Политика

Россию поставили на счетчик

Деда Хасана убили, но главный пахан, в Вашингтоне, жив и здрав. Недовольный заявами оборзевшей Москвы, он поставил Россию на счетчик. Только блатным языком преступного мира можно адекватно описать «хасидское решение» американского суда, обязавшее Россию отдать группе американских хасидов Хабада часть своего национального достояния – коллекцию еврейских книг из Ленинки. «Это мы решаем, что вам принадлежит! Вы попали на деньги!» - сказал вашингтонский дед Хасан России. «Будете башлять полста косых гринов в день, пока все не отдадите!»

Чтобы не возвращаться, скажем сразу – эти еврейские книги, т.н. «библиотека Шнеерсона», принадлежат России так же законно и абсолютно, как полотна Третьяковки и Эрмитажа. Когда-то, до Октябрьской революции, они принадлежали известному еврейскому гуру «любавичскому цадику», но в те времена еще и Шереметьево принадлежало графу Шереметьеву. Если отдавать книги американским евреям, надо сперва отдать московский аэропорт – потомкам графа.

     

Пока Россия не завоевана, не вашингтонскому суду решать, как будет Россия распоряжаться своим культурным наследием. Иначе московский Басманный суд прикажет американцам вернуть картины Леонардо из вашингтонской Национальной галереи – в Италию, а северную Калифорнию – отдать потомкам русских поселенцев Форта Росс, кстати, переселившимся в Россию в 19-м веке. Ясно, что решения такого рода можно принимать только в отношении вассальных, покоренных и оккупированных народов. Этим решением американцы пытаются утвердить свой верховный суверенитет над Россией.

Хасидский прецедент – это второй звонок, прозвеневший вскоре после первого – акта Магнитского, который узаконил право Америки свободно конфисковать имущество русских граждан за рубежом. Теперь хасидский прецедент распространил это «право» и на собственность российского государства в самой России.

Русский читатель мог подумать, что акт Магнитского касался лишь сирот. Американские агенты влияния свели его обсуждение к одной контр-мере. Они долдонили, что мол, кровавый режим Путина совершил еще одно злодеяние, лишив детей шанса на счастливое детство, которое возможно только в Америке. Как обрыдался Константин Эггерт: «Возможно, всего один малыш в результате этого никогда не прочитает книжку про Винни-Пуха, не задует свечки на именинном торте, не пойдет или не поедет на инвалидной коляске в школу, а потом и в колледж под аплодисменты новых родных из какого-нибудь Техаса или Калифорнии». Его судьба будет на совести бяки Путина, ай-ай-ай! Ему справедливо возражала Мария Арбатова, что, благодаря этому закону, хотя бы одного малыша не разберут на запчасти и не продадут на органы.

Сам акт Магнитского почти не обсуждался. А ведь американский закон создал механизм, по которому можно конфисковать собственность русских граждан в любом месте – от Абрамовича в Лондоне до Иванова в Таллине. Хотя прямой текст этого акта позволяет, казалось бы, захватить собственность лиц, прямо связанных с делом адвоката Магнитского, то есть тюремщиков и следователей, но его формулировка позволяет американской администрации захватить собственность любого гражданина РФ без суда. Президент США имеет право расширять этот список по своему усмотрению: недаром этот список так и не был опубликован.

Итак, механизм закона Магнитского позволяет захватить любую частную собственность россиян, а прецедент «библиотеки Шнеерсона» позволяет захватить любой государственный авуар, в том числе Стабфонд. Вместо надежной инвестиции, российская собственность стала заложницей примерного поведения российских властей.

Так в течение месяца с небольшим США заявили о своем праве захватить как государственные активы РФ, так и частные авуары россиян. Это серьезная проблема. За границей находятся многие миллиарды авуаров русских граждан. Эти авуары иногда представляются гарантией послушного поведения россиян относительно Запада. Зигмунд Бжезинский сказал: «Since $500 billion owned by Russia’s so-called elite is held in our banks, you should first understand whose elite it is!” («Российская т.н. элита держит 500 миллиардов долларов в наших банках. Призадумайтесь, чья это элита»). Закон Магнитского напомнил этим российским гражданам, что их авуары крайне уязвимы. Закон создал правовую базу, по которой решением президента собственность любого российского гражданина может быть «заморожена», отчуждена и конфискована. Вроде бы и раньше это подозревали, но сейчас это стало видимо и ясно.

Американские власти применили против суверенной России то же оргоружие, что было опробовано против Ирана. Фонды Ирана и иранских граждан были захвачены Соединенными Штатами якобы во исполнение решений американских судов. Американские суды опираются на закон об иностранном суверенном иммунитете (FSIA) 1976, который, вопреки международному праву, разрешил судам захватывать собственность суверенных государств и их представителей. Так, американский суд разрешил израильтянам с двойным (американским и израильским) гражданством взыскать свои убытки и получить компенсацию за расстройство за теракт, совершенный палестинскими боевиками на территории оккупированной Палестины – с Ирана. Любая иранская собственность может быть захвачена во исполнение решения американского суда.

Суд в Америке руководствуется «телефонным правом» - американская администрация вправе запретить суду принимать иск на основе этого закона. Так, американская администрация запретила суду принимать иски американских граждан к Саудовской Аравии в связи с 9/11. Но иски к Ирану и Палестине были разрешены, и таким образом Иран и Палестина лишились своих авуаров. Сейчас они разрешили захватывать русское имущество.

Неужели нет спасенья от этой напасти? Конечно, есть! Принцип взаимности – основной принцип международного права – подсказывает выход. Дума может принять Закон о защите российской собственности, или, по-английски, Reciprocity Act. По этому закону, российский гражданин, собственность или права которого пострадали в результате действий государственных или судебных органов другого государства по причинам, не связанным с законным решением властей или судов РФ, может обратиться к российским властям за реституцией, и те заморозят или конфискуют собственность и активы любого физического или юридического лица, имеющего в качестве постоянного адреса территорию государства, захватившего собственность или ограничившего права российского гражданина.

Например, завтра суд США решит конфисковать собственность российского бизнесмена А, так как он вошел в очередное дополнение к списку Магнитского. Бизнесмен А обращается к российским властям, и те немедленно конфискуют находящуюся в России собственность любой зарегистрированной в США компании на такую же сумму, и передадут пострадавшему. Собственность американских компаний в России, их активы, долговые обязательства российских компаний – американским компаниям должна служить депозитом, гарантирующим безопасность российских вкладов.

Такой закон дал бы российским бизнесменам настоящую защиту от произвола. Еще важнее, они бы увидели, что власти РФ – их единственный защитник и покровитель. Таким образом был бы создан противовес авуарам за рубежом, угроза Бжезинского была бы нейтрализована. Элиты сплотились бы вокруг российского государства, защищающего их интересы.

Этот закон сможет нейтрализовать шаги, предпринятые в соответствии с FSIA – любая собственность, принадлежащая налогоплательщику (физическому или юридическому лицу) государства, захватившего или заявившего о намерении захватить собственность, права и авуары российского государства и государственных организаций, может быть конфискована для полной компенсации ущерба. Например, американский суд требует от РФ платить 50 тысяч долларов в день за неисполнение решения о передаче библиотеки Шнеерсона американскому истцу. Соответственно, российские власти начнут немедленно взыскивать по 50 тысяч долларов в день с американских компаний и граждан, имеющих собственность и интересы в РФ, и помещать их в специальный фонд, гарантирующий сохранность российских интересов.

Хотя внешний долг РФ невелик, российские юридические лица имеют много миллиардов долгов западным и в том числе американским компаниям. Эти долговые обязательства могут быть изъяты в покрытие потенциального ущерба. Объем этих долговых обязательств таков, что его хватит для компенсации ущерба. Таким образом суверенитет России будет утвержден, американские и другие зарубежные власти будут знать, что российскую собственность нельзя захватывать, и принцип взаимности – основной принцип международного права – будет утвержден.

Хотя основной спор – с Америкой, но не следует забывать и о хасидах Хабада. Эта религиозная организация слишком хорошо себя чувствует в России. До 1991 года их в России были считанные единицы, но потом, под крылом госдепа, они рейдерским порядком захватили собственности в Москве и других городах, в частности, знаменитый «гараж Мельникова». Почти все раввины Хабада - иностранные граждане, они подчинены своему центру в Америке. Если кто-то должен регистрироваться как иностранный агент – так это Хабад.

В России есть легитимная еврейская община, во главе которой стоит главный раввин Шаевич – и этого достаточно. Если хасиды Хабада показали свою враждебность независимой России, не уважают ее суверенитет – можно и нужно попросить эмиссаров Хабада - иностранных граждан –– покинуть пределы России, а их собственность передать легитимной еврейской общине. Не умеют уважать российские порядки – пусть выметаются. Этого хотят и многие русские евреи, считающие Хабад – тоталитарной сектой. «Еврейские ваххабиты» - так называл их глава еврейского конгресса Сатановский. Так же оценивают эту странную организацию и в Израиле. Надеемся, что решение вашингтонского суда поможет российской администрации увидеть, что она пригрели змею на своей груди. Пора прекращать затянувшийся роман Кремля с Хабадом – они все равно не ценят доброго отношения, и всегда требуют больше.

Не годится, чтобы игра шла в одни ворота. В средневековом тексте о хазарах, хазарский правитель объясняет, что он не разрушает церкви только потому, что опасается, как бы в отместку христиане не порушили синагоги. Так и сейчас – надо напомнить Хабаду, что им есть что терять в России.

Автор: Исраэль Шамир

Комментарии 1