Среда обитания

"Радикалы с Апраксина двора"

Людей выводили из мечети, заламывая руки за спину

Недавняя история с задержанием "несколько сотен исламистов-экстремистов" в "Апраксином дворе", названная СМИ как крупная победа правоохранительных органов над "ваххабитами", заставляет задуматься о причинно-следственных связях подобных явлений. Что первично: "ваххабизм", с которым борется все прогрессивное человечество в погонах, или сама борьба, создающая в качестве побочного продукта радикализированную и озлобленную массу тех, кого потом провозглашают экстремистами?

На питерском вещевом рынке (точнее, в мечети на территории "Апраксина двора") силами аж нескольких ведомств поймали молящихся мусульман, которые, выражаясь фигурально, и мухи не обидят. Облава прошла предельно демонстративно: торговлю в комплексе парализовала сотня бойцов. Спецназ вошел в местную мечеть прямо во время молитвы, верующих отправляли в автозаки.

Руководитель пресс-службы Управления ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Дмитрий Кочетков сообщил ИТАР-ТАСС, что сотрудники ФСБ и полиции задержали около 300 человек "во время операции против радикальной религиозной группы". Членов "группы" оперативно поместили в Центр по противодействию экстремизму городской полиции. "Речь идет о создании на территории Санкт-Петербурга радикальной религиозной группы, которая конспиративно действовала в нашем регионе", - добавил Кочетков. По его словам, кроме обысков проводятся мероприятия по задержанию причастных к деятельности "группы".

Главное следственное управление СК России по Петербургу сообщило о возбуждении уголовного дела по ч.2 ст. 205.2, ч. 1 ст. 282 УК РФ - "Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма; возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства".

Борьба за влияние

По данным Online812 (и это, в принципе, не секрет), основная борьба за мусульманские души на территории страны идет между двумя структурами – Советом муфтиев России и Центральным духовным управлением мусульман. "Есть огромное количество муфтиятов в России, которые друг с другом зачастую враждуют. Есть города, в которых два или даже три муфтия", – объясняет старший преподаватель факультета политологии СПбГУ Гумер Исаев.

По его словам, ситуация в Петербурге еще более удручающая, чем по всей России: здесь есть несколько религиозных организаций, подчиняющихся разным мусульманским центрам. В этой связи местные общины находятся в постоянной конкурентной борьбе.

Две мечети Петербурга (Соборная на Петроградской стороне и Квартальная в Приморском районе) подконтрольны Духовному управлению мусульман Петербурга и Северо-Запада – организации, входящей в ЦДУМ (Уфа). Остальные мусульманские организации, зарегистрированные в городе, входят в состав «конкурирующего» СМР (Москва). И эти общины живут каждая сама по себе, уточняет издание.

"В городе есть различные структуры, которые стараются получить больше или меньше влияния. Есть еще власть, правоохранительные органы, которые тоже вмешиваются в процесс. Петербург – это отражение того, что происходит в целом в мусульманской общине России, где есть место и интригам и много чему", – говорит Исаев.

В неофициальной беседе, в Духовном управлении мусульман европейской части России сообщили, что прихожане жаловались на то, что Петербургская соборная мечеть большую часть времени закрыта и открывается буквально 2-3 раза в день, на 10-15 минут и только на время молитвы. Высказываясь по поводу позиции муфтия Соборной мечети Равиля Пончаева, в пресс-службе Духовного управления мусульман Европейской части России Online812 заявили: "Человек, не желающий ухода мусульман в псевдорелигиозные секты, должен быть озабочен, прежде всего, тем, чтобы создать дружественные для верующих условия в своей собственной организации, а не держать двери мечети запертыми".

"В свете сложившейся ситуации, некоторые эксперты связывают недавние события в Апраксином дворе с усилением борьбы между религиозными группами в городе. По информации СМИ, Равиль Пончаев в конце января встречался с полпредом в Северо-западном округе Николаем Винниченко и пожаловался ему на разные странные исламские группы, расплодившихся в Петербурге и Ленобласти. После этого прошла операция в Апраксином дворе", – говорится в статье.

Равиль Пончаев также встретился с губернатором Ленобласти Александром Дрозденко, которому также пожаловался на подозрительных мусульман в области. "Не хотелось бы, чтобы в сосновских лесах появились халифаты. Они по сути – носители экстремизма.... В школах будут носить хиджабы, – процитировал слова Равиля Пончаева телеканал «Санкт-Петербург".

Альтернатива мечети

Если бы проблема ограничивалась лишь "внутренним происхождением" некоторых мусульманских "разборок", ее еще можно было бы назвать локальной. Собственно, здесь конкурентная борьба ничем не отличается от аналогичной в любой другой сфере – бизнесе, политике и так далее. Как сказал в свое время один из классиков отечественного бизнеса, "нет потенции – сваливайте с рынка и не позорьтесь". Как ни печально, но все эти механизмы, похоже, плавно перетекли из бизнеса и в духовную сферу, и это данность, которую стоит признать. И именно на этой конкуренции и отсутствии единства в централизованных мусульманских структурах, в итоге, играют "третьи силы", но уже в своих собственных интересах.

Однако проблема гораздо глубже, и затронуть она может всю Россию. В Питере "повинтили" молящихся – то есть набожных людей, которые ни убивать, ни грабить не пойдут по определению: у них иные ценности, устремления и менталитет. Но такие случаи нередки в других регионах – то есть, фактически, людей выталкивают за рамки правового поля, выгоняют из мечетей, обзывают террористами и экстремистами. И что им остается?

В дополнение к этому, в связи с законодательными нововведениями, по прогнозам наблюдателей, в стране скоро повысятся цены на жилье, из-за чего большая часть приезжих будет перебираться в менее благоустроенные квартиры подешевле, а часть пойдет на улицы – грабить и убивать.

Получается, государство само, своими руками создает тех самых "ваххабитов", с которыми потом радостно и безуспешно воюет годами, если не десятилетиями.

Кстати, некоторые лидеры таджикской диаспоры в Москве в частных беседах признаются: диаспора криминализируется. Недавно один молодой таджик на кладбище изнасиловал девушку, а потом объяснил: "шайтан попутал". Группа его соплеменников организовала банду и, в лучших традициях рэкета 90-х, грабила китайцев. На плодоовощной базе «Виктория» возле метро Черкизовское 14 февраля закрыли мусульманскую молельню (мусаллу), после чего, по сообщению прихожанина, "начел меняться – и не в лучшую сторону – моральный облик мусульман-торговцев".

Здравый смысл подсказывает: уж лучше бы они молились в мечети, но тут круг замыкается – молиться-то как раз и не дают, поскольку это может или затронуть интересы "конкурирующей фирмы", или напугать и покоробить "коренное население", или нарушить "российские традиции". Зато это же население, наверняка, будет счастливо, когда толпы озлобленных людей не с лучшими побуждениями хлынут на улицы российских городов – причем исключительно по причине того, что все прочие жизненные перспективы у них просто отняли.

Так что выбор, в принципе, невелик: либо мусульмане будут молиться, либо – от безысходности – озлобляться, радикализироваться. И высылки их из РФ ни к чему не приведут: вернуться через месяц обратно по новому поддельному паспорту некоторым привыкшим к российской жизни гостям обойдется гораздо дешевле, чем российским властям – депортировать их из страны. То есть проблему силовыми методами не решить: гони ее в дверь, она влезет в окно.

Кстати, один из задержанных в Питере имамов – Иброхим Нуритдинов – вообще-то является гражданином России. Его "за распространение экстремистских идей в мечети" депортировали в Таджикистан – хотя следовало бы платить таким людям зарплату за то, что они в мечетях призывают верующих "не красть, не убивать, зарабатывать честно, ради довольства Аллаха". Представляется, что такой подход в гораздо большей степени отвечает интересам и чаяниями самого же "коренного населения", чем вышеизложенная невеселая альтернатива.

Комментарии 2