Среда обитания

Бог Один или… Одинок?

Бог Один или… Одинок?

Если мы вводим в школы уроки о мировых религиях, может быть, стоит рассказать, что же означает хиджаб?

Постановление правительства Ставрополья о запрете хиджабов в учебных заведениях края вступило в силу с первого января. Но до сих пор Центр на это решение местной власти никак не отреагировал. А вопросы же остаются. Например: насколько это противоречит Конституции РФ? Или означает ли это, что в скором времени в каком-либо регионе местная власть запретит приходить в учебные заведения без хиджаба?
     

Ссылка на светский характер обучения некорректна: разве вы не видели школьные дневники, украшенные православной символикой? Да и платок легко «привязать» к новой школьной форме «единого образца», обязательной для ношения.

Но если говорить серьезно, то запрет на хиджабы в школе сам по себе не несет ничего катастрофического, но вот обстоятельства и способ его применения свидетельствуют о том, что расстояние между церковью и мечетью достигло критического уровня. А это означает, что Бог (Единый по общим убеждениям) приобрел не объединительные, а совершенно разъединительные функции.

Разделяй и….что?

Запрет хиджабов не разделил христианские и мусульманские общины, а только придал им формат де-юре. Ведь разделение началось уже давно. Это очевидно уже на уровне ощущений – если со словом Бог ассоциируется все самое светлое и святое, то при слове Аллах сразу возникают подозрения и невольно появляются мрачные очертания «исламского терроризма».

Хотя чисто логически сложно представить, что один и тот же Всевышний одной рукой создает гуманную христианскую цивилизацию, а другой разжигает джихад против нее.

Совершенно не понятно, почему слова «Нет Бога, кроме Бога» выглядят прилично, а «Нет Бога, кроме Аллаха» угрожающе, и отдают конфессиональным шовинизмом.

Очень интересно, а вот если бы этническая албанка мать Тереза была мусульманкой, стала бы она символом милосердия?

Имидж – все

Мы тратим (причем неэффективно) миллиарды на улучшение имиджа страны. То есть, понимаем, что мало делать ее лучше, но необходимо и как-то активно действовать на информационном пространстве планеты Земля. И я думаю – а почему государство не озабочено улучшением имиджа мусульманской общины?

Мы видели кино, в котором мусульмане не убийцы, а добрые люди? Мы читали такие книги? Мне кажется, что именно отсутствие такого кино и такой литературы довело ситуацию в Старополье до безвыходной.

Вспомним знаменитый удар головой, который мусульманин нанес христианину (я имею в виду противостояние Зидан-Матерацци, украсившее чемпионат мира по футболу). Случись это с игроком команды «Анжи» в игре с «Зенитом», то заговорили бы о предрасположенности мусульманина к садизму. Или – о столкновении цивилизаций.
Но ударил Зидан – в то время величайший игрок мира. И впервые в истории футбола откровенно хамский поступок разбирался на высочайшем уровне и в философском контексте.

Понятно, симпатии большинства людей были отданы Зидану, а Матерацци, сразу, еще не поднявшись с земли, обрел имидж забияки, который получил по заслугам. Понимаете: переход разбирательства инцидента из области права в чувственно-эмоциональное пространство и предрешил исход дела. Иначе говоря, по закону Зидан совершил преступление, но по справедливости не прав был Матерацци. А в результате араб остался в футболе фигурой святой, а итальянец изгоем.

Почему же хиджаб попал в правовое пространство, минуя чувственно-эмоциональное? Откуда такое озлобление против ребенка в платке?

Враг государства

У девочек, попытавшихся прийти в школу в платке, не было имен, обстоятельств, они превратились в угрожающий головной убор. Слушайте, если мы вводим в школы уроки о мировых религиях, может быть, стоит рассказать, что же означает этот предмет одежды?

Понимаете, случай в Ставрополье произошел из-за отсутствия эмоциональной среды. Точнее, из-за присутствия мифов и угроз – «они хотят тут построить халифат, онивыгоняют всех русских».

Если есть такие догадки, то это страшно. Значит, главный наш враг вовсе не Запад, и не ПРО, а мы сами.

Точнее – другие.

Те, которые изгоняют нас из школ.

Те, которые ходят в хиджабах.

Тогда, простите, что мы так печемся о демографии? И не пора ли смотреть, чтобы размножались МЫ, а не ОНИ?

А не начали ли мы, подсознательно, готовиться к бракоразводному процессу?

Школа

Понятен административный раж правительства края. Чиновникам всегда кажется, что издай постановление по борьбе с коррупцией, и она исчезнет.

Почему бы не запретить школьникам курить и пить, и не увлекаться порнографией на уроках? Хотя, теперь вот Министерство образования предлагает список проступков, за которые детей можно из школы выгонять.
Но чиновники не интересны. Интересны сами дети. Как они отреагировали? Радовались? Смеялись? Сочувствовали?
Помню, как в нашем классе хулигана Кольку Прокофьева не пустили в школу по «причине ношения узких брюк» (пылала борьба со стилягами). В этот день у дяди Исаака, похихикивающего от восторга, собрались все пацаны, чтобы срочно пошить узкие брюки. Не скрипнув сердцем, наш мастер сделал всем скидку по случаю массового заказа и благородства цели.

И утром мы все явились в «дудочках».

Не думаю, что слово «солидарность» исчезло из нынешнего поколения. И вот наткнулся в интернете на такое: «Четыре месяца назад у меня диагностировали облысение. Через месяц я потеряла волосы. Было страшно идти в школу, я думала, что все будут пялиться на меня. На следующее утро услышала стук в дверь. Открыла и увидела десять моих друзей с побритыми головами. Двое из них — девочки…».

Власть

Мы говорим о демократии, что меньшинство обязано подчиняться большинству. Вещь совершенно нормальная при голосовании, но при решении деликатных вопросов с количеством могут возникнуть проблемы. Вот в Митино люди высказались против строительства в районе мечети. Но тогда надо быть готовым к тому, что в районах, где большинство проживающих мусульмане, подобные вопросы будут решаться аналогичным образом?

Хотя мне больше нравится позиция Кадырова. В Грозном есть церкви и синагога, которая открыта специально для трех проживающих в республике евреев.

Безусловно, синагога шаг во многом политический, и даже, наверное, коммерческий. Но каким бы мотивами не руководствовался Кадыров – результат есть результат.

А если храм Божий кому-то угрожает, то говорить об этом надо открыто.
А то ведь руководство страны провозглашает исламский мир как стратегического партнера, но делегирует регионам полномочия запрещать хиджабы в школах.

Так друг ислам или, все-таки, враг?

Автор: Акрам Муртазаев

Комментарии 1