Политика

Пакистан: игры и интриги

Пакистан: игры и интриги

Протесты в Пакистане

Всю прошлую неделю мировые СМИ активно, с искренним любительским жаром обсуждали события в Исламской Республике Пакистан под красноречивыми заголовками: «Арабская весна» добралась до Пакистана», «Тахрир в Исламабаде», «В Пакистане начинается революция», «Военные поддержали Тахира-уль-Кадри» и так далее. А затем вдруг все неожиданно стихло.
 
     

Что же происходило на видимой части политической сцены Пакистана?  Некий богослов Тахир-уль-Кадри, профессор Пенджабского университета и специалист в области конституционного права, которого западная пресса считает «умеренным исламистом», вернулся из эмиграции (из Канады) на родину 23 декабря 2012 год. Это произошло буквально  на следующий день после убийства влиятельного политика, министра провинции Хайбер – Пахтунхва  Башира Ахмада Билоуру, который был убежденным противником талибов и находился в близких отношениях с премьер-министром Раджи Первезом Ашрафом. Этот теракт стал крупнейшим политическим убийством в Пакистане после убийства бывшего премьер-министра Беназир Бхутто в декабре 2007 года.

Марш миллионов по – пакистански

Кадри сразу объявил о своем намерении начать процесс «революционных преобразований» и повернуть пакистанское общество на «путь площади Тахрир». Он потребовал распустить федеральный парламент и местные законодательные органы власти, привести к присяге Временное правительство, которое и организует новые выборы в Народную Ассамблею.

Десятого января в Кветте (преимущественно шиитский город в провинции Белуджистан) террорист – смертник взорвал себя внутри бильярдного клуба, что привело к обрушению здания и большому количеству жертв. Как минимум 125 человек погибли, сотни получили ранения. Ответственность за взрыв взяла на себя весьма странная подпольная радикальная суннитская группировка «Лашкар-и-Тайба», которая считает пакистанских шиитов-хазарейцев еретиками. Для справки: Али Джинна, основатель Исламской Республики Пакистан, сам был шиитом, хотя часто повторял: «Я не шиит и не суннит, я – мусульманин».

Родственники убитых в ответ устроили сидячую забастовку и отказались хоронить погибших в знак протеста против бездействия властей.  Обстановка в стране вновь накалилась до предела.

Кадри сразу же отправился в исламский центр страны Лахор, а оттуда 14 января с «маршем миллионов» пришел в Исламабад на улицу, где расположены правительственные учреждения.  В марше и митинге приняло участие около 40 тысяч человек при том, что общее население Пакистана составляет около 165 миллионов человек.

«Те, кто сидит в офисах – они уже бывший президент и премьер-министр. Их время истекло, наше время пришло», – заявил Кадри своим сторонникам. Основная претензия, озвученная Тахиром Кадри, – коррумпированность руководства страны. Вместе с демонстрантами он поклялся, что они останутся в Исламабаде до полной победы революции.

Реакция на «выступления народа» последовала почти незамедлительно.  Верховный суд страны постановил арестовать премьер-министра Раджу Первеза Ашрафа по обвинению во взятках. Правда, до сих пор он на свободе – где-то скрывается.

Кадри договорился с властями, что парламентские выборы пройдут в соответствии с конституцией и точно в срок – в мае нынешнего года.  До их завершения в стране будет сформировано устраивающее все политические силы переходное правительство. Хотя, в общем-то, можно было и не договариваться: все это было определено еще до начала протестов. Тем не менее, участники митингов восприняли известие восторженно, отметив его песнями и плясками. «Марш миллионов» был торжественно объявлен закрытым.

Неоправданная надежда на Вашингтон

Каков же был фон этого странного действия? Что на самом деле происходило в закрытых закоулках и кулуарах реальной пакистанской политики?

Известно, что особую и беспрецедентно огромную роль в пакистанском обществе играет армия. Ее можно сравнить только со значением КПСС в Советском Союзе. Однако за последние десять лет влияние армии в Пакистане стало ослабевать. Это связано с тем, что пакистанские военные, тесно связанные с талибами, вынуждены были признать свое политическое поражение в 2001 году, когда под давлением Вашингтона они приказали талибам не сражаться с американцами и на автобусах переместиться на пакистанскую территорию.

Чтобы не оказаться в списке стран – «рассадников терроризма»,  тогдашний пакистанский лидер Первез Мушарраф вынужден был согласиться «по итогам честных, демократических выборов» на приход к власти прямых ставленников США, в том числе и нынешнего президента Али Асифа Зардари и премьера Раджи Ашрафа. Многие пакистанские военные этого ему до сих пор не простили, и Мушарраф был вынужден бежать из страны. Некоторые утверждают, что Кадри фининсировался именно Мушаррафом.

Сближение Пакистана с США, однако, фактически только обострило внутреннюю и внешнюю ситуацию для страны.  Исламабад исходил из того, что Вашингтон в ответ на включение Пакистана в «антитеррористическую ось» будет сдерживать Индию в ее попытках раскачать внутреннюю ситуацию в стране. Но ни Буш, ни Обама никакого желания оказывать давление на Дели, как на своего потенциального стратегического союзника, не проявили. Фактически последние пять-семь лет индийские спецслужбы  целенаправленно проводили и проводят тайные подрывные операции по стратегической дестабилизации Пакистана.

«Индийский талибан»

Особенно активно индусы работают на двух направлениях.  Они, во-первых,  создали сеть «своих талибов», причем не только в Афганистане, но и в самом Пакистане. Еще два года назад так называемые «пакистанские талибы» начали даже воевать против Исламабада.

Между прочим, ситуация с талибским движением в самом Афганистане принципиально иная, чем это было пятнадцать лет назад. Фактически это движение состоит из четырех течений, и только одно из них (правда, наиболее мощное) контролируют пакистанские военные через Пакистанскую вневедомственную разведку – своего рода ядро пакистанской армии.  Ашфак Первез Каяни – нынешний начальник Объединенного штаба сухопутных войск Пакистана, фактический главнокомандующий страны, в свое время возглавлял эту вневедомственную разведку.

Во-вторых, индийские спецслужбы активно работают по обострению противоречий между суннитами и шиитами, пользуясь при этом консультациями израильских специалистов, в том числе и из Моссада. И, надо сказать, что и здесь они добились заметных  результатов.

Наконец, нельзя забывать о том, что гонка вооружений между Индией и Пакистаном активно продолжается, и вероятность войны между этими странами, в том числе и с использованием ядерного оружия, остается высокой.

Армия между Америкой и радикалами

Перед пакистанским генералитетом сегодня стоят две основные задачи. С одной стороны, достаточно мягко, демократично и без всяких военных переворотов выдавить из власти ставленников США, но при этом не допустить прямой конфронтации с Вашингтоном. И здесь, безусловно, акция, проведенная Тахиром Кадри, сыграла им на руку – в противовес американцам. Не случайно заместитель посла США в Пакистане Ричард Хоглад, комментируя события в Исламабаде, заявил, что Вашингтон не поддерживает действия отдельных лиц и партий.

С другой стороны, пакистанские военные крайне не заинтересованы в том, чтобы вместо американских ставленников к власти в Пакистане пришли исламские радикалы. Хотя и с ними межведомственная разведка работает и имеет там свою агентуру, тем не менее, именно такие фигуры, как Тахир Кадри, более перспективны в долгосрочном плане как ширма для новой консолидации политической власти в руках пакистанской армии.

Автор: Шамиль Султанов

Комментарии 0