События

П.Х. Хашагульгова: У меня сегодня гостило 150 камуфлированных гостей

 

 

Главе Республики Ингушетия Евкурову Ю-Б.Б.

Прокурору Республики Ингушетия Белякову П.А.

Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Лукину В.П.
Уполномоченному по правам человека в Республике Ингушетия Оздоеву Д.Э.

В Правозащитную организацию «Международная амнистия»

Председателю Московской Хельсинкской группы Алексеевой Л.М.

Председателю правления ПЦ «Мемориал» Черкасову А.В.

Председателю Комитета «Гражданское содействие» Ганнушкиной С.А.

Руководителю Правозащитной Организации «МАШР» Муцольгову М.А.

Руководителю РОД «ЧКНС» Бадалову Р.Н.

От Хашагульговой Пятимат Хажбикаровны.
проживающая по адресу: 386230, Республика Ингушетия,
г. Карабулак, ул. Чкалова, 53

 

 

 

 

Сегодня, 8 февраля 2013 года, во второй половине дня, мой дом в г. Карабулак был окружен сотрудниками силовых структур, которые были вооружены автоматическим оружием, их лица были закрыты тряпичными масками. Общая численность всех силовиков превышала 150 человек. Вся колона состояла из 4 бронированных автомобилей марки УРАЛ, 2 бронированных автомобиля марки ГАЗель, один микроавтобус иностранного производства (этот автомобиль заслуживает особого внимания), порядка 10 автомобилей марки НИВА, ВАЗ-2114 и ЛАДА-Приора. Я находилась в отделении СБЕРБАНКА в г. Назрань, пытаясь установить, почему моя банковская карта заблокирована, когда на мой телефон поступил звонок, и мне сообщили, что мой дом окружен, а по двору разгуливают вооруженные люди, одетые в камуфлированную форму. Я испугалась за своих малолетних детей, которые в тот момент одни находились дома. Я оставила все дела и приехала, в г. Карабулак. По моему прибытию домой я беспрепятственно проследовала сквозь все кордоны силовиков, спросила, кто они и что делают в моем доме. Мой вопрос был оставлен без ответа, мне никто не представлялся, но предъявили постановление, которое состояло из нескольких листов, но мне дали прочитать только несколько фраз, о том, что якобы я, со своим деверем Якубом Хашагульговым, младшим братом моего мужа Исы, готовила план освобождения своего мужа, а в моем доме якобы, может находится огнестрельное оружие. Из постановления я смогла прочитать и то, что подписано оно было федеральным судьей Торчиновым (РСО-А) и по ходатайству следователя ГСУ СК РФ по СКФО А.П. Авдеева, с которым я неоднократно судилась, обжалуя его не законные действия. Безусловно, указанная причина обыска была полным абсурдом. Цели своего визита, назвать мне они отказались. Практически сразу после этого они потребовали пройти в дом, вероятно, их требование касалась не только меня, так как после него в моем доме оказалось не менее 30-ти вооруженных человек. Они находились по несколько человек в каждой комнате, со всех сторон меня отвлекали и не давали сосредоточится на происходящем. Я потребовала вызвать участкового уполномоченного полиции из ОМВД России по г. Карабулак, после того как он приехал я потребовала от него привести понятых в целях предотвращения противоправных действий со стороны силовиков, но следователь попросил не беспокоится и сообщил что понятые уже здесь. Объяснив что они привели гуляющих рядом с нашим домом прохожих, но на самом деле эти люди не проживают ни где по соседству или на соседних улицах и еще к тому же общались со следователем как давние знакомые. Более того, разговаривали они на чистом осетинском языке. Потом следователь, который говорил мне о наличии своих понятых, начал проводить обыск, но его действия сразу говорили о разыгрываемом спектакле. Они переходили из комнаты в комнату, возвращались обратно в уже обысканную комнату, смотрели одни и те же вещи по два-три раза, все это напоминало поиски подходящего места, для заготовленной провокации. Они выходили на улицу, потом вновь возвращались в дом. После всего этого спектакля один из силовиков (именно он заявлял, что он старший в этом спектакле, вероятнее всего он являлся следователем, так как все время что-то писал) в очередной раз подошел к дивану и спросил у своих коллег, обыскивали ли его, на что ему один ответил что да, а другой сказал нет, после чего он сказал, чтобы этот диван проверили более «тщательно». На этом диване стали поднимать подушки и предъявили какой-то блокнот-ежедневник синего цвета, якобы только что случайно найденный. Следователь резко схватил этот блокнот и начал кричать, что это наш блокнот. Сын сказал мне, что этого блокнота в доме не было, что он нам не принадлежит, в свою очередь я заявила следователю, что этот блокнот нам подбросили и ранее мы его ни когда не видели. Позже мне удалось увидеть одну страницу блокнота, во время того как его пролистывал следователь, на ней были написаны ингушские фамилии и были указаны какие-то цифры.

Во время обыска у меня были изъяты 2 сломанных и 1 рабочий телефоны, 2 нетбука и из двух стационарных компьютеров изъяли жесткие диски, унесли видеорегистратор системы уличного видеонаблюдения, на котором были зафиксированы все их противоправные действия. Во время всего этого произвола я позвонила своему адвокату и попросила прибыть его на место обыска, но его не пропустили через оцепление. Один из силовиков сказал ему, что во время работы следователей Главного Следственного Управления СК РФ по СКФО его не пропустят за оцепление. После этого адвокат направился в Прокуратуру г. Карабулак и попросил проехать на место совершения произвола сотрудников силовых структур и на месте разобраться в происходящем, но ему предложили написать заявление и подать на рассмотрение в прокуратуру. Он написал заявление о чинимом в моем доме произволе, но работник прокуратуры отказался расписаться в получении заявления, ссылаясь на то, что после 18-00 часов канцелярия закрыта. На его просьбу позвать дежурного прокурора, ему сообщили, что такого нет, по той же причине.

В самом начале всех действий в моем доме я позвонила секретарю Совета Безопасности РИ А. Котиеву и описала ему происходящее в моем доме, на что он спросил, присутствует ли на месте участковый уполномоченный, я ответила утвердительно, но разъяснила ему, что от участкового здесь вообще ничего не зависит. На мои вопросы и просьбы он ответил мне: «Поднимай народ с вилами против силовиков».

После обыска, силовики потребовали расписаться в протоколе, но отказались дать мне с ним ознакомиться и оставить мне его копию. После чего они собрались и уехали. Своими действиями они напугали моих малолетних детей, которые после того как силовики уехали еще долго не могли ни чего говорить.

Одновременно с обыском в моем доме, аналогичный обыск был проведен в доме моего свекра в с. Яндаре Лохана Хашагульгова и его младшего сына Якуба. В начале своего заявления я обратила внимание на микроавтобус иностранного производства, который присутствовал во время проведения обыска в моем доме, и это я сделала не случайно, так как со слов очевидцев, именно этот автомобиль подъехал сначала к дому моего свекра, из него выгрузили какие-то черные полиэтиленовое пакеты, и лишь потом он выехал в сторону моего дома. Позже мне стало известно, что Якуба похитили или задержали, пока не понятно.

Все доводы следователя о якобы имеющемся плане освобождения моего мужа это бред. Начиная с момента похищения моего супруга и по сегодняшний день, я действительно добиваюсь правовыми методами справедливости и освобождения моего незаконно задержанного мужа. Все мои действия основаны на законе, я действительно нанимала адвокатов, обращалась во все органы власти и правозащитные организации, я посещала своего мужа в СИЗО и передавала продуктовые и вещевые передачи, я возмущалась когда моего мужа пытали, и обо всем об этом, я сообщала в СМИ. Судите сами, все мои действия абсолютно прозрачны и законы. Я делала все, что разрешает закон, и за последнее время очень часто мне приходилось посещать Владикавказ, но Якуб ни когда не был в Северной Осетии. Следуя логике следователей, я воплощение Джеймса Бонда и Бетмена, с задатками человека невидимки, способная освободить мужа, проведя военную операцию по его освобождению из Следственного изолятора в Северной Осетии.

Оценивая все действия силовиков сейчас я могу говорить четко о том, что весь спектакль ничто иное, как спланированная акция, конечной целью которой является фальсификация уголовного дела против меня и семьи моего мужа, а так же попыткой изолировать меня от связи с внешним миром, а главное от средств массовой информации. С момента ареста моего мужа против него не было найдено ни одной улики или фактов, подтверждающих причастность к какому-либо преступлению, все, на чем основывается следствие, это показания нескольких задержанных, которые оговорили моего мужа, под пытками.

На основании изложенного прошу Вас немедленно вмешаться в происходящий произвол, оказать содействие в освобождении незаконно задержанного сегодня Якуба Хашагульгова, оградить меня и моих шестерых детей от постоянного запугивания и открытых угроз со стороны сотрудников силовых структур, а так же обеспечить соблюдение наших конституционных прав. Так же я прошу вернуть украденное у меня имущество, а виновных лиц привлечь к ответственности.

Комментарии 2