удаленная категория

ЧТО РЕГУЛИРУЕТ ПРАВА МУСУЛЬМАН В РОССИИ: ЗАКОН ИЛИ ДЫШЛО?


















Текст: Руслан Гереев
Источник: Настоящее время


В Республике Дагестан 16 сентября 1999 года был принят Закон «О запрете ваххабизма и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан». Документ был принят поспешно и очень уязвим с юридической точки зрения.

В Законе четко указано, что он принимается в целях недопущения ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан. При этом в нем не даны юридические критерии и правовой смысл многих понятий, например, «ваххабитские организации» и «ваххабитская деятельность».

Представители силовых структур, которые по долгу службы исполняют этот норматив, в подавляющем большинстве совершенно безграмотны в подобных юридических вопросах. Ни один нормальный человек по этому закону не определит, чем обычный мусульманин отличается от ваххабита и почему борьба с ваххабизмом должна быть столь радикальной.

Закон, или, вернее будет сказано, юридический акт, ваххабиты смогут спокойно обойти, поскольку они живут вне закона. Согласно нормативному акту, отдел милиции по борьбе с экстремизмом и терроризмом может заглянуть в любую мечеть с обычными верующими — не экстремистами — и записать всех в ваххабиты прямо во время намаза, ведь закон на их стороне и дозволяет это. Молится человек — значит, ваххабит.

Не отличаются теологической грамотностью и религиозные деятели, которые вместе с представителями муниципалитетов входят или входили в состав согласно 7-й статье «Экспертных советов при местных администрациях». Хватило мудрости хоть на федеральном уровне не принимать таких правовых и иных актов, по которым ваххабитов можно обнаружить где угодно. В Дагестане Закон негласно легализовал карательные меры против ваххабизма и религиозного экстремизма. Должно быть правосудие, а не «судные дни».

«В законе нет юридически грамотного определения, связующего экстремизм и ваххабитскую деятельность, — отметила «НВ» практикующий адвокат в вопросах ваххабизма Раисат Газимагомедова. — Мы в судах часто сталкиваемся с этими нестыковками, сразу видно, что не юристы лоббировали этот закон».

А ведь за крайние проявления экстремизма предусмотрена ответственность в федеральном законодательстве. Вот и получается, что закон Республики Дагестан дублирует федеральный закон. И потом, все ваххабиты уже давно именуются салафитами, может, кто на этот раз предложит Народному Собранию принять закон Республики Дагестан о запрете салафизма. Молится человек — значит, салафит.
Автор:

Комментарии 0