Политика

Кавказ опасней Болотной

Фото Дениса ГольдманаИтак, прямых губернаторских выборов не будет. Как минимум, на Северном Кавказе. Не дождавшись, пока Госдума окончательно примет закон, дающий право регионам самостоятельно решать вопрос о порядке губернаторских выборов, главы Адыгеи, Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Северной Осетии и Чечни, искушенные в синхронном политическом плавании, дружно попросили администрацию президента РФ избавить их республики от угрозы прямого народного волеизъявления.

 

На первый взгляд, история с этим законом выглядит зеркальным недоразумением. Вроде бы, не очень понятно, зачем он вообще понадобился Кремлю. И тем более странно, почему вызвал так много шумной и эмоциональной критики. 

     

Ведь прямые выборы губернаторов в "вертикальной" России не могли, не могут и никогда не смогут стать для Кремля такой же реальной головной болью, как, допустим, "список Магнитского". Или хотя бы цены на нефть. Потому что внутри страны у Кремля схвачено все – деньги, законы, избиркомы, суды, элиты, ТВ… Одним словом, нынешняя система располагает всем необходимым, чтобы продлевать себя до бесконечности. А точнее, до тех пор, пока бог, наконец, не решит наказать зазнавшуюся вертикаль и не отнимет у нее остатки политического разума. Когда это случится – пока неясно (хотя все более крепнет ощущение, что уже скоро). Ясно, однако, что порядок выборов губернаторов здесь в любом случае ни при чем.  

Пока Дракон силен – он благополучно отрыгнет и переварит любые избирательные кампании – и "прямые", и "кривые". Тому свидетельство – не только последние думские и президентские выборы, но и результаты прямых губернаторских выборов, успевших пройти осенью 2012 года в пяти субъектах РФ. Как и следовало ожидать, эти "прямые" кампании протекали так же чинно-благородно, как и предыдущие "кривые", и на них спокойно переизбрались действующие губернаторы.  

Более того, если бы где-то (как это было в некоторых городах на выборах мэра), выбранным паче чаяния оказался не "кандидат партии власти", а какой-то местный Робин Гуд или Вильгельм Телль, в дальнейшем он все равно вынужден был бы вписаться в существующую властную вертикаль. Ибо успешно руководить регионом и при этом гордо фрндировать перед Кремлем в нынешней России попросту немыслимо – подавляющее большинство субъектов РФ сидит на федеральных трансфертах, а любой чиновник любого уровня в любой момент может быть принесен в жертву ритуально-показательной борьбе с коррупцией. И все это прекрасно знают. Стало быть, то, каким декоративным способом – прямым или окольным – формируется ордынская властная пирамида, совершенно неважно. А важно то, получил ли тот или иной князь из рук великого хана ярлык на правление, кормление и сбор дани. Если получил или подтвердил – правь и кормись. А если нет – вступай в потешный клуб отставников-тяжеловесов им. Юрия Лужкова.  

Тогда почему же так законодательно упорствует Кремль и так нервически ломают пальцы "и разбрасывают, разломавши", его оппоненты?..  

Все началось еще прошлой зимой, когда в момент наивысшего подъема уличной активности граждан вместо лозунга радикальных перемен (а именно, отставки Путина и проведения полноценной политической реформы, демонтирующей авторитарную вертикаль), оппозиция потребовала заведомую ерунду: "отставку Чурова" и новые выборы при старом правительстве и старой системе власти. В числе прочих априори дохлых "синиц в руках" у Кремля выклянчили в ту пору и возвращение прямых губернаторских выборов. И Кремль, в тот момент всерьез убоявшийся Болотного столпотворения, – впервые за все путинские годы – дрогнул. И пообещал.  

Более того – выполнил обещание! Однако, выполнив, решил все же расставить точки над "i", дабы ни у кого более не оставалось сомнений насчет итогов прошедшего политического года. И потому затеял принятие нынешнего закона.   Главный смысл этого закона – не в том, чтобы не допустить оппозицию к власти (такой угрозы, повторяю, нет), а в том, чтобы демонстративно подвести черту под спровоцированными рокировочной суетой 2011 года фантомными треволнениями и трепыханиями "несогласных". Просто послать urbi et orbi внятный сигнал о том, что "лесник вернулся", и что все воспоминания о кремлевских страхах и колебаниях декабря 2011 года более не актуальны.  

Конечно, Кремль стремится при этом решить не только "морально-политические" задачи. "Кривая" схема губернаторских выборов и вправду для него проще и экономичней. Ясно ведь, что проблем с "правильным построением" нескольких десятков депутатов регионального парламента нет и быть не может. А вот наладить "эффективную работу" СМИ, ОМОНа и кучи избиркомов — куда хлопотнее. Однако все эти проблемы для Кремля – глубоко вторичны.  

Главная интрига сегодня в том, что Кремль, похоже, до конца еще не решил – вернется ли он полностью к старой ("кривой") схеме или же начнет новую для себя игру в "расцвет ста цветов региональной свободы". Как нетрудно понять, в последнем случае пропагандистский акцент будет делаться на том, что субъекты РФ обладают полнейшей свободой самообустройства, и что все разговоры о "вертикальных изъянах и издержках" — от лукавого Госдепа.  

И все же есть во всей этой выборно-губернаторской истории некий "момент истины", который позволяет понять, где в реальности спрятана та "игла", на конце которой таится гибель "путинской вечности". Как можно заметить, это не "Болотная площадь". И вообще не Москва. Это – Кавказ.   Именно там Кремль не собирается даже пытаться изображать "прямой диалог с народом". Именно там в ходе разговора о губернаторских выборах у путинских наместников прорываются по-настоящему тревожные нотки.  

Еще в декабре 2012 года председатель парламента Северной Осетии Алексей Мачнев в беседе с Владимиром Путиным заявил, что прямые губернаторские выборы приводят к "накалу общественно-политической ситуации, ухудшению социально-экономического положения, разжиганию межрегиональной розни и к угрозе безопасности". А накануне рассмотрения законопроекта в Госдуме президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров обратился с совершенно монархической по духу мольбой о сохранении системы президентских назначений: "Никогда администрация президента не назначит в субъект бездельника, который будет плохо работать. Нет выгоды от этого". Судя по всему, Евкуров в тот эмоционально насыщенный для него момент даже забыл о том, что формально президентов в регионах все же выбирают местные депутаты, а президент РФ лишь "предлагает трех кандидатов"… 

Таким образом, принятый Думой в первом чтении закон о необязательности прямых губернаторских выборов подводит черту под "московским" этапом антипутинской фронды. И, по сути, анонсирует начало нового этапа, в котором, как можно предположить, революционный огонь, потухший на Болотной площади, в какой-то момент переметнется на Кавказ. Где этот огонь, как известно, никогда до конца не затухал…

Автор: Даниил Коцюбинский

Комментарии 0