Политика

Освободиться от деспота

Освободиться от деспота

Продолжающаяся в Сирии гражданская война
вполне устраивает мировые державы

Цифры рассказывают тревожную историю: менее чем за два года в Сирии были убиты свыше 60 тысяч человек. С августа 2012 года ежемесячно погибают более 5 тысяч сирийцев, то есть почти 170 человек в день.
     

Международное сообщество беспомощно наблюдает, как специальный представитель ООН и посланник Лиги арабских государств Лахдар Брахими представляет проекты предложений, а президенты и премьер-министры произносят красивые слова… А гражданская война, между тем, все идет, и ежедневно сообщается об операциях и зверствах. Среди этого смятения необходимо учитывать несколько основных принципов, прежде чем делать выводы. Сейчас не время для наивности и иллюзий.

«Полезный враг» для Запада и Израиля

Башар аль-Асад возглавляет диктаторский режим, основанный на узурпации и коррупции, режим, который без малейших сомнений – начиная с десятилетий правления его покойного отца – десятками тысяч убивал и пытал своих противников. Террор стал внутренней политикой. Роль Сирии в Ливане, где она организовала сложную сеть альянсов и играла на внутренних разногласиях, в лучшем случае сомнительна. На израильском фронте, хотя и обвиняемая в поддержке всех без разбора палестинских групп сопротивления, Сирия представляет собой «полезного  врага» для сменяющих друг друга лидеров в Тель-Авиве. Несмотря на все решительные, а порой гневные заявления, сирийское правительство, интересным образом, оставалось пассивным, даже после прямого нападения Израиля, когда в сентябре 2007 года был уничтожен предполагаемый ядерный объект.

Сирию, наряду с Ираном, выставляют как врага западных интересов, как страну, которой нельзя доверять и от которой  следует ожидать самого худшего. Однако когда сирийцы начали выходить на улицы, и когда мирные жители сотнями стали гибнуть от действий регулярной армии, американской администрации и европейским правительствам потребовалось  более восьми месяцев, чтобы сменить свой мотив – и свою сирийскую политику. Мужество и решимость сирийского народа не отвечали западным планам и интересам в регионе. В течение восьми с лишним месяцев США и Европа призывали Асада провести «демократические» реформы.

С началом восстаний в Египте, Тунисе, Ливии и Йемене, с ростом напряженности в Иордании и Бахрейне, а также маячащей на горизонте перспективой усиления мощи Ирана, Запад тянул время, пытаясь найти надежные контакты в переругавшейся и разделенной сирийской оппозиции.

В то же время Россия и Китай продолжали свое стратегическое наступление. Геостратегический и экономический профиль обеих стран в регионе растет, а обе они резко возражали против интервенции в Ливию, где резолюция ООН предоставила западным державам предлог, необходимый для устранения Муаммара Каддафи и захвата природных ресурсов страны. Тем не менее, ни у кого из действующих лиц не хватило смелости, чтобы повторить ливийский сценарий в Сирии.

Для кого-то «конфликт низкой интенсивности», а для сирийцев — ежедневная трагедия

Американская и европейская позиции в последние месяцы изменились, а давление на сирийское правительство возросло. Официальная поддержка сирийской оппозиции и Свободной сирийской армии окрепла. Саудовская Аравия и Катар принимают полномерное участие, непосредственно финансируя и вооружая политическую и военную оппозицию. Соседняя Турция сменила свою политику «не иметь проблем с соседями» на активную поддержку смены режима в Дамаске. Пекин и Москва, тем временем, продолжают поддерживать Асада (намекая при этом, что  могут представить себе и будущее без него). Болезненно и  с большим трудом все фигуры на шахматной доске переставляются таким образом, чтобы создать патовую ситуацию. Ни политический, ни военный исход не представляется возможным. Гражданская война продолжается, и число погибших растет с каждым днем.

По американской терминологии, Сирия стала театром регионального «конфликта низкой интенсивности», находящегося под контролем и, если выразиться довольно цинично, скорее полезного, чем вредного. Дивиденды могут оказаться весьма существенными, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Ближний Восток серьезно дестабилизирован и резко разделен по многим фронтам. Политическая напряженность в отношениях между секуляристами и исламистами остается высокой; вполне ощутимы разногласия между самими суннитами (салафитские  буквалисты, реформисты, салафитские джихадисты и т.д.), а раскол между суннитами и шиитами стал одним из ключевых факторов в нестабильном ближневосточном уравнении.

К этой взрывоопасной смеси нужно добавить политические союзы, старые и новые: недемократические и прозападные страны Персидского залива, меняющееся лицо власти в Египте, Тунисе и Ливии, нестабильность в Ираке и Ливане и, наконец, остракизм Ирана. Ближний Восток охвачен кризисом, и Запад, так же как Китай и Россия (не говоря уже о Турции и Индии) пытается сменить позицию и защитить свои экономические и геостратегические интересы.

Смещение центра напряженности работает в пользу Израиля: разделение арабских стран позволяет американскому союзнику Израиля поддерживать и укреплять  кооперацию и координацию, а израильскому режиму -  беспрепятственно продолжать свою непрестанную колонизацию палестинских земель.

Освободиться от деспота, не впадая в кабалу Запада

Мы можем – и должны – выступать против самодержавного режима Асада, но не попадая при этом в ловушку чрезмерного упрощения конфликта или слепой поддержки сопротивления. Сирийская оппозиция, в силу своей структуры, не внушает доверия. Некоторые из ее союзников, судя по их объявленным и необъявленным намерениям, откровенно опасны. В этом  растущем смятении мы должны соединять принципиальную позицию (неприятие диктатуры) с политическим анализом  и бдительностью, которая не оставляет места для наивности (безусловной поддержки оппозиции).

Запад, Китай и Россия, похоже, согласились не приходить в ближайшей перспективе ни к какому согласию – цинизм, за который  сирийцы заплатят своими жизнями. Хуже всего, что не существует никакой  реальной альтернативы, никакого другого решения, кроме того, которое навязано силой оружия. Конфликт будет долгим и горьким; погибнут тысячи людей. И нет никакой уверенности, что, даже освободившись от деспота, сирийский народ будет свободен от иностранного господства. На самом деле, как раз противоположный исход кажется наиболее вероятным.

Автор: Тарик Рамадан

Комментарии 2