Среда обитания

Секир-секьюрити, или Как исламофобия расползается по Поволжью и Уралу

Секир-секьюрити, или Как исламофобия расползается по Поволжью и Уралу

Пикет в поддержку политзаключенных в Уфе

Как рождаются мифы о мусульманах-террористах в СМИ, задались мы вопросом и попросили нашего автора, по совместительству башкирского общественного деятеля Валиахмета Бадретдинова, проанализировать одну из таких исламофобских статей. В декабрьском номере газеты «Наша версия» как раз опубликовали статью с говорящим заголовком «Секир башкир. Исламский сепаратизм переползает с Северного Кавказа в Поволжье» за авторством Георгия Филина. Валиахмет Бадретдинов, внимательно прочитав статью, обнаружил в ней только пару достоверных фактов – наименование курултая башкир да фамилии реальных личностей – генерал-лейтенанта Порядина, председателя совета по государственно-межконфессиональным отношениям при президенте Башкирии Пяткова и политзаключенного, заместителя председателя Исполкома Всемирного курултая башкир Ахметшина.
 
     

Как и было задумано, на эту очередную сенсационную «газетную утку» информационные агентства отреагировали вполне определенными откликами вроде «Башкирские стрелки вышли на тропу войны» или «Башкортостан становится горячей точкой России». Вот так создается в России новый образ современного врага народа – «секир башкира», готовящегося сделать кому-то секир-башку в редеющих от беспощадной рубки башкирских же лесах.

В камуфляже – значит, боевик!

Первые же строки этой статьи слуги государственного секьюрити могут повергнуть в шок. Оказывается, боевики в этой прекрасной своей природой и людьми республике завелись давненько: «Пять лет назад сенсацией стали просочившиеся в местную прессу фотографии из тренировочного лагеря в Бурзянском районе республики – на них местная молодёжь в камуфляже браталась с одиозными боевиками, а среди участников сборов мелькало лицо зампреда Всемирного курултая башкир Фанзиля Ахметшина».

Федот, да не тот! Как выяснилось в процессе суда над активистом и организатором благотворительной акции «Дети Сомали» Фанзилем Ахметшиным, обвиняемом в «контрабанде наркотиков» и «экстремизме», в те годы действительно проводились сборы для подростков (чаще всего для так называемых трудных) и допризывной молодежи в целях их подготовки к воинской службе в ВС России. Их организаторы – Госкоммолодежи Республики Башкортостан, комитеты по молодежной политике местных администраций с участием представителей военных комиссариатов. Эти ежегодные мероприятия проходили по согласованию с администрациями городов и районов, а работники милиции были обязаны не только присутствовать в них, но и охранять порядок.  Фанзиль Ахметшин в сборах участвовал в качестве одного из лидеров молодежного движения. И сразу же придется уличить автора статьи в маленькой, но лжи: Ахметшин стал зампредом Исполкома  Всемирного курултая башкир только летом 2010 года.

Но где Филин нашел башкирских боевиков, тем более одиозных, братавшихся с подростками, военными и чиновниками под бдительным взором местной милиции? Где документы, доказательства, решения судов? Их нет и не могло быть. Помнится, свидетель обвинения майор ФСБ Хаматов демонстрировал суду фотографию Ахметшина в камуфляже, считая это само по себе доказательством его причастности к экстремизму.

Террористы, или жертвы террора?

Чтобы придать статье вес, автор упоминает события жаркого лета 2010 года: «Два года назад группа башкирских боевиков совершила вылазку на территорию Пермского края – о расстреле поста ГИБДД «Ирень» и убийстве инспектора ДПС писала в том числе и «Наша Версия». И это был первый случай в новейшей истории, когда за башкирские бандформирования взялись силы спецназа ФСБ, в том числе и легендарная «Альфа».

Надо сказать, что летом того же 2010 года пермские милиционеры первоначально давали информацию, опровергающую нападение так называемых «башкирских боевиков» на упомянутый пост ГИБДД. По этому нашумевшему делу объективное расследование не было доведено до конца, так как преступление было списано на расстрелянных в лесу Архангельского района Башкортостана молодых мусульман Ильшата (у Филина он стал Ильпатом) Шафиева, Нафиса Шаймухаметова и Ирека Гайнуллина (у автора статьи – Гуйнуллина).

Эти жертвы спецоперации названы автором статьи «кровожадными террористами», но в республике не было ни одного человека, пострадавшего от их рук или действий. Не было и суда, где была бы доказана их виновность и по нападению на пост ГИБДД в Суксунском районе Пермского края.

Быль о генерале-охотнике, не сумевшем поймать башкирскую банду-невидимку

Далее Георгий Филин приступает к изложению претендующей на сенсацию информации о некоей совместной спецоперации внутренних войск МВД и ФСБ против башкирских националистических формирований: «Спецоперацию провели настолько незаметно, что узнали о ней лишь через неделю после её завершения, поведал о неудачной охоте на боевиков командующий войсками Уральского регионального командования внутренних войск МВД генерал-лейтенант Александр Порядин. Со слов Порядина, оперативники ФСБ получили информацию, что бандформирования из Башкирии организовали на границе с Челябинской областью тренировочный лагерь. О том, что желающих потренироваться в умении стрелять и взрывать было не так уж мало, можно догадаться хотя бы потому, что чекисты на этот раз решили не действовать в одиночку и привлекли к операции коллег из внутренних войск. Но пока силовики согласовывали детали спецоперации, они упустили время: башкирские партизаны успели покинуть территорию лагеря. Сейчас их ищут на территории соседних Пермского края и Челябинской области».

Но, похоже, эти сведения являются очередной информационной провокацией. В этом можно убедиться, посмотрев видео-интервью генерала Порядина журналисту информационного агентства «Новый регион» Максиму Бородину 7 декабря 2012 года (Источник: «Военный апокалипсис: исламская атомная бомба, «желтая» угроза и «пятая колонна» внутри России»). Привожу дословный отрывок из данного интервью, сохранив стилистику диалога.

«А.Порядин. Нужно остановить рост этого неприятного потенциала, который называется экстремизмом и исламским фундаментализмом. Его нужно остановить в зачатке, иначе расползется. Пример вы явно видите на территории Татарстана.

М.Бородин. Башкирии.

А.П. Башкирии, да и здесь уже много проникновения и всяких моментов.

М.Б. Мне доводилось слышать о том, что в Башкирии конкретно рост национализма стал настолько высоким, что вплоть до того, что спецподразделениям приходится проводить там военные операции.

А.П. Ну вот, информация была, мы проверили одну информацию буквально в понедельник.

М.Б. Про Башкирию?

А.П. На границе, рядом.

М.Б. И…

А.П. Ну, нет результатов. Я выбрасывал свои силы специального назначения совместно с органами ФСБ для поисковых мероприятий.

М.Б. А что случилось?

А.П. Ну, мы имели информацию, что, якобы, там какие-то непонятные силы создались, кто-то стреляет, кто-то обучается.

М.Б. Именно со стороны башкир?

А.П. Ну да, с той стороны, ближе.

М.Б. Ближе с той стороны некие бандформирования, да?

А.П. Ну, что-то такое было подобное».

Что можно сказать, исходя из этой беседы журналиста с высокопоставленным генералом? Мне она живо напомнила русскую народную сказку про Иванушку-дурачка. Ему ведь тоже дали задание: «Иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Разве не так: кто-то где-то стрелял, кто-то чему-то обучался, не то с этой, не то с той стороны, не то дальше, не то ближе. Не то в Челябинской области, не то в Пермском крае. Неизвестно кто, но известно точно – это «секир башкиры», которых ушлые журналисты успели прозвать «башкирскими стрелками». Вот какая славная историческая тенденция – сначала стрелки были латышскими, потом – ворошиловскими, а теперь стали башкирскими.

Если тебе мусульманин имя…

По Филину, не стоит огорчаться этой неудачной охотой, ведь «одно дело гоняться за несколькими вооружёнными отморозками, и совсем другое – преследовать сотню хорошо экипированных и обученных террористов».

Более того, у автора статьи имеется такая информация, о которой мы, живущие в Башкортостане, даже не подозреваем: «За последние годы число экстремистских организаций в Башкирии выросло многократно: если раньше деятельность спецслужб ограничивалась обузданием не в меру активных сторонников движения «Кук буре» («Небесные волки»), то сегодня в республике действуют не менее влиятельные, но гораздо более радикальные «Фаляк» и «Тарикат»… Несанкционированные митинги и пикеты, заканчивающиеся массовыми драками с полицией, способствуют популярности организации среди молодых отморозков».

Стоит отметить, что если «Кук буре» – молодежная организация правозащитного толка, то «Фаляк» и «Тарикат» – обычные, традиционные, чисто религиозные организации, и они не признаны экстремистскими, иначе были бы запрещены.

«Тарикат» – как говорит само название общества, проповедует суфизм. Но неграмотным в религиозном отношении башкирским  чекистам все равно – что тебе суфизм, что – салафизм, ведь все эти слова из одного – арабского корня, значит – они чужие, враждебные. Если так будет продолжаться дальше, то человека начнут преследовать только потому, что он является мусульманином.

И это все о нем?

Заключительная часть статьи Георгия Филина посвящена Фанзилю Ахметшину:«Говорят, что «Кук буре», «Фаляк» и «Тарикат» распустились буйным цветом на деньги, которые вливал в эти структуры сидящий в тюрьме Фанзиль Ахметшин. А он, в свою очередь, получал их от весьма высокопоставленных башкирских политиков и бизнесменов».

В связи с этой ложью вынужден признаться, что сегодня оставшаяся без кормильца семья Ахметшина с тремя малолетними детьми попала в трудное положение. Автору-мизантропу стоит побывать в квартире Фанзиля, или, по крайней мере, попросить поделиться сведениями о «богатствах» этой семьи у тех же башкирских ФСБ-шников, проводивших там обыск. Если бы написанное Филиным соответствовало истине, он не преминул бы назвать поименно тех самых высокопоставленных башкирских политиков и бизнесменов, которые «выпестовали» башкирских ваххабитов.

А вот следующее голословное утверждение автора: «Но пять лет назад терпение правоохранителей лопнуло – после того, как появились подтверждения связей Ахметшина – на тот момент главы молодёжного отделения Духовного управления мусульман Башкирии – с боевиками из Узбекистана».

Насколько мне известно, УФСБ по РБ не предъявляло Ахметшину подобного обвинения, так как он никогда не ездил в Узбекистан, да и в то время он только начинал приобщаться к Исламу с соблюдением его правил и требований. А узбекских боевиков в Башкортостане еще никому не удавалось обнаружить. Они – такие же невидимки, каковыми являются обитающие в башкирских лесах бандформирования.

Следующее заявление автора также не подтверждено никакими документами, вещественными доказательствами и свидетельскими показаниями: «В уголовном деле, которое в настоящее время рассматривает суд, собраны факты приобщения Ахметшиным школьников к идеям ваххабизма под видом «уроков нравственности», распространение запрещённой литературы в общежитиях БГУ. У Ахметшина всегда водились деньги, и он ими охотно делился с нуждающимися школьниками и студентами. Вопрос, на который следствие так и не смогло ответить: откуда у него брались эти деньги?»

Действительно, свидетель обвинения, начальник 2-го отдела УФСБ по РБ по борьбе с религиозным экстремизмом Т. Хаматов на голубом глазу «доказывал» суду, что вся общественная и культурно-массовая деятельность Ф.Ахметшина среди молодежи, его участие в организации проводимых совместно с государственными и муниципальными органами военно-патриотических сборов, спортивных соревнований, конкурсов, в общественном движении за трезвый образ жизни и прочих мероприятиях было лишь прикрытием для пропаганды ваххабизма и вербовки членов в свою не существующую на самом деле экстремистскую организацию. При этом суду предъявлены лишь сами обвинения, построенные фактически на одних предположениях и догадках. Таким образом, УФСБ и прокуратура Башкирии на полном серьезе считают, что для осуждения человека достаточно их подозрений и предположений. Не напоминает ли это дух полузабытых процессов против «врагов народа» в 30-х годах прошлого века?

И, напоследок, еще раз о деньгах Ф. Ахметшина. «Есть сведения о том, что отряд, ускользнувший от совместного рейда спецслужб и внутренних войск, также взрастил Ахметшин – причём на турецкие деньги», – утверждает борзописец Филин. Ври, да не завирайся, говорят в народе. Фанзиль Ахметшин никогда человеком богатым не был. Отец его умер еще лет 20 тому назад, а пятеро осиротевших детей вырастила его мама – сельская учительница. Кажется, что такое навязчивое представление спецслужб о богатстве Ахметшина порождено их недоумением: как же ему и его единомышленникам-мусульманам за столь короткое время удалось собрать немалую сумму для оказания помощи голодающим детям сомалийских беженцев?

И, кажется, им просто-напросто недоступна и непонятна та простая истина, что только добро, сотворенное твоими искренними намерениями и действиями, способно преумножать добродетели и в душах других людей, и в собственном сердце.

А что касается зла – оно уже содержится в самом заголовке статьи Филина, так как он сам по себе наносит оскорбление любому гражданину башкирской национальности. И сам заголовок, и содержание статьи не могут не возбуждать неприязни к башкирам вообще, к их общественным организациям, и поэтому автор и издатель этого пасквиля достойны привлечения к уголовной ответственности  по статье 282 УК РФ – «возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

И не стоит забывать, что неправедные дела всплывут и через сорок лет, справедливость восторжествует, а за совершенную подлость, тем более сознательно и умышленно, воздастся человеку по полной мере и в мире ином.

Комментарии 2