Среда обитания

«Домашний терроризм» — главная версия атаки на Норвегию

В Норвегии подозреваемый в терактах, которые унесли жизни, по меньшей мере, 91 человека, начал давать показания. Полицейским он сказал, что «готов все объяснить».

Обвинения в терроризме и убийстве уже предъявлены. Впрочем, детали пока не разглашают. Говорят лишь, что этого человека можно назвать «ультраправым христианским фундаменталистом». Были ли у него сообщники, пока неизвестно. Но уровень террористический угрозы власти повышать не собираются.

Уже утро субботы, а в разбитые витрины в центре Осло продолжают трезвонить сигнализации. Улицы, прилегающие к правительственному кварталу, усыпаны стеклянной крошкой, перетянуты лентами с надписью «полиция».

Метрах в двухстах за домами перекресток Гренсен и Акершгата — офис премьер-министра Столтенберга, и понятно, что главной целью взрыва был именно он. На видео и фотографиях видны обломки лежащего на боку автомобиля — возможно, именно в нем и была спрятана бомба, которая сработала накануне в 15.27.

Это был час, когда государственные служащие в Норвегии заканчивают рабочий день. По пятницам они расходятся в 15.30. То есть взорвись машина на пять минут позже, жертв было бы больше. Сейчас признана гибель 7 человек. 11 ранены, двое в тяжелом состоянии. Но пока норвежцы в шоке смотрели на эти кадры и не могли поверить тому, что видят, на островке Утойя в 25 километрах к северу-западу от Осло человек в полицейской форме устроил бойню в молодежном лагере правящей Рабочей партии того же Столтенберга.

Отдыхающий из молодежного лагеря Йорген Бенон рассказывает: «Мы увидели мужчину в полицейской форме, он кричал “идите сюда”, а в руках у него была винтовка или что-то вроде. Одни пытались спастись вплавь, другие — прятались за камнями на берегу… Я все видел своими глазами».

Сначала сообщается о 10 убитых, под утро появляется цифра 80. Расхождения, по-видимому, как раз и связаны с тем, что многие действительно утонули. Возможно, даже не все еще обнаружены. А в госпитали тем временем десятками поступают раненые.

«У нас 22 пациента, 10 — от взрыва, остальные 12 — с острова, и раненые все еще поступают. В госпитале есть все необходимое — места и запас донорской крови. Медперсонал делает все возможное», — говорит врач госпиталя Осло Эрик Карлсен.

Цифры еще могут меняться, но понятно, что ничего подобного Норвегия прежде не переживала и наверное не подозревала, что когда-нибудь может пережить. Как будто вот-вот война, Король Харальд воспользовался своим правом обратиться к народу.

«Да, все мы слышали о подобных событиях и представляли подобный сценарий, но надеялись, что нас это не коснется, — подчеркнул Харальд V. — Но худшие наши опасения стали реальностью».

Как в 2001 году американцы, в 2004 году испанцы, в 2005 году британцы, жители Норвегии открывают для себя эту новую реальность, в которой ни полиция, ни спецслужбы и никакое НАТО не даст стопроцентной гарантии безопасности, и единственное, что могут сделать сейчас политики — это не допустить, чтобы шок от прозрения перерос в панику.

«Норвегия потрясена этими кровопролитными атаками. Многое еще неясно, можно лишь сказать, что число жертв велико. Подобного в истории нашей страны не было», — заявил премьер Столтенберг.

Конечно, уже есть версии. Сначала предполагали, что это месть исламистов за военное участие в афганской операции, за поддержку вторжения в Ирак. Потом появилась версия о ливийском следе, что за взрывами может стоять Каддафи.

Но стрелка с острова Утойя удалось взять живым, и выяснилось, что он норвежец, по паспорту Андрес Брейвик, несудимый прежде предприниматель правонационалистических взглядов, тридцати с небольшим лет.

«Домашний терроризм» – версия, возможно, еще более шокирующая, чем те, что лежали на поверхности. Формальный повод, может быть, и был, но Осло взорвали еще и потому, что это благополучный, успокоенный город, европейская столица.

В этом, конечно, есть и политический вызов, очевидный хотя бы из-за того, что в 10 минутах ходьбы от места взрыва вручают нобелевские премии мира.

Комментарии 5