Общество

Российские СМИ сами намалевали исламистского черта

ОБЩАЯ ЧЕРТА ВСЕГО ИНФОРМАЦИОННОГО ПОТОКА О ЕГИПТЕ В РОССИЙСКИХ СМИ - ЭТО ПЕРЕВЕС ТРАКТОВКИ СОБЫТИЙ НАД ФАКТАМИ

     


Переехавшая на постоянно жительство в Египет казанская журналистка Лилия Ахмадеева в своей статье для газеты «БИЗНЕС Online» рассказывает, как ей, проживающей в Каире, все это время внушали ужас не кадры уличных сражений так называемой «демократической оппозиции» с полицией, а работа российских СМИ. В новостных лентах она обнаружила не только сильно искаженную трактовку происходящего, но и часто крайне пристрастную оценку, наводящую на мысли об ангажированности…

333.jpg
Добровольцы в Каире убирают улицы рядом с Тахрир-сквером

 

РОССИЙСКИЕ СМИ «ГРЕЗИЛИ» О МНОГОТЫСЯЧНЫХ ДЕМОНСТРАЦИЯХ ПРОТИВ ПРЕЗИДЕНТА

Казалось бы, спустя несколько дней после годовщины революции ситуация прояснилась, и стало очевидно, что никого «восстания против исламистов» нет. По крайней мере, очевидно для меня, как для жителя страны, который смотрит местные новости, выходит на улицу, общается с определенным кругом египтян с высшим образованием и средними доходами, у которых, в свою очередь, есть свой более широкий круг общения и т.д. Однако российские СМИ все эти дни продолжали «грезить» о многотысячных демонстрациях против президента и Конституции и ответных репрессиях режима с фанатизмом, достойным египетских футбольных болельщиков, натягивая факты на эту сомнительную конструкцию. Эта подача новостей сильно расходилась с ощущением реальности - моим и моего окружения, о чем подробно, не претендуя, впрочем, на полную объективность, я собираюсь поведать.

Некоторые соображения насчет причины такого расхождения. Она, как мне кажется, историческая. Ну очень, очень не хотелось власти исламистов никому, а тем более россиянам, привыкшим к египетским курортам. Все, наверное, помнят журналистские фантазии на тему «а что, если «Братья» запретят алкоголь, общие пляжи, установят шариат», прошедшие многосерийным фильмом ужасов по страницам многих изданий сразу после парламентских выборов. Далее курортные страшилки сменились витком экспертной аналитики с посылом «египтяне не знают, что делают; не понимают, кого выбирают; исламисты закрутят гайки, в стране установится религиозный тоталитаризм». Далее, после победы Мурси пристальное внимание к его деятельности вынесло в топы новостей и то, как он установил в прессе цензуру (позже вернемся к этому), как увольнял конкурентов, апогеем же стало то, как он наделил себя сверхполномочиями (впрочем, от чего быстро отрекся), и то, как в ответ на это митинговала оппозиция.

Таким образом, ко времени последних событий в Египте в российских медиа установился традиционный негативный оценочный тон, сложилась прочная трактовка происходящего, основная фабула которой сводится к тому, что Мурси и «Братья-мусульмане» установили диктатуру, из-за которой в Египте началась гражданская война. Все это изнутри, конечно, видится абсолютно иначе. На мой взгляд (буду говорить «мой» и впредь, подразумевая коллективный взгляд моей семьи и друзей в Египте), в стране вовсе не диктатура, а, наоборот, недостаток власти, насчет гражданской войны… она как йети – вроде бы все говорят, что есть, но никто ее не видел. 

444.jpg
 

«ПРЕДЧУВСТВИЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ», ВЫДАННОЕ ЗА РЕАЛЬНОСТЬ

Как раз в начале декабря - в период протестов против решений Мурси о наделении его полномочий - я была не в Египте, а в Таиланде. Вернувшись через неделю после «бури» в Каир, я первым делом поинтересовалась, что нового в стране. «Да все по-прежнему!» - ответили египтяне. Соскучившись по столице, в тот же вечер я поехала в центр, на набережную Нила. Отели-небоскребы все также сверкали огнями, народ также толпился в открытых кафе, а прогулочные катера с китайскими туристами по-прежнему рассекали по реке. В кино в тот вечер, помню, был аншлаг – вроде бы я смотрела фильм про Борна.

Добравшись до дома, проверила накопившуюся почту и сообщения в соцсетях. «Как ты там? Мы волнуемся! Говорят, у вас гражданская война началась!» М-м-м. «Слушай, а перебоев с водой и электричеством нет?» Так. Следующее письмо вносит какое-то понимание. «Что думаешь о происходящем? Обидно, да, что все опять в Египте стало по-старому, несмотря на революцию? Как там египтяне реагируют на действия Мурси? Наверное, всеобщее разочарование?»

Пришлось срочно прочитать новости недельной давности. Просмотрела российские ленты, попросила перевести местные источники, поговорила с самими египтянами, которые и не подозревали, что находятся под гнетом диктатуры исламистов и в ситуации гражданской войны. Пришло четкое понимание того, что, даже делая скидку на журналистский азарт и известную долю преувеличения – куда уж без этого, общая черта всего информационного потока о Египте в российских СМИ - это перевес трактовки событий над фактами. По моему скромному убеждению, зритель/читатель в России сильно дезориентирован относительно происходящего в стране пирамид.

Именно благодаря устоявшейся трактовке в оценке политических событий, общей для практически всех российских СМИ, фанатские драки минувших двух недель превратились в протесты демократических сил Египта. Создается такое ощущение, что аудитория ждет, чтобы египтяне «исправились» и скинули исламистов, и журналисты всячески стремятся эти ожидания удовлетворить. Эдакое «предчувствие гражданской войны», выданное за реальность. Никого не смущает, что сами египтяне в подавляющей массе не хотят никаких революций и переворотов, вполне довольны или как минимум относятся терпимо к «Братьям-мусульманам» и действующему президенту. Да, решения последнего вызывают критику у вдумчивой части общества, едкие слова раздаются и в адрес оппозиции. Но идти на улицы, чтобы менять шило на мыло, средний класс не готов. Мне рассказали местную политическую шутку: «Выбор между исламистами и либералами – все равно что выбор между уколом в ногу или уколом в задницу». 

777.jpg
 

ВОССТАНИЕ ПРОИЗОШЛО РАЗВЕ ЧТО В СОЗНАНИИ ЖУРНАЛИСТОВ

Рассмотрим на конкретном примере, что означает власть трактовки над фактами. Пишет "Лента.ru":

"Вторая годовщина начала египетского восстания мало чем отличалась от самой революции. 25 января на площадь Тахрир в Каире пришли сотни тысяч людей, главным требованием которых была отставка президента".

Два года назад на демонстрации вышло все разношерстное египетское общество. Работяги с окраин, интеллигенция в костюмах, так называемая фейсбуковская молодежь, фанаты, христианские священники и гражданки, завернутые в паранджу. Количество людей на улицах одновременно достигало миллиона человек, и этот миллион продемонстрировал свою волю. Две недели назад, за сутки до годовщины, на Тахрире разбили лагерь примерно из 20 палаток три лидера оппозиции – Хамдин Саббахи, Амр Муса и Мухаммед эль-Барадеи. Таким образом, я полагаю, оппозиция заняла верную позицию, простите за каламбур. Потому что для всех каирцев было очевидно, что на саму годовщину выйдут «погулять», пожалуй, несколько тысяч горожан. Традиция такая сложилась. В прошлом году по крайней мере на Тахрир и близлежащие улицы подались семьи с детьми примерно с такими же целями, как в России ходят на городские общественные праздники или на парад.

Так случилось и в этот раз: Тахрир наполнился праздношатающимися в основном студентами и тинейджерами, в середине площади – благоразумно размещенные заранее лозунги и палатки оппозиции. Конечно, пришли совсем не сотни тысяч человек, как написала «Лента». Была на Тахрире не раз и точно представляю себе размер этой площади. Допускаю, что пришли несколько тысяч, которые, попав в кадр, автоматически превратились в оппозиционные массы. Да даже будучи они таковыми, число в 18-миллионной каирской агломерации ничтожное!

На следующее утро, в субботу, посмотрев прямой эфир, египтяне увидали пустую площадь, все те же 20 палаток и сотню-другую человек. Стало даже обидно за такую непопулярность лидеров оппозиции: по-моему, они люди весьма достойные, один даже Нобелевский лауреат мира, и имей я избирательные права, точно пошла бы за него голосовать. Ну что ж теперь, выдавать желаемое за действительное? Может быть, для этого нужно жить в Каире и лично знать тех, кто пошел «потусоваться» в день годовщины на Тахрир, чтоб сказать уверенно: не было и в помине сотен тысяч протестующих против «диктатуры исламистов».

МИФ О ЦЕНЗУРЕ В ЕГИПЕТСКИХ СМИ

Говорят, люди выходят на улицы, когда хотят, чтобы их голос был услышан в обществе, где отсутствует гласность.  Могу констатировать, что с гласностью в Египте все в порядке. Не меньше половины новостных и аналитических передач полны отрицательной риторики по отношению к Мурси и «Братьям». Любой шаг или решение президента подвергаются яростной атаке эмоциональных телеведущих в чрезвычайно экспрессивной манере. Бывает, доходит и до прямых оскорблений, как в случае с телеканалом «Фараин», владелец и «фронтмен» которого Тауфик Окаша превратился в российских СМИ в борца за свободу слова. Зарвавшегося бизнесмена оштрафовали за угрозы и оскорбления и прикрыли вещание на три месяца, после чего канал продолжил свою работу. Зато в масс-медиа родился еще один «египетский миф» - о цензуре, развернутой исламистами.

666.jpg
 

МОЛОДЕЖЬ ПРОТЕСТУЕТ НЕ ПРОТИВ ПРЕЗИДЕНТА, А ПРОТИВ ЛИЧНОЙ НЕУСТРОЕННОСТИ

Большая часть СМИ свалила все события и их участников - интеллигентную оппозицию на Тахрире с их палатками, праздношатающихся горожан, фанатов с кровной местью, уличных гопников, ненавидящих полицию -  в одну кучу,  называя все это «восстанием либеральных сил против исламистов». Одними из немногих «опомнились» и начали обращать внимание на фактыРИА «Новости»:

"Оппозиция, представленная в основном фронтом национального спасения (ФНС) Египта, открещивается от радикальных молодежных бунтарей, участвующих в кровавых столкновениях, но тем не менее не собирается отказываться от получения ощутимой политической выгоды из царящего в стране хаоса".

В этом сообщении спецкор РИА «Новости» порадовал - присмотрелся внимательнее к «протестующим»:

"В Каире сотни «разношерстных» молодых людей, от радикальных анархистов до подростков с окраин в рваной одежде, вели позиционную войну с полицией. <…> Гордо именующие себя «революционерами» бунтари закидывали полицейских камнями, те отвечали гранатами со слезоточивым газом. И если анархисты, кажется, понимали, зачем они кидают камни и вдыхают газ, то остальные делали это просто за компанию".

Вообще, ключевые слова тут, так скромно упомянутые в конце, – «за компанию». Я понимаю, спецкорам надо как-то определить то, что происходит, обозначить социальные группы, их требования, аргументы. Сказать прямо о том, что это городская голытьба, воспользовавшаяся всеобщим замешательством и тем, что полиция боится стрелять на поражение, вышла мстить за полученные когда-то от той же полицией синяки, как-то несолидно и аполитично. Не этого ждут читатели.

Я скажу даже больше про «анархистов» и тех, кто «за компанию». Уверена на 100 процентов, что у них нет никаких политических убеждений за/против президента, исламистов и кого-бы то ни было. Был фильм «Невинность мусульман» - они пошли громить американское посольство. Этот тип уличной отмороженной молодежи, который всегда за любой «кипиш», хорошо знаком жителям Каира. Эти злые и оголтелые, безработные и неженатые протестуют не против президентов и конституций, а против личной неустроенности в жизни.

ПАРАД ПРИСТРАСТИЙ, ИЛИ КАК ИЗ ГОПНИКА СДЕЛАТЬ ГЕРОЯ РЕВОЛЮЦИИ

1 февраля, в пятницу, в сильно оскудевшем составе – уже не сотни, а только десятки – каирские радикалы, анархисты, фанаты (от перемены мест клише суть не меняется) пошли штурмовать президентский дворец. Смотрим, что сказано об этом на сайте  телеканала «Дождь». Подзаголовок:

"Манифестанты подожгли президентский дворец, после чего были жестоко разогнаны полицией".

Простите, но никак не могу удержаться от иронии. Всего-то подожгли? А их разогнали? Ай-яй. В большинстве демократических стран поджог президентского дворца наверняка бы обошелся выговором и вежливой просьбой показать документы для проверки личности. Фантазия тут же увлекает в сферу предположений «а что, если кто-нибудь подожжет дворец, к примеру, Путина…» Но крамольная мысль тут же замирает от страха за судьбу таких манифестантов. Читаем дальше:

"На территорию резиденции полетели бутылки с зажигательной смесью. Охранников атаковали камнями. Рядом с дворцом загорелись несколько деревьев. Полиция, которая на некоторое время потеряла контроль над ситуацией, начала жестко оттеснять демонстрантов. Против них применили слезоточивый газ и водометы".

Саид Али, житель Каира: "Вчера на президентский дворец напали самые обычные хулиганы. Эта ночная атака заставила нас вспомнить о времени Хосни Мубарака. То, что сейчас происходит, это неправильно. И заплатят за это обычные люди".

Пока все изложено логично. Хулиганы напали на президентский дворец, швыряли камни в охранников, начался пожар. Не стану спекулировать на тему того, что бы произошло в такой ситуации в России. Хотя нет, скажу прямо то, что все итак подумали: постреляли бы таких сумасшедших. Но тут в Египте, где полиция и так боится сделать лишнее телодвижение, чтобы не спровоцировать новых беспорядков, она «жестоко» защитилась от нападения слезоточивым газом и водой. Местный житель Саид Али прокомментировал корреспонденту то, что я не раз слышала от других египтян: это просто хулиганы, а их так называемые акции – полнейший криминальный беспредел. Читаем дальше, что пишет корреспондент. А пишет он неожиданное:

"О годах правления свергнутого Хосни Мубарака египтянам напоминает то, как сейчас ведут себя полиция и военные в отношении демонстрантов. Кадры, которые вы увидите, сейчас, пожалуй, одни из самых обсуждаемых в стране. Все происходит в Каире сегодня ночью, в окрестностях атакованного президентского дворца. Мы видим, как полицейские волочат по земле обнаженного мужчину и потом буквально закидывают его в автобус".

В первом предложении видим явное передергивание слов египтянина о «временах Мубарака», который очевидно не одобряет «демонстрантов» и прямо называет их хулиганами и где нет ни слова осуждения полиции, ну да ладно. Важнее другое. Несмотря на все факты - явный уголовный характер действий хулиганов, осуждение их со всего египетского общества, даже самой оппозиции, несмотря на неодобрение местных жителей, которые боятся «демонстрантов» гораздо больше, чем армию или полицию, риторика корреспондента крайне необъективна. И это, увы, пример весьма и весьма показательный в плане работы почти всех российских медиа.

Фанатизм, с которым российские СМИ пытаются приравнять происходящее к событиям двухлетней давности, приписать агрессивным хулиганам статус мучеников (закинули в автобус!), истолковать действия полицейских, которые вынуждены буквально защищать свою жизнь, как репрессии режима, выглядит просто абсурдно! Любопытно, чем объясняется эта пристрастная риторика и полное отсутствие, на мой взгляд, объективности. Неужели только антипатией к исламистам? А может быть, жаркой симпатией к тому, в чем усматриваются активные действия общества против заскорузлой власти, реализующей тайные надежды на повторение чего-то подобного в России?

Автор: Лилия Ахмадеева

Комментарии 0