Просвещение

Кому Русь обязана своим возвышением? - I

Вместо Киева — Владимир

В 1283 году митрополитом Киевским и всея Руси стал прибывший из Константинополя Максим. По словам духовного писателя XIX в. Александра Виноградова, во время ремонта гроба Максима (в Успенском соборе) в XVIII веке в резной золоченой раме посередине повешенной сени было написано, что переселился он "изъ Кiева в великороссiйскiй стольный градъ Владимiръ" — "частаго же ради нахожденiя татарского" (1). Между тем в летописи утверждается, что, "не терпя насилия татарского", в 1299 г. Максим оставил митрополию в Киеве и поселился во Владимире "со всем клиросом своим" (2). Таким образом, митрополичья резиденция из Киева перебазировалась во Владимир-на-Клязьме.
 
Это событие целесообразно рассматривать в свете всего происходившего в тот период в Золотой Орде (Улус Джучи). Начиная с 1280 г. в государстве Джучидов фактически не было единовластия. В начале 1291 г. ханом был провозглашен Тохта, чье восшествие на золото-ордынский престол пролоббировал изначально не подчинявшийся ханам Сарая Ногай (глава самого западного улуса Орды, включавшего территорию от левого берега Дуная до Днестра). Однако, согласно арабскому источнику конца XIII — начала XIV вв. — летописи Рукн-ад-Дина Бейбарса, в 1297 г. Ногаю стало известно о "приближении Токты", вознамерившегося воевать с ним, в связи с чем "собрал он войска". Поначалу успех был на стороне Ногая, но в 1299 г. Тохта пошел на него войной и нанес поражение (3).
 
     
Уместно отметить, что среди русских князей в тот период тоже не было единства, и в междоусобной борьбе они ставили на того или иного ордынского лидера. Южная Русь во главе с Киевом занимала сторону Ногая, что способствовало развитию антикиевских настроений Тохты. Тем самым подвергнутый обструкции Киев лишился всего, что оставалось от его политического влияния, и никоим боком не мог быть обласкан Тохтой. Вполне возможно, что именно это обстоятельство побудило Максима перенести первосвятительскую кафедру из Киева.
 
Как бы то ни было, по убеждению русского историка Сергея Соловьева, владимирский вектор Максима "ясно засвидетельствовал, что жизненные силы совершенно отлили с юга на север". С утерей Киевом прежней значимости благосостояние "поддерживалось еще на юго-западе, в Галиции, на Волыни", но и там "оставалось мало надежды на что-нибудь сильное и прочное" (4).
 
Следует отметить, что Максим грамотно продумал "духовное" обоснование предпочтения Владимира Киеву. В один из дней он сообщил своему окружению о чудесном видении "Божией Матери" во время сна: "видит яко на яве свет велик и необычен, и в том свете явися ему Пречистая Дева Богородица, держащи на руку Превечного Младенца". Поднеся ему омофор (принадлежность богослужебного облачения епископа), она призвала его "паси во граде Моем словесные овцы". В видении "Божия Матерь" вручила омофор святителю Максиму, и тот обнаружил его при просыпании на своих руках. Явление посчиталось знамением небесного благословения на перенесение митрополии из Киева во Владимир. По этому поводу даже была написана икона "Божией Матери", названная Максимовской (установлена в Свято-Успенском соборе Владимира над местом погребения митрополита) (5).
Фактически Максим лишь продолжил дело, начатое Андреем Боголюбским, который, перебазировавшись в середине XII в. во Владимир, приступил к превращению Северо-Запада Руси в политический центр государства (6). Переезд митрополичьей кафедры укрепил значимость Владимира и как религиозного центра Руси.
Тем временем Константинополь всеми силами стремился не потерять нити управления юго-западной частью Руси. С этой целью в 1303 г. галицкий епископ Нифонт был возведен в сан митрополита. Галицкая епархия была перепрофилирована в митрополию, которой поручались епархии собственно Галича, Холма, Турова, Перемышля, Владимира и Луцка.
 

Кого в митрополиты?

 
Со смертью князя Андрея Александровича (сын Александра Невского) законным обладателем престола Великого княжества Владимирского стал Михаил Ярославич Тверской. Но он столкнулся с конкуренцией со стороны московского князя Юрия Даниловича, пользовавшегося поддержкой Золотой Орды. Ярлык на княжение предоставлялся Ордой, посему в 1304 г. оба князя "поидоша во Орду ко царю въ споре и въ брани велице" (7/а).
Тохта решил вопрос в пользу Михаила, но борьба между ним и между Юрием, официально не признавшим прав Михаила, не стихла и продолжилась в разных направлениях. К слову, Михаил, находясь еще на пути в Орду, направил своих наместников в Новгород, который, однако, не принял их.
 
Данный ход событий укрепил Михаила во мнении получить религиозное подспорье своему политическому лидерству. После смерти митрополита Максима в 1305 году и митрополита Нифонта в 1307 году князь Михаил Ярославич стал рассматривать кандидатом на освободившееся место игумена Геронтия из Твери, который в 1308 г. "дерзнул восхитить святительство, взять святительскую одежду, ризницу и пастырский жезл, а также и ту икону, которую написал Петр и поднес святителю Максиму, и отправился в Константинополь". Речь идет об иконе "Пресвятой Владычицы нашей Богородицы", весьма почитаемой Максимом, написанной и преподнесенной ему игуменом располагавшегося на реке Рата (на западе Украины) Новодворского монастыря Петром (Ратским).
 
Весьма симптоматично, что галицкий князь Юрий Львович (внук Даниила Галицкого) призвал именно Петра "идти в Константинополь для посвящения на престол Киевской митрополии". "Будучи упрошен князем, боярами и собором святителей", Петр согласился, а князь "послал о нем послание к святейшему патриарху". На созванном главой константинопольского престола соборе он был признан "достойным святительского сана" (8) и был возведен в ранг митрополита Киевского и всея Руси (7/б). Очевидно, константинопольский патриарх был заинтересован в сохранении духовного единства Руси, и поэтому какая-либо конкретика о Галицкой митрополии отсутствует.
Что касается Геронтия, то он прибыл в Константинополь позже Петра. Патриарх принял его уже после посвящения на служение Петра, которому, как "истинному пастырю", были переданы находившиеся у Геронтия святительские принадлежности (8). Такой ход событий никак не устраивал Михаила Ярославича, и междоусобица между ним и Юрием Даниловичем приняла новый оборот: то первый "приводил <на Русь> безбожных татар", то второй "тех же самых татар имел себе помощниками" (9).
В 1309 г. митрополит Петр, кандидатуру которого в свое время лоббировал Юрий Галицкий, переселился во Владимир-на-Клязьме. Ряд исследователей оценивают происшедшее, как "ликвидацию" Галицкой митрополии. В любом случае переезд Петра однозначно усилил значимость Владимира как главного политико-духовного центра Руси.
 
Однако это решение было неоднозначно воспринято церковниками, что вполне естественно. Согласно одним источникам, тверской епископ Андрей отправил патриарху "лживое послание" о литовских корнях Петра (9). По другим данным, тверской епископ обвинил Петра в симонии ("поставлении по мзде"). На специально созванном по этому поводу соборе в Переславле-Залесском, на котором участвовал один из константинопольских "церковных клириков", "клевета Андрея" была обличена, а "лживый клеветник" оказался посрамленным "перед всеми" (8).
 
Как мы уже отметили, в неприятии Петра тверскими церковниками не было ничего неординарного. К тому же в Тверском княжестве переезд Петра во Владимир, наверняка, воспринимался как следствие московской игры. Как бы то ни было, во время визита в Орду в 1313 году, Петр испросил у хана Узбека подтверждения привилегий, дарованных Русской церкви и освобождавших ее от уплаты дани. Хан, при котором в Золотой Орде был отмечен подъем ислама, предоставил грамоту, охранявшую права православного духовенства.
 

Литовское направление

 
В свою очередь конкурентом Золотой Орды за влияние на западной Руси становилась укрепляющаяся Литва. Великий князь литовский Гедимин предпринял попытку присоединить близлежащие территории. К 1320 г. под его властью оказались Полоцк, Гродно, Берестий (Брест) и Витебск, князем которого стал сын Гедимина — Ольгерд (под верховной властью своего отца). Не случайно в послании римскому папе Иоанну XXII от 1322 г. Гедимин представился королем "литовцев и многих русских и проч[ее]", озвучив готовность "принять католическую веру". При этом он подчеркнул, что к отступлению великого князя Миндовга и всего королевства от католицизма привели "возмутительные несправедливости и бесчисленные предательства магистра братьев Тевтонского ордена" (10). Литва планировала активно включиться в "ганзейскую торговлю", о чем свидетельствует приглашение Гедимином в страну "полномочных послов" Любека, Ростока, Штеттина и других европейских торговых городов. С констатацией свободы "нашей земли" от "торговых пошлин для всех купцов, рыцарей" и обещанием предоставления земли мигрантам-земледельцам для ее безналоговой обработки "в течение десяти лет" (11).
 
Наверняка, ганзейские города также были заинтересованы в дружеских отношениях с литовцами, посему в мирный договор (1323) Гедимина с Орденом, Датским наместником Ревельской земли, епископами и Ригой был включен пункт об обязательстве сторон по открытию "всех путей по суше и по воде" любому "человеку для прохода и проезда к нам и [от] нас без каких-либо препятствий". Среди земель, "на которой мы установили мир", с литовской стороны также фигурировали земли "русских, которыми мы владеем" (12). Вследствие этого папа, посовещавшись с кардиналами, назначил на подконтрольные Гедимину земли представителей католической церкви "в качестве особых нунциев". Естественно, в благородных целях "разумного наставления и воспитания вас в истине подлинной веры" (13).
 
Тем временем Гедимин захватил Волынь, а в 1324 г., одержав победу над южнорусскими князьями, включая Киевского, Переяславского и Галицкого, подчинил себе также эти регионы. Русский историк Николай Карамзин ссылается на литовского историка, описавшего взятия Киева: Гедимин осадил Киев, вслед за чем "духовенство вышло со крестами и вместе с народом присягнуло быть верным Государю Литовскому, который, избавив Киев от ига Моголов", вскоре "завоевал всю южную Россию до Путивля и Брянска" (14/а).

Так в Киеве и Переяславле оказались наместники Гедимина. Галицкий и Волынский князья, признав его своим сюзереном, получили собственные княжества обратно на правах вассалитета. К Литве также было присоединено Турово-Пинское княжество. Столицей великого княжества стала Вильна (Вильнюс). Но планы Гедимина простирались далеко до Пскова и Новгорода.

Однако присоединение новых земель вызвало гневную реакцию Золотой Орды, улусами которой были Галицко-Волынское и Киевское княжества. В 1325 г. хан Узбек "посылал князей Литву воевати; и много зла створища ЛитвЪ" (7/в). В том же году Гедимин заключил мир с польским королем Владиславом Локетеком, скрепив его браком своей дочери Алдоне и сына короля польского Казимира (будущий III, Великий).

Здесь же отметим, что в 1323 г. был подписан Ореховский (Ореховецкий) мир, первый русско-шведский мирный договор об установлении границ между Новгородом и Шведским королевством. Согласно этому документу, новгородцы отказывались от своих прав на три погоста в Финляндии (Саволакс, Яскис и Эуренпяя), которые уже как 30 лет были захвачены и управлялись шведами. Договор запрещал шведам приобретать недвижимость на прилегающей к Швеции новгородской части Карельского полуострова. Также не допускалось строительство крепостей на Карельском перешейке по обе стороны границы. Говоря современным языком, данная зона становилась демилитаризованной.

Дань Орде и возвышение Москвы

Не менее значимые изменения происходили и на московском направлении. В 1325 г. по просьбе московского князя Ивана Даниловича (брат Юрия Даниловича, будущий Иван I Калита), соперничавшего за первенство на северо-западе Руси, митрополит Петр перенес кафедру из Владимира в Москву, где, по меткому выражению историка Георгия Вернадского, укрепился "центр православной государственности" (15).

Часто беседуя с Иваном "о всем благом и полезном, душевном и телесном", Петр способствовал возвышению города как церковной столицы Руси. Очевидно, митрополит сделал ставку на укрепление политического веса московского князя. Он пророчествовал о прославлении Богом Ивана "больше других князей" в случае построения соборной церкви "во имя Пречистой Богоматери" в Москве, что приведет к расширению города (9). Послушав митрополита, Иван Данилович благословил закладку собора в честь Успения Пресвятой Богородицы в московском Кремле, а в 1328 г. с одобрения золотоордынского правителя "сел на великом княжении всей Руси" (16). Однако этому предшествовал ряд важных событий.
Вполне очевидно, что ставка Золотой Орды на Ивана вызвала противодействие Твери. В 1327 г., после заключения договора между князем тверским Александром Михайловичем с Новгородом, в Твери начались беспорядки, приведшие к убиению множества татар, включая представителей ордынского посольства. Это побудило Ивана отправить своих наместников в Новгород и отправиться в Орду. Вслед за чем рать татарская атаковала Тверь, "ркуще всю землю Рускую и положиша ю пусту, токмо Новъград" спасся. Причиной сохранения Новгорода от атаки монгол можно считать тот факт, что жители города заплатили Орде значительную мзду: "2000 серебра" и множество даров (17/а).
Однако, по всей видимости, судьба новгородцев была решена куда более прозаичным манером: имевший виды на Новгород Иван был настолько "своим" для Орды, что вместе с ярлыком на великое княжение он получил и 50-тысячное войско. Для чего нужно было крушить Новгород, если по решению хана Узбека Новгород оказался у Ивана, а Владимир — у Александра Васильевича Суздальского? Кстати, после ухода из жизни последнего в 1332 г. уже ничто не мешало Ивану стать обладателем "полного пакета" великого княжения, включавшего и Владимир. Золотая Орда предоставила ему право сбора дани на всей Руси. Упоминание летописца о том, что с началом его великого княжения "перестали поганые разорять Русскую землю" и успокоились христиане от "насилия татарского" (16), свидетельствует о четком исполнении Иваном I возложенных на него обязанностей.
Тогда и получил он прозвище Калита, происходящее от тюркского слова "калта". Так называли небольшую поясную денежную суму, с которой князь практически не расставался. Хотя есть мнение, что кошель тот он постоянно носил для раздачи денег неимущим. Как бы то ни было московский правитель исправно снабжал Орду данью, собранной с русских князей. Поэтому нет ничего удивительного в том, что татары дали добро на расширение им территории Московского княжества.
Характеризуя перипетии политической борьбы того периода, Карл Маркс отмечает, что Иван Калита играл роль "гнусного орудия хана", а заимствованную у него власть обращал против "своих соперников — князей" и даже против "собственных подданных". Но прежде ему пришлось "втереться в доверие к татарам, цинично угодничая" и "любыми средствами выполняя приказания" хана, "подло клевеща на своих собственных родичей, совмещая в себе роль татарского палача, льстеца и старшего раба". Для осуществления задуманного московскому князю требовалось много золота, потому что "лишь постоянный подкуп хана и его вельмож создавал надежную основу для системы лжи и узурпации". Он "убедил хана назначить его сборщиком дани во всех русских уделах". Фактически став монополистом, он "именем татар" собирал дань с русских земель, а потом использовал эти богатства для подкупа самих же татар. "Склонив при помощи подкупа главу русской церкви перенести свою резиденцию из Владимира в Москву", он соединил силы церкви "с силой своего престола", что в дальнейшем позволило городу вырасти в "столицу империи". Превратив "хана в орудие", посредством которого он избавился от наиболее опасных соперников и "устранил всякие препятствия со своего пути к узурпации власти", резюмировал К. Маркс, Иван Калита "не завоевывал уделы, а незаметно обращал права татар-завоевателей исключительно в свою пользу", обеспечив "наследование за своим сыном теми же средствами, какими добился возвышения Великого княжества Московского, в котором так странно сочетались княжеское достоинство с рабской приниженностью" (18).
Таким образом, возвышение Москвы в первой половине XIV века стало следствием политической "благонадежности" московского князя по отношению к Орде. Данное обстоятельство признает и церковный историк, протопресвитер Православной церкви в Америке Иоанн (Иван) Мейендорф, добавляя, что этому способствовало и выгодное географическое расположение Москвы, находящейся "на пересечении торговых путей, связывавших Волгу, Дон и Днепр с Новгородом и Балтикой" (19).
 
(Продолжение следует.)
 

Примечания:

1. Виноградов А. И. История Кафедрального Успенского Собора в губ. гор. Владимире
http://www.biblioclub.ru/82597_Istoriya_Kafedralnogo_Uspenskogo_Sobora_v_gub_gor_Vladimire.html
2. Пискаревский летописец
http://krotov.info/acts/17/azaryin/b61b.htm
3. Цит. по: Антов Д. А. Ратная сила золотой орды (арабские и персидские сочинения)
http://www.a-nevsky.ru/library/ratnaya-sila-zolotoy-ordy.html
4. Соловьев С. М. История государства Российского.
http://www.booksite.ru/fulltext/sol/ovy/soloviev_s_m/hist_g_r/4_3_17.htm
5. Чудотворные иконы Пресвятой Богородицы, упомянутые в месяцеслове
http://calendar.rop.ru/icons1/apr18-ikona-maximovskaya.html
6. См.: Теймур Атаев. Тюркские корни Москвы Или эпизоды истории Руси XII века
http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1256912220
7. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью
а. http://dlib.rsl.ru/viewer/01004161932#?page=181
б. http://dlib.rsl.ru/viewer/01004161932#?page=182
в. http://dlib.rsl.ru/viewer/01004161932#?page=195
г. http://dlib.rsl.ru/viewer/01004161829#?page=77
8. Житие святого Петра, митрополита Киевского и всея России. В изложении святителя Димитрия Ростовского
http://simvol-veri.ru/xp/jitie-svyatogo-petra-mitropolita-kievskogo-i-vseya-rossii.html
9. О великом князе Иване Даниловиче. Из Степенной книги царского родословия
http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=10143
10. Послание Гедимина Папе Иоанну XXII http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Litva/XIV/Gedimin/2.phtml?id=2243
11. Послание Гедимина гражданам Любека, Ростока, Штральзунда, Грейфсвальда, Штеттина и Готланда
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Litva/XIV/Gedimin/4.phtml?id=2245
12. Мирный договор Гедимина с Орденом, датским наместником Ревельской земли, епископами и Ригой
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Litva/XIV/Gedimin/8.phtml?id=2249
13. Послание Папы Иоанна XXII Гедимину
http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Litva/XIV/Gedimin/12.phtml?id=2253
14. Карамзин Н. М. История Государства Российского
а/http://www.bibliotekar.ru/karamzin/43.htm
б/http://bibliotekar.ru/karamzin/51.htm
15. Вернадский Г. В. Монгольское иго в русской истории
http://manefon.org/show.php?t=3&txt=2
16. Летописный сборник, именуемый Тверскою летописью
http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Tversk_let/frametext1.htm
17. Новгородская Первая летопись старшего извода
а. http://litopys.org.ua/novglet/novg28.htm
б. http://litopys.org.ua/novglet/novg29.htm
18. Маркс К. Разоблачения дипломатической истории XVIII века
http://rko.marsho.net/articl/marx.htm
19. Протоиерей Иоанн Мейендорф. Византия и Московская Русь
http://vizantia.info/docs/148.htm
Автор: Теймур Атаев, сайт Эльмира Кулиева

Комментарии 3