Среда обитания

Юсуф Ислам: Этим путем шли пророки и хорошие люди

Будучи Кэтом Стивенсом, он правил миром современной музыки. Став Юсуфом Исламом, он пытается найти свое собственное место в нем. В беседе с журналисткой Софией Альберс Юсуф Ислам размышляет об истине, идентичности и о том, почему для того, чтобы найти самого себя, необходимо от себя отказаться.

В мрачном номере старинного здания в Берлине, в скрипучем кожаном кресле сидит Юсуф Ислам, также известный как Кэт Стивенс, играет на гитаре и поет. Просто так. Вживую. Тонкие пальцы ласкают струны и этот знаменитый голос, который легко покрывает все эмоциональные уровни, наполняет комнату, оставаясь при этом тихим.

Человек с седой бородой и мягким взглядом закрывает глаза, напевает, смеется, поет, в то время как горстка журналистов немного  недоверчиво наблюдает за ним. Но это действительно Кет Стивенс:

«Don’t be shy/ Let your feeling roll on by/ on by, on by, on by…»  Потому что я точно знаю эту песню из коллекции записей мамы.

Но нет. Тот, кто сидит передо мной, – это все еще Юсуф Ислам, человек, который в конце 70-х годов завершил свою жизнь в качестве поп – звезды Кэта Стивенса, чтобы начать новую жизнь в качестве мусульманина. Это означало, в том числе, и  отказ от популярной музыки. Отказ длиною почти в 30 лет.

В 2006 году он впервые под новым именем выпустил  альбом «Чаша других». Судя по всему, певец за эти годы немного помирился со своей старой идентичностью. Все -таки в некоторых песнях из его второго альбома «Roadsinger»  легко услышать того прежнего Кэта Стивенса, а оформление обложки альбома даже отсылает ко временам, когда он был хиппи. Такое долгое время даже невозможно было себе представить.

«Это моя музыкальная роспись, – говорит Юсуф об альбоме. – Речь в нем идет о мраке и свете, о дороге, которой является вся наша жизнь, об испытаниях и мечтах».

В альбоме много гитары, но и удивительных текстов, иногда даже слышны электронные звуки. Но прежде всего – это уникальный голос Юсуфа Ислама, который даже спустя десятилетия остается единственным в своем роде во всей мировой поп – музыке.

Ассаламу алейкум!

Его мобильник звонит. „Салам алейкум“. Да, он хорошо выспался. Улыбается. „Мы поели суши“. Люди в комнате как будто позабыты. Смеется в трубку. У моей мамы от такой близости к суперзвезде, наверное, голова бы закружилась.

В последние годы Юсуф Ислам не мог похвалиться хорошей прессой о себе. Особенно после того, как стало известно, что он одобрил фатву против писателя Салмана Рушди. Наверное поэтому он всегда, когда идет на интервью, берет с собой собственный диктофон. Чтобы его слова не переврали.

Но и журналисты, и пресса забываются, как только он начинает играть. Музыка – это искусство, которым этот теперь уже 60-летний мужчина владеет в совершенстве. Как Кэт Стивенс, так и Юсуф Ислам.

- Вы слушали свои песни с закрытыми глазами. Что Вы слышите, когда слушаете самого себя?

- Я немножко переживаю, потому что, слушая себя, я думаю о том, что следовало бы на самом деле играть эти песни вживую, а не прослушивать их снова вместе с другими. С другой стороны, альбом для того и выпущен, чтобы его снова и снова слушать. Но лично для себя я предпочитаю закрывать глаза. Так я могу немного отвлечься от ситуации.

- Вы занимаете прочное место на троне современной музыки. Считаете ли Вы, что музыка может изменить мир?

- Нет. Но она может создать видение другого, более лучшего мира. Музыка не может делать за людей их работу. Они сами должны с ней справиться. Но песня может инспирировать, вдохновлять, она может направить человека на определенный путь. Трудиться над созданием лучшего мира – это самая прекрасная цель, какую человек может иметь. Но добиться ее можно лишь в том случае,  если он сам над собой будет трудиться.

- Как бы Вы объяснили сегодняшнему 18-летнему молодому человеку, не знакомому с Вашим творчеством, кто такой Кэт Стивенс?

- О… Я бы,наверное, сказал, был такой… Знаете что, я бы написал мюзикл о нем! Я бы постарался перевести его в какой-нибудь другой мир, потому что дети нуждаются в сильных ассоциациях и картинках. Я бы сказал, этот парень был довольно – таки большим бунтарем, который не хотел верить тому, что не существует ответов на его вопросы. И поэтому он вместе со своей музыкой отправился в путь, чтобы найти эти ответы. Таким я и был на самом деле.

- А как бы Вы описали Юсуфа Ислама?

- Юсуф – это человек, который находится на хорошем пути. На пути, не им самим проложенном. Это путь, которым шли все пророки и хорошие люди.

- Пророк?

- Я не пророк, но я следую за ним, я пытаюсь идти по пути, который он проложил.

- Ваша вера научила Вас чему-то в музыке? Как-то дополнила ее?

- В начале это было не совсем понятно. В Коране не сказано, что музыка запрещена. Слова „музыка“ в нем вообще нет. Значит, все дело в интерпретациях. Но как существует хорошая и плохая поэзия, так и музыка бывает хорошей или плохой. Я долгое время не был уверен, что когда-нибудь в своей жизни напишу еще одну песню. Пришлось ждать, пока придет какой-то знак, сигнал. Знамением стало то, что мой сын как-то принес домой гитару. Как раз в это время начали происходить все эти события в мире. 11 сентября и так далее. И было такое ощущение, что мир распадается на две части. Это была трещина. Мир стал более диким. «Wild World» вдруг оказался на пороге каждого человека. И я понял, что пришло время петь. Потому что, если моя музыка и служила чему-то, то всегда – мирной совместной жизни. Тому, как жить вместе, как любить друг друга, как наслаждаться этим миром, не разрушая его при этом.

- Ваша любимая цитата – слова одного средневекового теолога: «Чтобы быть, необходимо отказаться от того, что ты есть». Вы все еще отказываетесь от себя?

Это непросто. Этот девиз – своего рода парадокс. Чтобы отказаться от себя, сначала нужно все – таки что-то из себя представлять. Это значит, ты должен находиться на определенной вершине. Но, может быть, человек, дошедший до этой точки, уже не тот, кем он тебе казался в самом начале пути. Возможно, тебе придется пройти через много перевоплощений, прежде чем ты сам поймешь, кто ты есть.

- Это значит, что Вы сами все еще не дошли?

- Жизнь – это путешествие. Совершенно определенно.

Комментарии 0