Их нравы

Новые правые нетрадиционной ориентации

Как сообщает , Партия Свободы известного либертарианца и популиста, автора нашумевшего антиисламского фильма Фитна Герта Вильдерса, согласно опросу общественного мнения, проведенному известным социологом Морисом де Хондом является самой популярной партией Голландии и пользуется поддержкой 21% граждан этой страны.  Если бы выборы проходили прямо сейчас, то Вильдерс мог бы вполне занять пост премьер-министра. Напомним, что на выборах 2006 г. партия набрала менее 6% голосов и в парламенте представлена всего 9 депутатами из 150. Чем же вызван такой значительный рост поддержки Партии Свободы и является ли это тенденцией в современной Западной Европе? На самом деле, исламофобские и мигрантофобские идеи, высказываемые Гертом Вильдерсом действительно становятся все более популярными в Европе. Однако те, кто думают, что это идеи право-националистические, глубоко заблуждаются. "Ле Пен и Хайдер не могут быть нашими союзниками, равно, как и группировки сторонников Муссолини в Италии. Я чрезвычайно обеспокоет тем, что меня ошибочно причисляют к правым фашистским группировкам", заявляет Вильдерс. И он не кривит душой, действительно, идеологией его партии является правый либерализм, заключающийся, по его мнению, в охране "иудео-христианских ценностей" европейской цивилизации. Правда, как выясняется, ни к христианству, ни к иудаизму эти ценности отношения не имеют. 

У Герта Вильдерса и его движения были достойные учителя и предшественники. Начинал он помощником Фрица Болкештейна, лидера либеральной Партии Свободы и Демократии, Еврокомиссара по внутренним рынкам и сервису. Этот деятель замешан в ряде коррупционных скандалов, в том числе и как член международного консультативного совета банка Менатеп, принадлежавшего Михаилу Ходорковскому. Предшественниками Вильдерса также часто называют голландского политика Пима Фортейна и режисера Тео Ван Гога. Первый нам интересен качестве одного из первых политиков, вылезших на антимусульманской волне. В 1997 г. он издает программную книгу "Против исламизации нашей культуры", в которой подробно описал несовместимость современной европейской и мусульманской цивилизационных парадигм. В чем же заключается эта несовместимость? Пим Фортейн пишет об исламском вероучении: "декларируемые ими нормы поведения столь жестоки, что человеку невозможно их выполнить", и они бесконечно далеки от европейской культуры: "Посмотрите на Нидерланды! В какой еще стране лидер такой крупной политической политической партии как наша может быть открытым гомосексуалистом? Как прекрасно, что это возможно! Это то, чем мы все должны гордиться!" Разумеется, как и полагается либеральному политику, Пим Фортейн с не меньшей энергией восхищался свободой распространения наркотиков, считал разрешение эвтаназии, абортов и однополых браков необходимым условием для развития современного общества. Неудивительно, что в 2005 г. всплыли документы полиции, из которых следовало, что Фортейн устраивал гомосексуальные оргии с несовершеннолетними. В 2002 г. он был убит активистом по защите прав животных Волькертом ван дер Графом, который в качестве одной из причин убийства позицию Фортейна по отношению к мусульманам. Это было первое политическое убийство в Нидерландах за 100 лет. Следует отметить, голландское общество оценило усилия Пима Фортейна по защите европейских ценностей: в 2004 г. он был выбран большинством голосов как "Самый великий голландец всех времен", немного опередив Вильгельма Оранского, а его многочисленные скульптерные портреты украшают ныне улицы и парки Нидерландов. Известный режиссер Тео Ван Гог был другом и соратником Пима Фортейна и автором многочисленных статей и фильмов, критикующих ислам с либеральных позиций. Самым известным из них стал фильм Submission, ставший прототипом Фитны Вильдерса и рассказывающий об нетерпимом положении женщины в исламе. Этот фильм принес Ван Гогу скандальную славу и быструю смерть от руки фанатика в 2004 г. Помимо гендерного неравенства в исламе режисера интересовали также такие традиционные для либерала темы, как проблемы однополой любви и ее легализации, исламский реформизм и употребление наркотиков, о чем повествуют его многочисленная библиография и фильмография.

Гирт Вильдерс является достойным продолжателем дела своих предшественников. После окончания университета, он решил, по его собственным словам, "посмотреть мир" и направился в Израиль работать в киббуце. Используя территорию Израиля в качестве базы, молодой Вильдерс изъездил весь Ближний Восток, неизменно возвращаясь назад. Судя по всему, именно там сформировалось его политическое мировоззрение, так близкое к взглядом израильских правых, которым свойственна крайняя нетерпимость к арабам и мусульманам. Начиная собственную политическую карьеру Гирт Вильдерс избрал опасный, но способствующий резкому росту популярности путь негативной консолидации общества против ислама, евроинтеграции с Турцией и миграции из неевропейских стран. В 2004 г. он создает свою собственную Партию Свободы, вытупающую с либертарианскими, но, в то же время консервативными лозунгами. Идеология Партии Свободы действительно близка значительной части населения Западной Европы, желающей сохранить так называемые иудео-христианские, западные, европейские ценности, под которыми понимается позитивизм, индивидуализм, либерализм, секуляризм в самых крайних проявлениях. Адепты такого подходы отнюдь не считают, что именно эти ценности стали причиной физического вырождения населения Европы, в результате котрого сформировался гигантский дефицит дешевой рабочей силы, порождающий, в свою очередь, миграцию из экономически неблагополучных районов планеты. Напротив, мировоззрение, сложившееся в современной Европе, почитается ими за универсальное, вершину эволюции человечества, к котрой должны стремиться все остальные. Мигрант с этой точки зрения представет перед нами эдаким варваром, который, вместо того, чтобы с благоговением приобщаться к универсальным благам, вдруг нарушает комфортное бытие европейца своими действиями, выходящими за границы индивидуальной свободы.   

Здесь необходимо добавить пару слов о социологии миграционных процессов в ЕС. Мусульманская миграция в Европу имеет свои особенности. Как правило, социально-экономические причины не являются единственным фактором, способствующим массовому переезду жителей Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока в ту же Голландию. Многие выбирают Европу в том числе и из-за царящих там свобод отношений между полами, употребления наркотиков и секуляризма. Настоящий мусульманин вряд ли уедет из традиционной среды в мир, полный искушений (мусульманину не полагается жить в иноверческой среде), потому большая часть мигрантов скорее сама бежит от ислама, чем привносит в страны Евросоюза его ценности. С другой стороны, в большинстве стран Ближнего Востока наложен строгий запрет на распространение всевозможных экстремистских идей,  подвергаются дискриминации многие исламские организации, ставящие перед собой политические цели. Часто сторонники этих исламских  течений вынуждены бежать за пределы своих государств и укрываться в Европе, где либеральные порядки не только не ограничивают их в проповеди, но и поощряют открытие мечетей, различных культурных и образовательных центров (прекрасный и всем известный пример - проживание в ряде стран ЕС чеченских сепаратистов, придерживающихся радикальных взглядов, скрывающихся от органов правосудия Российской Федерации). Политика толерантности и мультикультурализма не позволяет властям накладывать строгие запреты на деятельность этих организаций и во многих странах они не только процветают, но и набирают новых адептов из числа мигрантов, разочаровавшихся в свободах Западного мира. Таких оказывается немало. В Египте, Алжире, Пакистане часто судят о жизни на Западе по передачам на телевидении, по голливудским фильмам. Но многие, оказавшись там, столкнувшись с нежданными опасностями потери идентичности, с туманным будущим своих детей, растущих в неблагоприятном окружении, становятся еще более активными адептами ислама, чем даже были раньше, на Родине. В результате, коренным жителям Евросоюза приходится сталкиваться, как правило, с двумя типами мигрантов: условное большинство - развязная молодежь, не желающая работать, тесно связанная с преступным миром окраин и наркобизнесом, и условное меньшинство - люди, не желающие адаптироваться, исправно посещающие мечети и негативно относящиеся к ценностям европейской цивилизации. Есть, конечно, и те мигранты, которые являются приемлемыми для европейцев - которые немедленно порывают со своей культурой или пытаются ее адаптировать к "универсальной" западной. Однако их чрезвычайно мало. Наиболее наглядный пример - крайне ограниченная популярность так называемого Евроислама (обратите внимание, в Википедии нет статей об этом явлении ни на одном из языков Ближнего и Среднего Востока).

К сожалению, большинство людей лишены способности мыслить объективно. Это естественно, что для среднего европейца, исповедующего либеральные ценности, появление в его маленькой уютной комфортной стране толп волосатых смуглых мелких торговцев наркотиками, воришек и попрошаек, играющих по ночам свою варварскую музыку на барабане не вызывает никаких симпатий. Первое сопоставление, которое возникает у него в голове, это ислам, так как рядом посроили мечеть и теперь в 5 утра его будит азан муэдзина. Все мигранты автоматически считаются мусульманами, а мусульмане, благодаря красочным новостям с Ближнего Востока и Манхеттену 9/11/2001, террористами. Но вот какое сопоставление никак не идет в голову среднему европейцу, так это тесная связь его привычного образа жизни с появлением мигрантов. Одна из главных либеральных свобод - свобода передвижения людей оказывается хороша, когда этот самый европеец едет отдыхать в другие страны без виз, но, в то же время, плоха, когда этой свободой пользуются варвары. Большинство европейцев довольны встретить в нецивилизованных странах туземцев, говорящих на их языке, и жалуются, когда официант не совсем точно понял заказ, когда им делают замечания за ношение одежды, не соответствующей нормам страны, однако, возмущаются, когда эти самые дикари приезжают в их страну и пытаются навязать свои порядки. Этот двойной стандарт Европы по отношению к не-Европе, к котрой относится и Россия, хорошо известен в истории, блестяще описан философами и политологами. Эдвард Саид в своей книге "Ориентализм" делает предположение, что изначальный негатив к Ближнему Востоку вообще лежит в основе европейской культуры. Однако, не будем кривить душой, в XVIII-XIX в. у Европы были силы и средства постоянно доказывать это превосходство, навязывать свою точку зрения народам Востока, а сейчас - нет и в помине. Европа сама выбрала комфорт, эвтаназию и гомосексуализм, однако, по-прежнему желает мириться с наглядными последствиями этих явлений в лице, например, миграции. На фоне этого и рождается столь популярная идеология либерального консерватизма.       

Все же кровь - лучший пропагандист. Снимая скандальный исламофобский фильм Фитна, размещая на своем сайте известные карикатуры на пророка мухаммеда, Гирт Вильдерс сознательно вступал на путь своих погибших предшественников, надеясь превзойти их по популярности. Однако, если Пима Фортейна и Тео Ван Гога убить было довольно просто - они вели скромный образ жизни и не пользовались услугами телохранителей, новый кумир либертарианцев делает вид, что весь мусульманский мир охотится на него. О тяжелых буднях политика рассказывает журнал Шпигель: "Каждую ночь он вынужден проводить в новом месте, со своей женой он видится только раз в неделю и то, только после разрешения охраны". Охрана была предоставлена Вильдерсу государством после неоднократных угроз в его адрес и сопровождает его даже в туалет. Эти угрозы в видео и аудио формате демонстрируются самим Вильдерсом журналистам и без всякого сомнения являются важнейшей частью его предвыборной программы. Разумеется, более колоритной фигуры в Голландии не найти и не зря в 2007 г. он был избран журналистами "политиком №1". Не так давно Герт Вильдерс пообещал своим избирателям, что в ближайшее время отдыхать им не позволит. В его ближайших планах создание нового антиисламского фильма, скандал вокруг котрого как раз достигнет апогея к очередным парламентским выборам в 2011 г.  Смогут ли Вильдерс и ему подобные завоевать симпатии населения стран ЕС? Кажется, именно сейчас созданы необходимые условия для этого. Нынешнее время часто сравнивают с эпохой Великой депрессии начала 30-х гг. ХХ в. В те времена экономический кризис также способствовал появлению и популярности политиков, играющих "от противного", то есть предпочитающих строить свою программу на принципах негативной консолидации населения против какого-то явления, виновного в негативной экономической ситуации. В Германии 30-х победило именно движение, объединяющее людей против евреев, коммунистов и славян, которые вздумали посягнуть на вечные арийские ценности. Сейчас, конечно, цели немного изменились, и в роли евреев выступают так называемые мусульмане, на деле - инокультурные выходцы из не-европейских стран. Разумеется, никакое движение в Европе не сможет добиться значительных результатов без поддержки США. В свое время, чтобы не допустить коммунистов к власти, Вашингтон вложил в экономику Европы средств в несколько раз больше, чем потратил на поставки в СССР во II Мировой войне. И Вильдерс старательно налаживает связи с ведущими американскими политическими организациями: Центром Свободы Давида Горовица, Международным обществом свободы прессы, выступает перед сенаторами. В отличие от предшественников из 30-х гг. современные правые испытывают чувство искреннего уважения к государству Израиль, который почитается ими как форпост западной иудео-христианской цивилизации против дикого мусульманского мира. Как правило, они поддержиают все силовые акции Израиля и регулярно встречаются с действующими правыми политиками этой страны. Пим Фортейн известен как автор апологетической книги, посвященной 50-летию Израиля и его борьбы с исламским фундаментализмом. Вильдерс бывал в Израиле более 40 раз, неоднократно восхищался этой страной и даже заявлял о якобы имеющихся у него еврейских корнях. Его сторонники с трибуны голландского парламента призывают брать пример с Израиля в политике по отношению к мусульманам. Фактически сейчас в Европе и США происходит формирование нового правого политического движения, которое приходит на смену дискредитировавшим себя правым консерваторам. Старики Ле Пен, Патрик Бьюкенен, покойный Хайдер, движение Новых Правых скорее продолжали развивать линию традиционных правых XVIII-XIX вв. Консерватизм в их понимании - это традиционные отношения между полами, это объединение народа вокруг идеи нации, государства. Почитайте библию правых консерваторов "Смерть Запада" Пата Бьюкенена, так все те достоинства европейской цивилизации, воспеваемые Вильдерсом и его сторонниками, там описываются как признаки грядущей катастрофы. Постмодерн уже вычеркнул традиционных правых из списка актуальных политиков, и теперь на смену им приходят новые, нетрадиционные, антитрадиционные правые, для которых христианские ценности - это возможность курить марихуану и устраивать в церквях гомосексуальные свадьбы. А за все негативные последствия этого образа жизни будут отвечать мигранты, избранные козлом отпущения новой политической силы. 

Автор: Александр Сотниченко

Комментарии 3