль-джарх ва-т-та'диль, 9/820).

— Абу Ахмад ибн Адий: Куфиец, из числа шиитов (Аль-Камиль, 3/237).

— Ибн Хиббан упомянул его в книге «Аль-марджухин» («Отвергаемые передатчики») (3/121).

— Ад-Даракутни в «Аль-иляль» (5/173): Не является сильным передатчиком…

Как видим, Яхья ибн Я'ля аль-Аслями ни в коем случае не является сильным и заслуживающим доверия передатчиком, а Яхья ибн Я'ля аль-Мухариби не рассказывал этот милый шиитскому сердцу хадис.

В истории с этими хадисами мы видим примеры некоторых стандартных шиитских приёмов против малограмотных суннитов.

Во-первых, найдя в суннитских сборниках что-то, более-менее подходящее под их желания, они начинают кричать: «Это же в ваших суннитских книгах написано! Почему же вы не принимаете этого?!» При этом, если в тех же сборниках будет что-то, что противоречит их страстям (например, о достоинствах праведных халифов), они с лёгкостью отвергнут это как «выдумки, противоречащие разуму, сочиненные по заказу Омеядов и Аббасидов»!

Во-вторых, использование недостоверных хадисов и сообщений для того, чтобы обосновать свою ересь или хотя бы предать событиям выгодную для шиитов эмоциональную окраску.

В-третьих, казалось бы, незначительные искажения при передаче или толковании даже достоверного сообщения могут быть использованы ими для подкрепления своих утверждений.

В-четвёртых, «чудеса перевода», которые открывают широкие возможности для фантазии и изменений текста в любую сторону. Кстати, перевод на русский язык книги ат-Тиджани был сделан с перевода на английский, а в английском искажение слов, приписываемых Абу Бакру («Мы собираемся поменять многие вещи после твоего ухода», «We are going to alter many things after your departure») уже было сделано.

О лживости рафидитов говорили многие учёные, в частности, Абу Хатим передал от Хармала, что имам аш-Шафии, да помилует его Аллах, сказал: Я никогда не видел никого, лжесвидетельствующего больше, чем рафидиты.

Всё это делается, по-видимому, исходя из того, что мало кто из тех, на кого рассчитана их пропаганда, имеет достаточно знаний, возможности, времени и желания на то, чтобы проверять достоверность десятков приводимых ими хадисов,  сообщений и историй и правильность сотен страниц переводов.

Неприятно удивило и то, что перевёдшая  на русский язык эту наполненную куфром и ненавистью к суннитам книгу Гюльнар Джемаль является женой Гейдара Джемаля, российского общественного деятеля, который позиционирует себя как «исламиста» и сторонника «диалога между суннитами и шиитами».

Поэтому я хочу ещё раз предостеречь всех братьев и сестёр от шиитской пропаганды, ложность которой не всегда легко  выявить.

И хвала Аллаху, Господу миров.

Автор: Мухаммад Али Ильясов

Комментарии 36