Политика

Архив 2006 г. Надежда Кеворкова о первых обысках в Татарстане по делу "Нурджулар" ровно 7 лет назад ("Газета" от 15.02.2006)

Надежда Кеворкова. Война хижинам.

Татарские спецслужбы разоблачили исламское подполье проповедников мира между верующими.

Президент Владимир Путин заявил на первом заседании парламента Чечни о том, что Россия является защитницей ислама. При этом реальные мусульмане в нашей стране не только не чувствуют себя защищенными, но свидетельствуют об усиливающемся давлении на общины, закрытии медресе в провинции и огульном обвинении верующих. 

В городе Набережные Челны уже полгода община мусульман подвергается преследованиям, обыскам, психиатрическим экспертизам и допросам. Их обвиняют в склонности к экстремизму только потому, что они читают книги исламского богослова Нурси, который прославился своим призывом к диалогу христиан и мусульман.

Турецкий курд ученый Саид Нурси (1876-1960) в составе ополчения защищал город Ван во время наступления Российской армии на севере Турции в ходе Первой мировой войны. Был ранен, попал в плен, по распоряжению Великого князя Николая Николаевича освобожден. В 1916-1918 годах жил на попечении татарской общины в Костроме.

Имам костромской мечети Мирзо-Улугбек Абдуллаев рассказал "Газете", что за эти годы Нурси написал несколько книг, а с наступлением Красной армии его ученики помогли ему вернуться в Турцию. 

«Кемаль Ататюрк с 20-х годов развернул кровавые гонения на ислам в Турции, было повешено более 10 тысяч ученых, но даже та власть не нашла в трудах Нурси никакой крамолы. Его несколько раз пытались судить, ссылали, но ученый дожил до преклонных лет, - говорит имам Абдуллаев. - Нурси прославился во всем мире как один из первых исламских ученых, кто призвал мусульман оставить споры с христианами и вместе противостоять безбожию».

В Европе существует обширная христианская школа по изучению его наследия, проходят международные конференции с участием христианских богословов. В ходе подготовки II Ватиканского собора изучались его труды как одного из зачинателей диалога между религиями и противника национализма. 

Первая попытка в России признать книги Нурси экстремистскими потерпела фиаско: в апреле 2005 года суд в Омске полностью оправдал Джамбула Исамбаева, распространявшего книги Нурси. Книги были ему возвращены, а суд вынес предупреждение УВД Омской области, что сотрудники сами провоцируют межрелигиозные конфликты.

Совет муфтиев России и Центральное духовное управление мусульман дали положительную оценку трудам Саида Нурси как направленным против разжигания экстремизма и способствующим христиано-исламскому диалогу.

Единственная страна мира, где труды Нурси запрещены, - Узбекистан.

Записи в блокнотах как улика

В Набережных Челнах 16 мечетей. В декабре 2005 года закрыли три последних медресе - больше исламских учебных заведений в городе нет, говорит старший преподаватель женского медресе "Ихлас" Накия Шарифуллина, в прошлом - учительница физики и математики. (Задержана и посажена в СИЗО г. Набережные Челны вчера, 14 февраля 2013 г.) 

«Ихлас» в 1992-1997 годах работал по лицензии Духовного управления мусульман и Министерства образования Татарстана. «Потом, - говорит Накия, - лицензию отобрали, но мэрия выделила квартиру для занятий, нам разрешили собираться в мечети «Нур-Ихлас» («Свет искренности»).

12 июля 2005 года ровно в 7.55 утра в 20 квартирах в Набережных Челнах одновременно начался обыск. «Я выходила из дома, когда к нам пришли. Бабушку 79 лет, моего сына и меня заставили просидеть семь часов, пока шел обыск. Бабушке не давали ни пить, ни есть, не разрешали ее укрыть, хотя она мерзла, - говорит Накия. - Забрали письма, фотографии, брошюры, все бумаги из дома, на которых что-либо было написано». 

«Следователь ФСБ Денис Кадыров с порога обвинил меня в разжигании межнациональной розни и распространении экстремистской литературы, которой они считают книги Саида Нурси», - недоумевает Накия, у которой забрали все бумаги и брошюры, а 14 томов Нурси оставили на полке. 

«Через два дня меня заставили пройти детектор лжи и отвечать на вопросы, где и что я взрывала», - говорит учительница. Конфискованное имущество ей до сих пор не возвращено.

Нет опаснее врага, чем верующая мусульманка

В тот же день, по словам Шарифуллиной, прошел обыск в женском медресе.

«Это была настоящая боевая операция. Силовики вломились в медресе, не снимая обуви, матерились, швыряли в комнату девочек и женщин, так что потом руки у них были в синяках. 11 часов длился обыск, - говорит Накия. - Следователи удивились, что среди мусульманок есть юристы и учителя. Считают нас неграмотными, но книги отбирают».

Шарифуллина заверила «Газету», что уже два года она сама и ее знакомые мусульманки находятся под надзором. «Стоит прийти на вокзал - под любым предлогом проводится обыск. Открыто фотографируют нас, наших детей. Едешь в поезде - твои вещи перерывают. Мы просто верующие. Мы не можем понять, чем мы заслужили такие подозрения».

«3 декабря к нескольким нашим женщинам в их отсутствие домой пришли люди в штатском. Мужьям говорили, что их жены - террористки, что их посадят на 20 лет, - говорит Накия Шарифуллина, она недоумевает, на каком основании делаются такие заявления: - Нам запретили собираться в частных квартирах. Нам, женщинам, нельзя приходить друг к другу и вместе читать книги, молиться. 31-я статья Конституции Российской Федерации гарантирует мирным гражданам право собираться где угодно. Мусульманки - не граждане?»

Добровольно-принудительная психиатрия

Пятерых женщин из тех, что посещают мечети, подвергли психоневрологической экспертизе. «70 вопросов, на вопрос - секунда. Из сотни прихожанок выбрали самых пугливых и необразованных. Женщины жаловались, что после бесед с психологами они теряли сознание, тряслись руки, болело сердце, - говорит Накия. - В январе 2006 года сотрудники ФСБ потребовали, чтобы эти женщины подписали бумагу, что тестирование было добровольным. К Сагадат Насибуллиной пришли на работу - она работает вахтером - и стояли, пока не подписала. Уборщица Рафиза Хикматова не подписала, а посмела жаловаться в прокуратуру. Так сотрудники в штатском приходят к ней по вечерам домой до сих пор и ее запугивают». 

Коран запрещен в России - на арабском, русском и татарском

12 июля прошел обыск и у переводчика книг Саида Нурси Марата Тамимдарова.

«Мне предъявили постановление на обыск, почему-то подписанное следователем по экономическим преступлениям прокуратуры Республики Татарстан (РТ) В.А. Кузьминым. Восемь человек представились сотрудниками ФСБ. Они заявили, что обыск производится по подозрению в том, что в моей квартире находится литература Нурси, которая запрещена по статье 282 УК РФ», - говорит переводчик.

К слову, в нашей стране нет пока запрещенной литературы - ни для распространения, ни для чтения. Не является таковым и Коран, но у переводчика изъяли Коран на арабском, турецком, татарском и русском - в научном переводе академика Крачковского, Саблукова, а также поэтический перевод Валерии Пороховой.

Кроме того, увезли целый шкаф книг, системный блок от компьютера и даже сотовый телефон.

«Я просил ограничиться жестким диском, но ответа не получил», - говорит переводчик, которому ничего из его личных вещей не вернули, несмотря на многократные обращения в челнинскую прокуратуру.

В тот же день его проверили на детекторе лжи в УБОП, требуя ответов, где он взрывал, скольких убил, в каких террористических организациях состоит.

В прокуратуре Марата Тамимдарова два часа допрашивали о «деятельности секты нурсистов, владеют ли они техникой гипноза и зомбирования, кто их финансирует и сколько им платят зарубежные спецслужбы, как относятся к евреям и неверным, к действиям федеральных войск в Чечне». 

Как готовится показательный процесс

После массовых обысков местное ТВ многократно показало сюжет, снятый в женском медресе во время обыска. «Показывали наших девочек и женщин, их называли террористками, а наше медресе - подпольным, - говорит Тамимдаров. - Якобы найдены улики, подтверждающие связь с чеченским подпольем. Не было ни следствия, ни суда. По какому праву наших мусульманок огульно обвиняют?»

По словам Марата Тамимдарова, накануне обысков 12 июля местная ФСБ проинструктировала журналистов, чтобы те не реагировали на жалобы мусульман, «так что журналисты молчат».

В начале февраля в мэрии по распоряжению заместителя начальника ФСБ Сиреня Галиакбекова собрали имамов города. "Галиакбеков, - говорит переводчик, - предупредил их о том, что книги Нурси признаны экстремистскими и чтобы те не вздумали заступаться за нурсистов, когда их начнут преследовать". При этом текст экспертизы ни адвокатам, ни их подзащитным не показывают.

«2 февраля следователь казанской прокуратуры В.А. Кузьмин сказал адвокату Роберту Туктарову, что они сначала добьются запрещения книг Саида Нурси, а затем всех нурсистов пересажают». Тамимдаров убежден, что общественность готовят к новым показательным процессам: «Ваххабиты органам приелись. В Бугульме осудили 30 человек как членов «Хизб ут-Тахрир», хотя весь город знает, что эти люди никакого отношения к ним не имеют. Теперь создается новое пугало - нурсисты».

Преступная сеть плелась десять лет, а разоблачена за десять месяцев 

В распоряжении «Газеты» есть ответ прокурора РТ К.Ф. Амирова председателю госсовета РТ Фариду Мухамметшину на его запрос по обыскам мусульман.

Прокурор объясняет, что дело № 300079 было возбуждено еще 28 марта 2005 года по материалам проверки УФСБ РТ, которая отыскала в республике религиозно-националистическую секту «Нурджулар», действующую аж с 1992 года.

Прокурор не указывает, почему коллеги просмотрели врага 14 лет назад. Также прокурор не указывает, что на запрос прокуратуры Татарстана МИД Турции ответил, что труды Нурси не запрещены в Турции, не пропагандируют экстремизм, а секты «Нурджулар» не существует. Прокурор обходит молчанием, что Нурси всю свою жизнь боролся с национализмом, а вовсе не проповедовал его.

Прокурор игнорирует экспертные заключения, признавшие труды Нурси исключительно полезными для умиротворения общественного брожения в нашей стране, сделанные директором Института религии и права Анатолием Пчелинцевым и зампредседателя экспертного совета по религиоведческой экспертизе Минюста РФ Игорем Кантеровым.

Прокуратура РТ почему-то предпочла экспертизу Института психологии РАН. С 1920-х по 1980-е годы психиатры исправно выдавали нужные заключения о религиозных книгах и деятелях. Очевидно, их опыт вновь востребован.
Срок следствия по этому делу продлен до 28 января 2006 года. Уже февраль. ФСБ предупредила имамов и журналистов, чтобы сидели тихо. Процесс пошел.

P.S. В Кабардино-Балкарии силовики вместе с главой местного МВД Шагеновым не размениваются на мелочные придирки: там всех людей поделили на молящихся и прочих. Молящийся получает многолетние преследования его и его родных, а республика - нападение на Нальчик 13 октября. Татарским силовикам надо поучиться у коллег, как возбуждать в народе гроздья гнева. 

Комментарии 1