Политика

Премьер-министр Иордании: я не упрекаю братьев-мусульман за то, что они инициировали бойкот выборов

Премьер-министр Иордании Абдулла Энсур в эксклюзивном интервью телеканалу RT на арабском языке — «Русия аль-Яум» прокомментировал политическую ситуацию в регионе.

     

RT: В чем политический и социальный смысл бойкота выборов в Иордании «Братьями-мусульманами»?

Абдулла Энсур: «Братья-мусульмане» инициировали бойкот, требуя изменения закона о выборах и конституции, чтобы они в большей мере соответствовали их положению. Я их за это не упрекаю. Требование изменения конституции является законным правом. Но я не могу с ними согласиться в том, что, когда это их требование не было удовлетворено, они прибегли к бойкоту. Если вы бойкотируете, то кто же будет для вас в будущем изменять закон? Никто. Он останется прежним. Тут мы попадаем в замкнутый круг. Ответственным решением было бы участие в выборах и осуществление требуемых ими изменений. Я утверждаю, что если бы они приняли участие в выборах и получили бы требуемое количество мест в парламенте в дополнение к оппозиции, имевшейся в парламенте прежнего созыва, они, возможно, составили бы подавляющее большинство, которое смогло бы изменить закон таким образом, как они того желают.

RT: Каким Вы представляете себе состав будущего парламента?

А.Э.: Главное требование к парламенту — быть избранным в ходе честных выборов. Будущий парламент таким и будет. Он будет уважаемым и принятым. Люди с уважением будут относиться к правительству, которое провело такие выборы, к независимому комитету, который ими руководил. И, в конечном итоге, с уважением будут относиться к режиму. Если выборы будут честными, то уровень доверия к парламенту будет очень высоким.

RT: Как на Иорданию влияет положение, связанное с сирийскими беженцами, и какова позиция Иордании в отношении того, что происходит в Сирии?

А.Э.: Сирийцы — наш народ. У нас одна кровь. Мы не какие-нибудь безучастные соседи-наблюдатели, взирающие на то, что происходит в соседнем дворе, нам так же больно и так же грустно. Понимая все это, Иордания в течение 90 лет принимает беженцев и принимает их отовсюду. Мы с теплотой приняли волны палестинских беженцев, делясь с ними богатством страны и куском хлеба. Во время Ливанской войны Иордания открыла свои двери. Война в Ираке, а также войны на Кавказе и в Крыму не стали исключением. Во все эти времена мы принимали беженцев. Ни иорданское правительство, ни наш народ не способны допустить, чтобы что-то не было сделано для его братьев, сирийских беженцев. Наша позиция заключается в стремлении обеспечить максимально комфортные условия, несмотря на огромные расходы, превышающие 550 млн долларов. От стран-доноров, которые шлют делегации и много говорят перед камерами СМИ, мы получили только 150 млн долларов. Мы являемся государством с ограниченными ресурсами, государством, переживающим самый экономически трудный период за всю свою историю. А тут еще и сирийские беженцы. И, несмотря на все это, мы предоставили все, что могли. Говоря обо всех достижениях, мы не имеем намерения стимулировать увеличение потока беженцев. Совсем нет. Наши возможности ограничены, даже если поток беженцев не прекратится, а будет расти. Даже Турция, превосходящая Иорданию в десять раз, ограничила поток после первых 70 тысяч. У нас же находятся 300 тысяч братьев-сирийцев при том, что численность населения нашей страны всего 7 млн человек. Если же число беженцев увеличится, положение станет очень сложным. Нам будет очень трудно им помочь. Таково положение вещей. Поэтому нашим главным устремлением является, чтобы наши братья-сирийцы оставались в своих домах, в своей стране, предприняв необходимые меры для завершения кризиса, а не меняли одни трудности на другие.

RT: Политическое решение стало затруднительным, военное же решение кризиса невозможно. Каков же, на Ваш взгляд, выход из этой бедственной ситуации?

А.Э.: Мы привержены идее необходимости поиска политического решения. Когда же возникает тупиковая ситуация, выходом может быть только достижение соглашения. Великие державы должны договориться, но им надо быть реалистичными. Великие державы должны задуматься о цене человеческой жизни. Это должно разбудить совесть каждого. И при этом каждая сторона конфликта упорно придерживается своей позиции, несмотря на продолжающееся кровопролитие. Я полагаю, что всякий, кто мог бы хоть как-нибудь помочь покончить с этой трагедией и не сделал этого, является ее соучастником, соучастником преступления. Всякий, кто не поднимает свой голос против войны, становится пособником дьявола, будь то государство или отдельный человек. Поэтому мы упрекаем мировое сообщество за то, что оно относится к сирийской проблеме без должной серьезности. Тут нельзя обойтись без потерь. Придется пожертвовать какими-то своими интересами. Неправильно, когда какое-либо государство исходит исключительно из своих материальных интересов, торговых отношений, своего политического места на арене и определяет свои политические шаги, не считаясь с пролитой сирийской кровью. В международной политике должна присутствовать и моральная сторона.

RT: Съемочная группа канала «Русия аль-Яум» посетила несколько лагерей беженцев и услышала их жалобы на плохое с ними обращение. Есть ли у Вас какие-нибудь сведения по данному вопросу?

А.Э.: Я являюсь председателем Высшей комиссии по делам беженцев. И как часть этой системы несу личную ответственность за ее работу. Все допускаемые нарушения по цепочке управления поступают ко мне. Если где-либо происходит нарушение, то я являюсь лицом, которое за него отвечает. Скажу вам, что в любом иорданском городе и в любом российском городе есть жалобщики, недовольные и склочники. Везде есть попытки совершения краж и покушения на убийство. Неужели не так? В лагере беженцев одновременно находится 63 тысячи человек. И вы хотите, чтобы никто из них не ссорился, не воровал и не пил? Это есть, и это естественно. На ваш вопрос я отвечу, что, конечно, есть проблемы, возникающие ежедневно. И в этом лагерь беженцев ничем не отличается от любого другого скопления людей. Но никаких серьезных и опасных явлений там нет.

RT: Есть ли у Вас какая-нибудь рекомендация по решению сирийской проблемы?

А.Э.: Решение, которое видится нам, — это то, к которому призывала ЛАГ. Мы являемся ее частью и поддерживаем это решение. Вот мой ответ. Мы привержены арабской позиции. С ней согласны все без исключения государства-члены ЛАГ.

RT: А если условием оппозиции будет уход Башара Асада?

А.Э.: Это внутреннее дело Сирии. Мы не имеем к нему никакого отношения. Мы не можем говорить о том, оставить президенту власть или нет. Это чисто сирийское дело.

RT: Можно ли тогда считать жестом гостеприимства то, что Вы принимали некоторых руководителей оппозиции?

А.Э.: До слова «гостеприимство» вы говорили о беженцах. Мы принимаем всех, не спрашивая о партийной принадлежности и занимаемой должности, и никого не соблазняем возможностью, покинув Сирию, явиться к нам. Мы только предоставляем людям убежище.

Комментарии 0