Среда обитания

Суд или спектакль?

Суд или спектакль?

Обвиняемый по делу Юсуп Темерханов. Фото: Денис Вышинский/Коммерсантъ

Адвокат по делу Буданова обвиняет прокуратуру
в организации кампании против него

В Москве идёт суд по делу об убийстве полковника Буданова. На последнем заседании суда в понедельник 21 января разразился скандал: адвокатов обвинили в подкупе свидетеля для дачи ложных показаний. Свою версию случившегося изложил «Кавказской политике» сам адвокат обвиняемого Мурад Мусаев. Редакция считает нужным представить эту версию общественности без изъятий и изменений.

     

Похищенный обвиняемый

Мусаев представляет в суде обвиняемого в убийстве Юсупа Темерханова. Напомним, обвинение считает, что к совершению убийства Темерханова подвигло стремление отомстить за отца, который был убит военнослужащими в Чечне в 2000 году. В качестве жертвы Темерханов выбрал Буданова якобы потому, что тот совершил аналогичное убийство – чеченской девочки Эльзы Кунгаевой.

Темерханову инкриминируется преступление, предусмотренное п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство по мотиву ненависти и вражды в отношении социальной группы»), ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконный оборот оружия»). Под социальной группой имеются в виду ветераны чеченских кампаний. В случае обвинительного приговора суда Темерханову может угрожать серьёзное наказание — вплоть до пожизненного заключения.

Напомним, что за несколько дней до предъявления обвинения Темерханов был похищен неизвестными в Москве. Как ранее сообщала «Кавказская политика», по информации Мурада Мусаева, похищение Темерханова было организовано оперативными сотрудниками, которые под пытками заставляли его признаться в убийстве Буданова.

«До августа 2011 года это дело реально расследовалось, – рассказывает Мурад Мусаев. – Там было реальное расследование, в результате которого можно было прийти к настоящим убийцам. Но с момента, как 19 августа 2011 года был похищен наш подзащитный, они начали не расследовать, а компилировать факты и доказательства таким образом, чтобы вменить это убийство в вину Темерханову, а не кому-либо другому.

Все доказательства, указывающие прямо или косвенно на причастность Темерханова к этому убийству, были получены искусственно осенью 2011 года. А те доказательства, которые были получены до этого, непосредственно после убийства Буданова, указывали на то, что убийцей было совершенно иное лицо, нежели Темерханов».

Мусаев отмечает, что в деле есть несколько очевидцев убийства, которые видели убийцу и описывают его как человека славянской внешности со светлыми волосами. Эти показания свидетели давали ещё до появления Темерханова в качестве обвиняемого. К таким свидетелям, в частности, относится и свидетель Евтухов, вокруг которого разразился скандал на последнем заседании суда.

«Евтухов был дважды допрошен на стадии предварительного следствия — в июне и в июле 2011 года, – поясняет Мусаев. – Когда ни Темерханова как обвиняемого, ни нас как его защитников близко не было к этому делу. Оба раза Евтухов сообщил, что человек, стрелявший в Буданова, был ростом около 175 см, что он был в бейсболке, и из-под этой бейсболки торчали волосы светлого цвета. Эти показания были даны полтора года назад».

Похищенный свидетель

Однако после предъявления обвинения Темерханову прокуратура отказывалась допрашивать Евтухова. Рассказывает Мурад Мусаев:

«Мы просили вызвать Евтухова, но суд нам в этом отказал, заявив, что, если нам нужен свидетель, мы сами должны искать его и обеспечивать его явку.

Мы вынуждены были искать этого свидетеля и пятерых других по всей России и обеспечивать их явку своими силами за свой счёт. Потому что государство в лице федерального судьи и прокурора отказало нам в возможности допросить их за счёт бюджета Российской Федерации.

Одного из свидетелей, видевших убийцу – Руслана Фаталиева, нам удалось допросить при присяжных. Ранее он, как и Евтухов, был дважды допрошен на следствии. И на следствии, и в суде говорил, что убийцей был человек небольшого роста и со светлыми волосами, то есть не подсудимый. С момента допроса Фаталиева 10 января прокуроры занервничали.

Мы нашли Евтухова, просили его явиться в суд. Ему надо было ехать с Алтая в Новосибирск, потом лететь из Новосибирска в Москву. Летать надо было несколько раз, и несколько раз жить в Москве (как потом показали события, допросить его с первого раза не удалось).

Он сказал, что это будет сопряжено для него с существенными расходами, тем более что в это время он не сможет работать. И если ему в счёт компенсации расходов будет выплачено 100 тысяч рублей, то он готов будет поехать.

Мы, будучи кровно заинтересованы в том, чтобы он явился в суд, согласились на его условия и перечислили на его банковскую карточку деньги. Не передали наличными под столом, а перечислили так, чтобы оставить след этого платежа. Соответствующие документы у нас имеются.

Свидетель явился. 14 января он должен был выступать в суде, но его выступление было саботировано прокурорами. Они попросили перерыв на неделю якобы по болезни потерпевшего (Валерия Буданова, сына убитого полковника. – Прим. ред.), что никак документально подтверждено не было.

В ночь с 14 на 15 января свидетель Евтухов был задержан в аэропорту после регистрации при вылете в Новосибирск. Его всю ночь продержали в неизвестном нам месте и с использованием видео допрашивали, угрожали, запрещали общаться с адвокатами. Только под утро его отпустили, он смог улететь в Новосибирск, позвонил нам и рассказал, через что ему довелось пройти.

Свидетель Александр Евтухов. Фото: rg.ru

18 января он должен был вылететь из Барнаула назад в Москву. Уже после он-лайн регистрации, по дороге в аэропорт на посадку, Евтухов был похищен. Такси, в котором он передвигался, остановили, его увезли, и с тех пор в течение трёх дней он находился в неволе.

Родственники его были в панике. Они написали по крайней мере три заявления в полицию в разных городах — в Новосибирске, Барнауле и в Москве. Мы же написали о его исчезновении в Следственный комитет, в Генпрокуратуру, в МВД — сначала 15 января, после его задержания в Домодедове, а затем и 18 января, после его похищения в Барнауле. Реакции на наши заявления не было никакой».

«Квазисенсация»

Но самый неожиданный поворот ждал защиту на судебном заседании 21 января. Слово Мураду Мусаеву:

«Заседание суда 21 января прокуроры использовали для того, чтобы разыграть спектакль. Когда я рассказывал суду об исчезновениях Евтухова, его буквально закинули в зал судебных заседаний.

Кто привёз его в Москву? Кто его привёл в суд? Кто его забросил в зал суда, хотя суд его не приглашал на заседание? Всё это осталось неизвестным. Мы не ожидали его появления: для нас он безвестно отсутствовал, мы расследовали его исчезновение. Уже потом мы выяснили, что его в суд привели какие-то опера, что для того, чтобы завести его в зал суда, оцепили половину второго этажа Мосгорсуда, и там была целая спецоперация.

При этом весь день в зале суда сидела пресс-атташе Мосгорсуда Анна Усачёва, присутствовали пятеро-шестеро оперов, представители Следственного комитета. Наличествовала видеокамера пресс-службы, то есть была явно подготовлена какая-то провокация.

Когда я попытался расспросить Евтухова, где он был, похищали его или нет, судья мне это запретил, сказал, что это не имеет отношения к делу. Разрешил задавать вопросы только по существу дела и без присяжных заседателей.

Евтухов дал показания, что он видел убийцу, что подсудимый Темерханов и убийца — это совершенно разные люди, что Темерханова он видит впервые в жизни в зале суда. Затем председательствующий судья пригласил присяжных заседателей, и мы начали допрос Евтухова при них.

В самом начале этого допроса, после первых двух вопросов, секретарь судебного заседания подскочила к судье, что-то шепнула ему, и судья ушёл к себе в кабинет на пару минут. Вернувшись, он удалил присяжных заседателей и обратился с неожиданным вопросом: “А есть ли у кого-нибудь к свидетелю вопросы, не подлежащие выяснению при присяжных?”.

Это была явная постановка. На вопрос судьи живо откликнулась прокурор Семененко, которая спросила у Евтухова: “А вы случайно деньги не получали за ваши показания?”.

На тот момент общеизвестным фактом было то, что защитники обеспечивали явку свидетеля за свой счёт. Все об этом знали. Но на наших глазах рождалась квазисенсация.

Свидетель Евтухов ответил при журналистах, при всех участниках судебного процесса, кроме присяжных, что за показания ему никто не платил, что ему было перечислено 100 тысяч рублей для компенсации его расходов, связанных с поездками в Москву для участия в судебном заседании. Баста! Никто о заведомо ложных показаниях его не просил и с целью получения таких показаний ему не платил. И никто его не подкупал.

Прокурор Мария Семененко. Фото: 1tv.ru

Прокурор ожидала, судя по всему, другого ответа на свой вопрос. Она встала и попросила перерыва ещё на неделю. То есть она опять сорвала допрос Евтухова при присяжных. Чтобы, мол, Следственный комитет мог проверить сообщения о подкупе адвокатами свидетеля. Хотя это изначально была чушь. Судья объявил соответствующий перерыв. Тут же пресс-атташе Мосгорсуда подскочила к своему оператору и сказала: “Сливай всё в прессу”. Это цитата. Это слышали все, кто был в зале суда, хотя она пыталась сказать это тихо».

Евтухов исчезает в служебном лифте

«Не прошло и часа, как по всем телевизионным каналам начал вещать небезызвестный генерал Маркин, представитель Следственного комитета, – продолжает свой рассказ Мурад Мусаев. – Он заявил, что имеется информация о подкупе, совершённом адвокатами, что будет возбуждено дело. И вообще, дескать, надо проверить другие дела Мусаева — а вдруг там тоже подкупались свидетели?

Это была информационная кампания, развёрнутая против защиты потому, что прокуратура и Следственный комитет поняли, что их уголовное дело разваливается на глазах у всего мира.

Евтухов — это не наша креатура. Это человек, который непосредственно наблюдал процесс убийства Буданова, который первым вызвал милицию на место преступления, который записал номер автомобиля убийцы.

Но Евтухов — это не первый и не последний свидетель, который описывает преступника не так, как выглядит наш подзащитный.

И именно из-за этого описания убийцы государственные обвинители боялись показаний Евтухова как смерти. Именно поэтому они дважды саботировали его допрос. Именно поэтому они высосали из пальца историю о том, что якобы адвокаты решили подкупить свидетеля и получить заведомо ложные показания. И запросили, так сказать, «поддержку с воздуха». В виде Маркина, Усачёвой и всей прочей честной компании.

Пресс-атташе Мосгорсуда, пресс-атташе Следственного комитета и некоторые из представителей средств массовой информации были привлечены ими к участию в этой спецоперации с целью дезинформации присяжных и общественности и дискредитации защитников Темерханова.

Они прекрасно знают, что Юсуп Темерханов не убивал Буданова. Они знают, что это дело шито белыми нитками. Они думали, что судебный процесс для них будет прогулкой. Забуксовали. И теперь пошли на радикальные меры, для того чтобы любой ценой добиться обвинительного приговора против нашего подзащитного.

Вот с чем мы столкнулись. Такую ситуацию мы себе даже представить не могли. Средь бела дня похищают свидетеля, три дня держат его в неволе. По сообщениям родственников никакие меры к его розыску не принимаются. Никаких громогласных заявлений представители Следственного комитета и Мосгорсуда по этому поводу не делают. Но вдруг этот свидетель обнаруживается в Мосгорсуде, его закидывают в зал суда, от него пытаются получить заведомо ложные показания о том, что его кто-то подкупал.

Несмотря на то, что это не удаётся, Следственный комитет и Мосгорсуд рожают сенсацию о том, что имел место подкуп. Более того: после этого допроса на глазах у журналистов в сопровождении судебных приставов Евтухова вывели из зала судебных заседаний, и он испарился в служебном лифте Мосгорсуда. По нашим данным, поднялся на шестой этаж, где его ждали оперативные сотрудники полиции. Снова он исчез безвестно. Опять никакой связи с ним, и опять родственники идут по полициям и следствиям».

«Богиня правосудия»

После заседания суда 21 января в интернете были опубликованы заявления Евтухова следующего содержания:

«Хочу сообщить вам что в момент перерыва в судебном заседании ко мне подошел адвокат Мусаев и сказал что дашь показания как договаривались раньше, что заплотили мне 100 000 р. и при этом добавил что они знают где я живу. Я это понял как угрозу. Дать показания как они меня просили» (орфография и пунктуация сохранены)

«Сообщаю, что ко мне приезжала адвокат Дарья, которая перечислила мне на банковскую карту деньги за дачу показания в суде г. Москвы. Адвокаты просили меня сказать, что у человека который стрелял в Буданова были светлые волосы» (орфография и пунктуация сохранены).

Вот что рассказал Мурад Мусаев об этих заявлениях:

«В зале суда Евтухов отказался лгать на защитников. Заявления появились спустя полчаса после того, как Евтухова увели. Я не верю в то, что это он написал такие заявления. Но, с другой стороны, я слишком хорошо знаю тех людей, которые оказывают на него давление. В принципе, он мог в своём заявлении написать и то, что господин Маркин – Господь Бог. Или что госпожа Егорова, председатель Мосгорсуда – богиня правосудия. Он мог написать всё, что угодно, под этим давлением.

Но мы видели его в зале суда. Видели его десятки людей, видели журналисты. Он говорил всё под камеру. Ни единого слова ни про какие угрозы со стороны адвокатов не было. Ни единого слова про подкуп не было. Он был предупреждён об ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Сейчас наша почтенная прокуратура и не менее почтенный Следственный комитет пытаются переложить с больной головы на здоровую. На адвокатов.

То, что сделано с Евтуховым, – безусловно, преступление. Но это не подкуп его адвокатами, а незаконное давление на Евтухова со стороны наших оппонентов. Превышение должностных полномочий сотрудниками правоохранительных органов. Незаконное лишение свободы. Незаконное привлечение к уголовной ответственности, которое планируется в отношении адвокатов, и прочее, и прочее.

Это стыд, срам и беззаконие. И мы будем противостоять этому до последнего вздоха».

Вместо заключения

Итак, адвокат подсудимого уверен, что против него и свидетеля Евтухова намеренно развёрнута информационная кампания, имеющая целью любой ценой добиться обвинительного приговора. Если верить представителю Следственного комитета Маркину, в ближайшее время можно ожидать возбуждения уголовного дела против адвоката.

Комментарии 4