Общество

Махмуд-афанди ал-Алмали объединяет Кавказ и Урало-Поволжье

За последние годы более-менее стало известно о влиянии, которые оказали религиозные деятели Урало-Поволжья на Ислам в Дагестане в конце XIX– начале XXв. Прежде всего, в этой связи речь обычно идет о шейхе Сайфулле-кади Башларове, который учился и прошел суфийское воспитание у татарских и башкирских устазов. Но об обратном эффекте, дагестанцев на мусульман внутренней России, известно меньше.


Татары и дагестанцы – братья на век


На конференции в Махачкале в апреле 2008 г. ныне уже покойный ректор Северокавказского университетского центра исламского образования и науки Максуд-хаджи Садиков резюмировал: «Роль Сайфуллы-кади для Дагестана и для России огромна. Он является связующим звеном между Кавказом и остальной страной в целом, а также между татарами, башкирами - и дагестанскими народами. Сайфулла-кади был учеником известного суфийского шейха Зайнуллы Шарифи, башкира по национальности, также он был последователем Мухаммада-Закира Чистави, также татарина. У него были очень плотные контакты с представителями общин мусульман Волго-Уральского региона».


Вместе с тем, было и движение в обратную сторону. Так, недавно выяснилось, что известнейший в Дагестане шейх Махмуд-афанди из Алмало (ныне территория Азербайджана), будучи в ссылке в Астрахани, обзавелся семьей. Более того, его потомки до сих пор живут в этом городе на Волге и гордятся своим происхождением. Это интереснейший пример связей мусульман Российской империи.

Махмуд-афанди – очень почитаемая фигура в тарикатских кругах Дагестана, своего рода шейх шейхов. После него как в Азербайджане, так и в Дагестане 12 халифов (шейхов-преемников) с его разрешения наставляли мюридов на суфийский путь.

Именно образ Махмуда-афанди служит центральным объектом для совершения рабита (духовная связь, разновидность медитации) муридов накшбандийского тариката в современном Дагестане. О его жизни на Кавказе известно достаточно хорошо, есть масса зияратов (памятных посещаемых мест), связанных с именем устаза. Но об астраханском периоде жизни выдающегося религиозного деятеля сведений меньше. Хотя именно в этом городе он похоронен.

Махмуд-афанди, будучи весьма образованным человеком, являлся секретарем у Елисуйского султана Даниял-бек-султана – одного из владетелей на территории северного Азербайджана (Джаро-Белоканская зона, современный Кахский район Республики Азербайджан). Шейх накшбандийского тариката был сослан за участие в восстании имама Шамиля в Пермь.

Шейх посетил Казань и другие города внутренней России. Тогда же у него суфийское воспитание прошел будущий татарский шейх Мухамад-Закир из Чистополя, к которому через несколько десятилетий приедет получать разрешение на наставничество лакец Сайфулла-кади Башларов, сегодня второй по значимости для дагестанских суфиев шейх, живший в конце XIX – начале XX в.

В ссылке продолжил свое обучение, и после вернулся в Алмало уже авторитетным шейхом. Ближе к концу жизни опять попал в ссылку, на этот раз уже в Астрахань.

В этой ссылке он, будучи пожилым человеком, скончался, здесь же и был похоронен. Но у него остались в этом южном (по отношению к остальной России), но северном (по отношению к Дагестану) городе потомки.

Вообще среди дагестанцев Астрахань слывет «ссыльным городом», наверное, потому, что именно через нее отправлялись в ссылку участники многочисленных восстаний и возмущений. Для многих она была не пунктом пересылки, а конечным местом пребывания, к таким относится не только Махмуд-афанди, но также и Сайфулла-кади Башларов.

Потомки, открытые для науки

Могилу Махмуда-афанди посещают дагестанцы. Одна из мечетей города носит его имя (в народе ее еще называют «дагестанской»). Но жизнью шейха в Астрахани с точки зрения истории никто не занимается.


Впервые более-менее серьезно о татарских потомках Махмуда-афанди стало известно несколько лет назад. Их случайно встретил и написал о них московский историк Ахмад Макаров.

«Самый большой сюрприз ожидал меня в татарских слободах Земляного города Астрахани. Меня пригласили здесь на маджлис. Само по себе событие не особо знаменательное, если бы не одно интересное обстоятельство – меня пригласили на маджлис к татарским потомкам дагестанского суфийского шейха Махмуд-афанди из Алмало», - пишет ученый.


«Самое же интересное в этой ситуации то, что эти потомки дагестанского шейха – татары! Я сам лично был у них в гостях на маджлисе, - продолжает ученый, - проведенном по всем татарским правилам и адатам (учитывая местные традиции, во многом отличные от казанских или мишарских маджлисов), разговаривал и общался с прямыми потомками Махмуд-афанди – правнучкой и праправнуками».

Все они, считая себя татарами, разговаривая по-татарски, соблюдая все обычаи, помнят своего славного предка и гордятся им. Более того, они общаются со своими родственниками по дагестанской линии (нельзя же родство забывать, говорят они). Но и этот момент отнюдь не мешает им сохранять свою татарскую идентичность.


Кем был шейх Махмуд-афанди?


Вопрос об этнической принадлежности Махмуда-афанди, и населения Алмало вообще, не совсем понятен. Одни источники утверждают, что он лезгин, другие, что он аварец, третьи, что он азербайджанец, наконец, в интернете имеется версия об ингилойском (группа грузин-мусульман) происхождении жителей этого села. Впрочем, как это часто бывало, феодальная знать могла и не относиться к основному населению.

Но, вне зависимости от того, кто был известный ученый и суфий по своей этнической принадлежности, поразительным является сохранение памяти о нем среди его татарских потомков. Этот факт еще раз показывает, каким причудливым образом переплетаются наши корни, и как могут объединиться кажущиеся несовместимыми идентичности.

Махмуд-афанди – это общее наследие мусульман всей России, и кавказцев, и татаро-башкир.

Комментарии 9