Политика

Как Иран и Израиль были партнерами (ч.1)

Противостояние Ирана и Израиля продолжается. Конфликт включает в себя как открытые выпады руководства стран в адрес друг друга (ревизионистская конференция, посвященная Холокосту, организованная Махмудом Ахмадинежадом в 2006 году, его угрозы в адрес Израиля и ответные заявления израильского руководства о готовящихся военных действиях), так и «теневую сторону» (поддержка Ираном ливанского шиитского движения «Хезболла» во время второй ливанской войны Израиля в 2006 году). Элемент напряженности вносится в конфронтацию и в связи с фактом ядерной проблемы Ирана. Израильское руководство недоверчиво относится к заявлениям о «мирном атоме», воспринимает иранскую ядерную программу как подготовку к удару по Израилю и делает заявления о попытках готовиться к ответному или даже превентивному удару.

     

Словом, сейчас едва ли можно вообразить, что когда-то отношения между Израилем и Ираном были партнерскими, не были осложнены ни фактами реальных противоречий, ни работой пропагандистских машин обеих стран. Однако сотрудничество действительно имело место. До Исламской революции 1979 года между Ираном и Израилем существовала тесная кооперация.

История ирано-израильских отношений начинается с фактического (хотя и не полного юридического) признания Ираном независимости Израиля в начале 1950 года. Иран стал вторым после Турции исламским государством на Ближнем Востоке, выступившим с такого рода заявлением, хотя ранее, 29 ноября 1947 года на голосовании в ООН Тегеран выступал против образования в Палестине двух государств – еврейского и арабского. Тогда это было сделано, главным образом, по религиозным причинам - к помощи арабским братьям по вере во время войны за независимость активно призывал тогдашний аятолла Ирана Абулькасем Кашани.

Так или иначе, начали формироваться связи Израиля с неарабскими исламскими силами Ближнего Востока, на которые Израиль предполагал опираться в регионе, и голос Ирана был здесь чрезвычайно важен. Живя в «море арабской вражды», Израиль не мог не считаться с крайне малым потенциальным количеством союзников, а потому приступил к выстраиванию, как назвал его Бен-Гурион, «Периферийного Альянса» - союза с неарабскими государствами Ближнего Востока. Оплотами Периферийного Альянса были Иран, Турция и Эфиопия. Второй целью налаживания политического диалога для Израиля было решение вопроса репатриации в Израиль евреев как иранской, так и иракской общин - путем транзитной репатриации.

Признание Израиля де-факто не только не сопровождалось немедленным обменом дипломатическими миссиями, но и почти сразу было поставлено под угрозу внутренним сопротивлением некоторых слоев иранского общества. В мае 1951 года премьер-министром Ирана стал лидер Национального фронта Мохаммед Моссадек, и часть влиятельных религиозных деятелей потребовала от него отменить решение о признании Израиля. Генеральное консульство Ирана в Иерусалиме под их давлением было закрыто, а с возвращением шаха к власти этот вопрос больше не поднимался.

В два последующих десятилетия сотрудничество между Израилем и Ираном в различных сферах шло по пути постепенного развития. Оно включало в себя и отношения в военной сфере – в том числе между службами безопасности двух государств (Моссад принял активное участие в создание иранской разведки САВАК и поддерживал с ней постоянные контакты вплоть до Исламской революции), а также по линии Багдадского пакта, в документах которого Израиль фигурировал как «секретная база» Ирана.

Одним из важных стимулов сближения между двумя государствами в это время стала египетская революция 1952 года и приход к власти Гамаль Абдель Насера, что заставило обе стороны задуматься о противостоянии угрозе панарабизма на Ближнем Востоке.

Развивалась и кооперация в торгово-экономической сфере. Импульс ей придало установление постоянного воздушного сообщения между странами в 1960 году. После Суэцкого кризиса 1956 году, когда несколько государств, в том числе и неарабских (в частности, Советский Союз) объявили нефтяной бойкот Израилю, единственной мусульманской нефтяной державой, решившейся на торговлю энергоресурсами с Израилем, оказался Иран. Тогда же произошло настоящее сближение в отношениях между двумя государствами. В 1956 году объем единовременных иранских поставок в Израиль составил 8 млн тонн нефти, а в последующие годы были налажены регулярные ежегодные поставки нефти в объеме до 3 млн тонн.

Все эти отношения, однако, строились де-факто, но не де-юре. Шах остерегался официально признавать наличие контактов с Израилем. Даже спустя много лет, в середине 1970-х, когда ему задавали вопрос о поставках иранской нефти в Израиль, он отказывался признать их и заявлял, что во всех сделках партнерами были иностранные нефтяные компании.

Одновременно между государствами оставались серьезные политические разногласия. Главнейшие из них касались позиции Ирана по поводу арабо-израильского конфликта и палестинской проблемы. Не желая портить отношения с арабскими государствами, особенно консервативными монархиями, Иран выбрал позицию защиты прав палестинского народа, в том числе в ООН. В арабо-израильском конфликте Иран также не придерживался израильской позиции, предпочитая поддерживать резолюции ООН (это коснулось и резолюции 242, требовавшей возвращения оккупированных в 1967 году территорий). Тем не менее Иран выступил против призывов уничтожить Израиль как государство со стороны некоторых арабских стран после войны 1967 года и выразил поддержку Израилю в качестве независимой суверенной страны. Министр иностранных дел Ирана в интервью «Ассошиэйтед Пресс» в мае 1970 года отметил, что «Иран признает существование Израиля как суверенного государства».

Во время войны Судного дня 1973 года Израиля с арабскими странами Иран продолжал сотрудничать с Израилем, переведя, однако, ряд аспектов сотрудничества в секретную сферу. В частности, продолжались упомянутые выше поставки нефти, что играло крайне важную роль для Израиля, поскольку значительная часть нефтедобычи Израиля была фактически парализована из-за военных действий на Синайском полуострове.

В этот период сравнительно тесные контакты между Ираном и Израилем обуславливались тем, что обе страны переживали период быстрого экономического развития, следуя капиталистическому пути и сотрудничая со странами Запада, особенно с США. Также оба государства оказались в оппозиции коммунистическим режимам. Наконец, обе страны представляли собой серьезную военную силу на Ближнем Востоке, сформировавшуюся не без поддержки США.

Тем не менее Иран не мог не считаться с изменившимися в связи с войной 1973 года условиями. В частности, иранское руководство продолжало поддерживать позицию о «законных правах палестинского народа». Это подразумевало репатриацию палестинских беженцев и самоопределение их в рамках собственного государства.

После победы революции в 1979 году, когда Иран приступил к осуществлению своей главной задачи в регионе – «экспорту исламской революции», Тегеран разорвал отношения с Израилем, выслал израильских дипломатов и специалистов различного профиля из страны. На этом этап сотрудничества с Ираном для Израиля прекратился, и еврейское государство было вынуждено изыскивать новые ресурсы на Ближнем Востоке и в мире, чтобы противопоставить новый Периферийный Альянс разным объединениям арабских государств.

Автор: Ксения Фомина, «Вестника Кавказа»

Комментарии 2