Политика

Ничто не ново под колониальным солнцем

Ничто не ново под колониальным солнцем

Западная интервенция не принесет свободу малийскому народу

Вмешательство Франции в Мали произошло якобы для блага народа, для защиты «дружественной» страны от экстремистов, однако истинность этого утверждения далеко не бесспорна.

     

Пока весь мир наблюдал, политический класс Франции договорился о  принципах военной интервенции на севере Мали против коалиции «исламистов», «джихадистов» и экстремистов. Те, кто критиковал французское  правительство за принятие этого решения в одиночку, все же признают его «справедливым». Президент Франции Франсуа Олланд, выглядевший потерянно во главе неуправляемого правительства,  вновь добился  авторитета, восстановив свой имидж государственного деятеля – и военного лидера, вознамерившегося «уничтожить врага», «лишить его боеспособности». Таким образом, северу Мали, похоже, суждено стать тем зеркалом, в котором Франция восхищается образом своего сильного и решительного  президента.

Джихадисты как оправдание интервенции

Но давайте разбираться по порядку: идеология и методы салафитов и джихадистских вооруженных групп заслуживают только осуждения. Их интерпретация ислама и эксплуатация религии, посредством навязывания наиболее унизительных телесных наказаний – совершенно неприемлемы. Современное международное мусульманское сознание должно еще раз ясно и во всеуслышание заявить: такое толкование и применение ислама является предательством, ужасом и позором. Первыми поднять  голос должны сами  мусульмане и мусульманские страны. Политически, интеллектуально, со всей силой, на которую только  способны их совесть и сердце – это позиция, которая не терпит компромиссов.

К этой принципиальной позиции нужно добавить мощную дозу геополитического анализа – избегая при этом путаницы между необходимыми нравственными установками, с одной стороны, и недалекой двойственной  политической  позицией – с другой. Противостояние  джихадистским экстремистам не означает признания французской политики в регионе. Высказывание Джорджа Буша «вы с нами, либо с террористами» по сути столь же  ложно, сколь и опасно, как с точки зрения содержания, так и последствий. За «благородной» приверженностью Франции находящемуся в опасности народу Африки остаются без внимания несколько вполне конкретных вопросов.

Закулисье «дружественной поддержки»

Запад в целом, и Франция в частности, десятилетиями забывали о страданиях людей при диктатурах в Тунисе, Египте и Ливии, прежде чем, сменив мотив, запеть хвалу «революции» и «Арабской весне», и возвращенной свободе. В Ливии гуманитарная интервенция показала свое уродливое лицо, под грубой маскировкой или открыто признав заинтересованность в нефти и экономических выгодах.

Несколько месяцев спустя Франция вмешалась в Мали, якобы для блага ее народа, с единственной целью защитить «дружественную» страну от угрозы экстремистов, вступивших сейчас в союз с  повстанцами-туарегами. Точность этой версии еще предстоит выяснить. Полное отсутствие экономики и геополитики в том, как преподносят политики и СМИ французскую интервенцию, вызывает серьезные сомнения. Еще менее того говорится о давней истории французских связей с последовательными малийскими правительствами. События подаются так, как будто Франция принялась неожиданно выражать свою солидарность – с изяществом, благородством и самоотверженностью. Но суровая  правда такова, что все последние политические потрясения в Мали были обусловлены непрестанным вмешательством и давлением Франции, смещавшей малийских политических или военных лидеров, воспринимаемых как нерасположенные к сотрудничеству, создающей альянсы на самых высоких уровнях власти и среди племенных, военных и гражданских деятелей страны, ослабленных и изолированных после падения Муамара Каддафи.

Президент Амаду Тумани Туре был свергнут в результате военного переворота 22 марта прошлого года. Туре заплатил за свою политику в отношении северной части страны, и за свои предпочтения в будущем распределении разрешений на разведку нефти.

Связи Франции, часто довольно натянутые, с сепаратистским Национальным движением за освобождение Азавада – ни для кого не секрет. Цель заключается в том, чтобы расколоть страну на две зоны, и облегчить будущую разведку перспективных полезных ископаемых. Присутствие «Аль-Каиды в странах исламского Магриба» и ее союз с туарегскими  племенами севера  наблюдаются не менее трех лет – еще один фактор, оправдывающий военное присутствие Франции в регионе. С недавним началом военных действий об этом было, наконец, объявлено официально.

Избирательная солидарность

Французское правительство и руководители нефтяных и газовых транснациональных корпораций пытаются преуменьшить значение последних открытий в Сахеле -  регионе, включающем Мавританию, Мали, Нигер и Алжир. Поговаривают даже о «малийском мираже». Однако, эти сведения гораздо лучше известны и зафиксированы, чем большинство людей готовы признать. Жан-Франсуа де Арриги Казанова, директор компании Total по Северной Африке, был более откровенным, назвав этот регион «новым Эльдорадо» с огромными запасами нефти и газа. В нем находятся не менее пяти перспективных месторождений. Потенциал природных ресурсов бассейна Туаденни, на границе с Мавританией, уже подтвержден. К этому следует добавить бассейны Тамесна и Лаллемедин вдоль границы с Нигером, бассейн Нара в районе Мопти, возле тектонического разлома Гао.

Французское Управление разведки нефтяных месторождений в Мали (Autorité Pour La Recherche Petroliere, AUREP) подтвердило запасы полезных ископаемых этой страны, в первую очередь нефти и газа. Мали, Мавритания, Алжир и Нигер оказались непосредственно вовлечены в этот процесс, а падение Каддафи  открыло дорогу нефтяным  компаниям Франции (во главе с Total), Италии (ENI) и Алжира (Sipex), вложившим, по некоторым оценкам, более 100 млн. долларов  в поисковые и разведывательные работы, несмотря на отсутствие безопасности и засушливый климат.

Конечно, кровь, свободу и достоинство дружественного народа Мали особенно нужно защищать, если под песками ее сокрыты огромные нефтяные и газовые месторождения. Природные богатства Северного Мали – вовсе не мираж; единственный мираж – это реальность избавления от колониализма.

Разве может хоть один из этих вопросов считаться необоснованным?

Почему экстремисты всегда появляются там, где это выгодно Западу?

Невозможно отрицать существование насильственных, экстремистских и радикализованных групп, которые исповедуют неверное и неприемлемое понимание ислама. Они должны быть, повторюсь, подвергнуты осуждению. Но следует признать, что эти группы имеют противоречивые политические стратегии и демонстрируют пугающую тенденцию объявляться именно в тех местах, где ключевым экономическим фактором являются природные ресурсы. Так произошло в Афганистане, расположенном в центре региона, невероятно богатого нефтью, газом, литием и т.д., а теперь вдруг – трудно понять, как и почему – эти «психованные экстремисты» выбрали малийский сектор Сахеля, одно из самых засушливых и безжизненных мест в мире, для установления своих бесчеловечных законов.

Не может быть никаких сомнений в существовании экстремистских групп, но уместно задаться  вопросом, как они достигли своих нынешних мест назначения? Вполне может быть, что их сферами деятельности и методами управляют и направляют. То, что было ясно при Джордже Буше, так же ясно и в Мали, где «террористов» могут просто использовать.

Во время моего последнего посещения Мали один отставной военный поделился своими опасениями: «Нам приказано истреблять их, «уничтожать», даже если они безоружны. Пленных не брать! Мы делаем все возможное, чтобы их взбесить и радикализовать их». Неплохая военная стратегия.

Совсем недавно парижская сатирическая газета Le Canard Enchaine сообщила, что союзник Франции Катар подписал соглашение с Total о геологоразведочных работах в зоне Сахеля, и в то же время предоставляет материально-техническую и финансовую поддержку радикальным группировкам, например, повстанцам «из Национального  движения за  освобождение Азавада (националистическим секуляристам) и таким движениям, как «Ансар дин», «Аль-Каида в странах исламского Магриба» и «Двидение единства и джихада в Западной Африке». Если эти сведения подтвердятся, то действительно ли они являют собой противоречие, или же содействие экстремистам и подталкивание их к действиям должно оправдать французское военное вмешательство как практичное, необходимое и в конечном счете вынужденное? Удобное распределение ролей, и при этом столь же эффективное, сколь и циничное.

Франция защищает не Мали, а свои интересы

Сегодня мир наблюдает за тем, как разыгравшаяся на днях драма с заложниками в Алжире грозит разжиганием национальных чувств в поддержку дальнейших военных действий. Американские, британские, норвежские и другие европейские заложники были захвачены на алжирской земле. Внезапно на карту оказались поставлены не только интересы Франции. Большинство малийцев рады, но вовсе не склонны обманываться: дружественная держава Франция является, прежде всего, другом своих собственных интересов. В ее политике избирательного вмешательства (в Ливию и Мали, но не в Сирию или Палестину) нет ничего нового.

Нам говорят, что с присущей Франции предвзятой африканской политикой покончено, что эпоха политического и экономического колониализма осталась позади, что наступила заря свободы, национального достоинства и демократии. И мы должны поверить в это лицемерие!

Экстремистов, их действия и использование ими религии и культуры необходимо осуждать. Однако настало время выполнить наши обязанности. Африканские и арабские государства, забывшие  основные заповеди политической самостоятельности и ответственности; африканские и арабские элиты, и все мы,  оказавшиеся неспособными выдвинуть четкое видение политической, экономической и культурной независимости;  народы, позволяющие увлечь себя массовыми эмоциями и химерой «дружественных держав», все мы, политики, интеллектуалы и простые граждане, заботящиеся, прежде всего, о достоинстве и справедливости в странах глобального юга, мы должны сейчас принять на себя всю ответственность за происходящее на наших глазах. «Уничтожение» джихадистов на севере Мали вовсе не сулит свободу малийскому народу. В долгосрочной перспективе оно  приведет к новой и более сложной форме отчуждения. И все же силы сопротивления в странах глобального Юга никогда еще не имели столько возможностей открыть новые горизонты, новые пути к свободе.

Новая форма порабощения

Все, что мы видим сегодня, – это эйфория, торжество или молчание перед лицом «освободительных действий» Франции и их единодушной поддержки «международным сообществом». Как будто Ближний Восток и Африка вновь решили подчиниться  Западу – израненному, умирающему от своих сомнений, сокрушенному экономическим, политическим и личностным кризисом – и выпускающему последние залпы.

Величайшей заслугой Африки по отношению к самой себе и к Западу будет не склоняться перед ностальгией Запада по власти и его лихорадочными иллюзиями, но сопротивляться согласованно и с достоинством,  во имя тех ценностей, которыми  Запад и Франция на словах так дорожат, и ежедневно предают своей лицемерной и лживой политикой в Южной Америке, Африке и Азии.

Северная Мали – это тревожный сигнал, от которого кровь стынет в жилах: смотрите, вот народ, который ошибочно принимает новую форму порабощения и экономического удушения за политическое освобождение, смотрите, как улыбаются и аплодируют  африканские и арабские политики и интеллектуалы. Лицемерие и трусость последних является зеркальным отображением лицемерия и манипуляций первых. Ничто не ново под колониальным солнцем!

Автор: Тарик Рамадан

Комментарии 0