Политика

Может ли нацистская Германия повториться в "Израиле"?..

Несколько лет назад я писал, что в „Израиле“ свершились два чуда: иврит и демократия.

На протяжении многих поколений иврит был мертвым языком, подобно латыни, которую продолжала использовать католическая церковь. И вдруг, одновременно с появлением сионизма (но независимо от него) иврит воспрял. Такого не случалось ни с одним другим языком.

Даже Герцль поднимал на смех идею, что евреи в Палестине заговорят на иврите – он хотел, чтобы мы говорили по-немецки. «Неужели они в самом деле будут спрашивать железнодорожный билет на иврите?» – иронизировал он.

Теперь мы спрашиваем на иврите даже билеты на самолет. Как бы то ни было, положение иврита вполне надежно: на нем говорят и младенцы, и нобелевские лауреаты.

Будущее – вернее, уже настоящее – «израильской» демократии под большим вопросом.

Демократия была чудом, потому что не прорастала здесь долгие века, как в англо-саксонском мире. Никакой демократии в еврейских местечках-штетлах в помине не было. Нет ее и следа в иудейской традиции. Но основатели сионизма, главным образом, евреи из западной и центральной Европы, решили воплотить этот проект.

Я всегда предупреждал, что корни "израильской" демократии поверхностны, слабы и нуждаются в постоянном уходе. Где росли евреи, основавшие «Израиль» и приехавшие сюда впоследствии? Под гнетом верховного комиссара Британии, русского царя, диктатуры пролетариата, короля Марокко, в Польше при Пилсудском и под властью тому подобных режимов. Приехавших из демократических стран, какими были Веймарская Германия или Соединенные Штаты, ничтожное меньшинство.

И всё же основателям «Израиля» удалось создать здесь демократию, которая, – по крайней мере, до 1967 года – не уступала британской и американской.

Иногда утверждают, что конец ей пришел сразу же после оккупации «Израилем» палестинских территорий, где с 1967 года был введен жесткий военный режим без малейших признаков демократии и уважения к правам человека. Как бы то ни было, «Израиль» в границах до 1967 года был до недавнего времени достаточно демократичен, и для рядового «израильского» «гражданина» демократия была фактом.

На минувшей неделе это было поставлено под вопрос, или, как говорят некоторые, были лишь развеяны сомнения и обнажена неприглядная реальность.

Чарльз Бойкот, управляющий английского землевладельца в Ирландии, и подумать не мог, что ему будет суждено сыграть роль в «стране», называемой «Израиль», через 130 лет после того, как его имя стало нарицательным во всём мире.

Капитан Бойкот выселил ирландских арендаторов, которые из-за чрезвычайно тяжелого экономического положения не смогли внести ему арендную плату. Ирландцы использовали против него новое оружие: ни один человек не стал с Бойкотом разговаривать, делать для него работу и покупать у него товары. Его имя стало синонимом ненасильственных протестов такого рода.

Подобные протесты случались и раньше, и список у них длинный. Можно вспомнить, что в 1830 году негры в США объявили бойкот продукции, произведенной с применением рабского труда. Позднее движение за гражданские права объявило бойкот компании Монтгомери, в автобусах которой белые и черные пассажиры должны были сидеть отдельно друг от друга. Во время американской революции инсургенты объявили бойкот британским товарам. То же сделал и Махатма Ганди в Индии.

Американские евреи бойкотировали автомобили Генри Форда, известного своим антисемитизмом. Евреи многих стран приняли участие в бойкоте германских товаров сразу же после прихода Гитлера к власти в 1933 году.

Китайцы бойкотировали японцев, когда те вторглись в их страну. США бойкотировали Олимпийские игры в Москве. Люди во всем мире, поступавшие по велению совести, бойкотировали спортсменов и товары Южной Африки во время апартеида, что помогло его сломить.

Все эти кампании были основаны на основном демократическом праве: каждый человек вправе не покупать товары у тех, к кому он испытывает отвращение. Любой человек может отказаться поддерживать своими деньгами то, что противоречит его глубоким моральным убеждениям.

Именно это право подверглось испытанию в «Израиле».

В 1997 году «Гуш Шалом» объявил бойкот продукции, произведенной в поселениях на оккупированных палестинских территориях. Мы убеждены, что эти поселения созданы с нескрываемой целью предотвратить создание палестинского государства.

На пресс-конференции, где мы тогда объявили об этом шаге, не было ни одного «израильского» журналиста. Но бойкот набирал силу. Сотни тысяч «израильтян» отказались покупать продукцию поселений. Европейский Союз, имеющий с «Израилем» соглашение о торговле, практически уравнивающие его с членами Союза, был вынужден ввести пункт, по которому такие привилегии на продукцию поселений не распространяются.

Сейчас в поселениях действуют сотни предприятий. Их буквально вынудили или соблазнили расположиться там, потому что (краденая) земля в них гораздо дешевле. Они получают огромные «государственные» субсидии и налоговые льготы и могут эксплуатировать палестинских рабочих, платя им ничтожную зарплату, потому что у палестинцев нет другой возможности содержать свои семьи, кроме как отдавать свой труд угнетателям.

Цель нашего бойкота, кроме прочего, состояла в том, чтобы противостоять этим преимуществам поселений. И действительно, под давлением зарубежных инвесторов и покупателей несколько крупных предприятий уже сдались и покинули поселения. Поселенцы же, испугавшись, дали указание своим прислужникам в парламенте составить проект закона, направленный против этого бойкота.

В прошлый понедельник «Закон о бойкоте» был принят, вызвав беспрецедентную бурю. Уже во вторник утром «Гуш Шалом» подал в верховный «суд» исковое заявление на 22 страницах о его аннулировании.

«Закон о бойкоте» продуман и составлен очень тщательно. Занимались им, очевидно, не парламентские простачки, которые вынесли его на обсуждение, а весьма изощренные умы, оплаченные, вероятно, баронами казино и фанатиками-евангелистами, которые поддерживают в «Израиле» крайне правых.

Прежде всего, закон изложен так, будто его цель предотвратить делегитимацию «Израиля» во всём мире. Он запрещает любые призывы к бойкоту «государства» «Израиль», «включая районы, находящиеся под контролем «Израиля»». Поскольку едва ли найдется хоть десяток «израильтян», призывающих к бойкоту «государства», ясно, что подлинной и единственной целью этого закона является запрет бойкота поселений.

В первоначальной редакции такие действия были определены как уголовное преступление. Нас бы это прекрасно устроило: мы были готовы отправиться в тюрьму по такому обвинению. Но в своей окончательной форме закон предусматривает наложение санкций – а это уже совсем другое дело.

Согласно закону, любой поселенец, решивший, что бойкот причинил ему ущерб, может потребовать неограниченной компенсации от любого лица или организации, которые призывали к бойкоту, причем представлять доказательства реально понесенного ущерба он не обязан. Это значит, что любой из 300 000 поселенцев может потребовать миллионы от любого борца за мир, которому можно приписать призывы к бойкоту, и таким образом полностью разрушить миротворческое движение.

Как указано в нашем исковом заявлении в верховный «суд», «Закон о бойкоте» совершенно неконституционен. В «Израиле» нет официально принятой конституции, но есть ряд «Основных Законов», которые, как считает верховный «суд», выполняют эту функцию.

Во-первых, «Закон о бойкоте» явно противоречит фундаментальному праву на свободу выражения. Призыв к бойкоту является правомерной политической акцией, в не меньшей степени, чем уличные демонстрации, митинги или коллективные обращения.

Во-вторых, этот закон противоречит принципу равенства. Он не распространяется ни на один другой бойкот, проводимый в настоящее время в «Израиле», начиная с религиозного бойкота магазинов, продающих некошерное мясо (плакатами, призывающими к этому, обклеены стены религиозных кварталов в Иерусалиме и других местах), до успешно проведенного недавно бойкота творога из-за его завышенной цены. Призывы «правых» групп бойкотировать выступления артистов, которые не отслужили в армии, будут рассматриваться как «законные», тогда как отказ левых артистов выступать в поселениях, окажется незаконным.

Поскольку эти и другие положения «Закона о бойкоте» определенно нарушают «Основной закон», юридический советник парламента пошел на, в высшей степени, необычный шаг, опубликовав свое мнение, что этот закон неконституционен и подрывает «основы демократии». Даже высшая правовая инстанция власти, «юридический советник правительства» опубликовал заявление, в котором отметил, что этот закон находится «на грани конституционности». В смертельном страхе перед поселенцами, советник, однако, добавил, что будет, тем не менее, защищать закон в суде. Этот шанс представится ему довольно скоро: верховный "суд" дал для ответа на наш иск 60 дней.

Поселенцы обладают огромным влиянием, и умеренные парламентарии правого фланга боятся, что если они не проявят достаточной радикальности, центральный совет «Ликуда» не включит их в список партийных кандидатов. Так возникает острое соревнование: кто кого радикальнее.

Не удивительно, что один антидемократический акт следует за другим. Закон, практически исключающий для арабских «граждан» проживание в населенных пунктах, насчитывающих менее 400 семей. Закон, лишающий права на пенсию членов парламента, отказавшихся явиться для полицейского расследования (например, Азми Бшара). Закон, лишающий «гражданства» людей за «содействие терроризму». Закон, обязывающий НПО сообщать сведения о пожертвованиях от иностранных государственных органов. Закон, предусматривающий предпочтение при поступлении на «государственную» службу для лиц, прошедших службу в армии (таким образом, автоматически исключая почти всех «граждан»-арабов). Закон, запрещающий проведение мероприятий в память о Накбе 1948 года (изгнание арабов с завоеванных «Израилем» территорий). Продление срока действия закона, запрещающего (почти исключительно) арабским гражданам, заключившим брак с супругами на палестинских территориях, совместное проживание с ними в «Израиле».

Вскоре будет принят закон, запрещающий НПО принимать из-за рубежа пожертвования в размере более 5000 долларов; закон, облагающий подоходным налогом в размере 45% любую НПО, специально не освобожденную от него правительством; закон, обязывающий университеты к исполнению «государственного» гимна при каждом возможном случае; назначение парламентской комиссии по расследованию финансовых ресурсов «левых» организаций.

И нависшая надо всем этим высказанная без обиняков угроза прямой атаки со стороны «правых» фракций на ненавистный им «либеральный» верховный «суд», чтобы лишить его возможности отменять антиконституционные законы, а также ввести их контроль над назначением судей.

Пятьдесят один год назад, накануне суда над Эйхманом, я написал книгу о нацистской Германии. В ее последней главе я задал вопрос: «Может ли это случиться здесь?»

Мой ответ на него остается тем же: «Может».

Автор: Ури АВНЕРИ

Комментарии 7