Политика

Битва с исламом в России достигла психиатрического уровня

С первого января вступило в силу постановление правительства Ставрополья о запрете хиджабов в учебных заведениях края. Однако, в некоторых районах администрации школ, проявляя чудеса исполнительности, начали выполнять этот запрет еще задолго до того, как документ был подписан. Кажется, даже борьба с наркотиками в учебных заведения, не смогла бы получить столь горячей поддержки педагогов.

Семья Газимагомедовых – Елена и Магомед из села Нины Советского района уже третий месяц бьется с местными чиновниками. Из-за платка.

     

В Нины семья переехала в самый разгар «хиджабного» скандала. Повели в школу ребенка, но как только директор Марина Москаленко увидела на Таисии платок, сразу и категорически отказалась принимать документы. Еще не работало Постановление, и еще действовала Конституция, гарантирующая свободу вероисповедания, но директор уже была непреклонной.

Каждый день Елена с дочкой приходили в школу, пытаясь уговорить Москаленко. Безрезультатно. Отчаявшись, родители написали в прокуратуру жалобу об ущемлении прав  дочери на свободу вероисповедания и получение знаний.

Прокуратура немедленно приняла меры. И вскоре к Газимагомедовым пришла повестка – их вызвали в отдел полиции по делам несовершеннолетних в связи… с жалобой директора школы на «непосещение» Таисией школы.

Битва с одной отдельно взятой конфессией достигла психиатрического уровня.

«С тех пор началась настоящая травля. Сначала вместе с дочкой нам пришлось идти в «детскую комнату» полиции, потом нас вызвали в администрацию Советского района, требуя объяснить, почему она не посещает занятия. Нашим рассказам, что сама директор  не принимает документы дочери, в полиции не поверили. И информацию эту проверять не стали», – рассказывает Магомед.

В администрации тоже выразили глубокую озабоченность внешним видом третьеклассницы. По словам Магомеда, заместитель главы администрации Советского муниципального района Ставропольского края Алексей Коберняков настойчиво «советовал» снять с девочки платок. Никто из чиновников даже не пытался просто поговорить, убедить, проявить хоть каплю сочувствия. Царствовала непреклонность и глаголы повелительного наклонения.

«А заместитель заведующей по делам образования дала слово, что нашу дочь примут в школу. Но когда мы вновь пришли в администрацию, она, сказала, что не хочет из-за нас терять работу», – говорит отец Таисии.

Вашим тут не жить

После «беседы» с чиновниками, в дом Газимагомедовых заявились чиновники из соцопеки – посмотреть, в каких условиях живет ребенок, а к родственникам наведались сотрудники ФСБ.

«Наверное, искали, к чему бы придраться, – говорит Магомед. – Но мы ничего противозаконного не совершаем, и дети у нас живут прекрасно. Представители ФСБ заявили родственникам, что будет лучше, если я заберу свое заявление».

Магомед отказался от такого «лучше», но и школьное руководство стояло на своем – Таисия полтора месяца не посещала занятий.

Прийти в школу ей разрешили… только после вступления в силу запрета- постановления. Стороны достигли удивительного «компромиссного» решения – школьница может ходить на учебу в хиджабе, но… ни в коем случае не сталкиваться с другими учениками!

«Таисия будет ходить в школу три раза в неделю, чтобы в отдельном кабинете учительница могла объяснить тему, просмотреть домашнее задание  и задать новое. Два урока для дочки будут длиться всего полчаса. Конечно, это неполноценное обучение, но для того чтобы сидеть в классе с остальными детьми необходимо снять с дочки хиджаб», – рассказывает мама Таисии.

Иначе говоря, в школу в хиджабе ходить можно, но чтобы это не видели другие дети.

«Все объединились против нас»

Пытаясь достучаться до чиновников, Магомед даже обратился за помощью к журналистам – представители нескольких федеральных каналов пришли в класс, чтобы «зафиксировать» отказ директора школы принимать документы от родителей Таисии.

Но каково же было удивление Магомеда, когда  в телевизионных сюжетах их выставили как «понаехавших» захватчиков, вытесняющих коренное население…

«Все объединились против нас. Они говорят, что мы воюем с ними. Нет, это они воюют с нами. И общество, и СМИ, и силовые структуры. Мы уже три года выбиваем место под кладбище, потому что нам негде хоронить наших усопших, несколько лет просим разрешения построить мечеть, потому что нам не хватает места для молитвы, – рассказывает Магомед. – Но об этом никто не станет говорить, как и о том, что у нас подожгли исламский магазин, но виновных и не искали. Зато участковый, сотрудник правоохранительных органов, открыто говорит, что ему не нравятся мусульмане».

Он говорит, что даже Духовное управление мусульман Ставропольского края отвернулось от их проблем: «Сначала муфтият нас поддерживал, а когда их стали шантажировать, что не позволят достроить мечеть в Пятигорске, так и они записали нас в радикалы».

На днях Газимагомедовым вручили новую повестку – 23 января их обязали вновь явиться с дочерью в комитет по делам несовершеннолетних на этот раз с объяснением… почему Таисия пропускала школу.

Комментарии 6