Политика

Чеченцы и евреи – братья навек

Чеченцы и евреи – братья навек

 

С каждым годом все крепче становится чеченско-израильская дружба. В Грозном на днях побывала делегация из Израиля. Власти республики вместе с гостями из еврейских общин России заложили капсулу на том месте, где в скором времени возведут синагогу. Одну из центральных улиц чеченской столицы переименовали в честь бывшего ректора Чеченского университета Виктора Кан-Калика. А футболисты иерусалимского «Бейтара» приняли участие в товарищеском матче с грозненским «Тереком». Как сообщает официальный сайт чеченской команды, «в упорной борьбе, проходившей на газоне «Ахмат Арены», соперники не выявили победителя, матч завершился нулевой ничьей». Как и полагается между друзьями.

     
 

Художественный руководитель Московского государственного театра эстрады Геннадий Хазанов, также приехавший в составе еврейской делегации, сказал пламенную речь. Поблагодарив главу Чечни Рамзана Кадырова и отметив, что «без его благословения вряд ли могло произойти то, что мы сегодня видим», Хазанов посчитал своим долгом опровергнуть слухи «о каком-то национализме в этом регионе».

«Хотел бы особо отметить, что Чеченская Республика всегда была радостью и гордостью России», – остро заметил юморист.

Дети лейтенанта Шмидта

Но оставив в стороне остроты придворных шутов, следует все же отметить, что в последние годы и впрямь наблюдается то, что на языке официальных сообщений называется «сближением сторон» и «активизацией контактов» между официальным Грозным и представителями Израиля. Началось все чуть более года назад, когда в Чечню, вдруг откуда ни возьмись прибыла делегация «чеченцев из Израиля».

До этого момента никто не догадывался о том, что в Израиле, на оккупированных палестинских землях, в городе Абу-Гош, проживают чуть ли не исключительно этнические чеченцы, якобы поселившиеся там еще в начале 16-го века. Впрочем, никто не догадывался не только об этом, но и о самом факте существования города под названием Абу-Гош, который, однако, за прошедший год жители Чечни называют с такой же привычностью, как если бы речь шла о Гудермесе или Шалях, – так много им успели рассказать по местным СМИ о вновь обретенных родственниках и земляках, несколько веков тосковавших лютой тоской по своей исторической родине.

В составе делегации из далекого Абу-Гоша был человек по имени Салим Джабер, представившийся мэром этого города, а также некая Татьяна Горевич, рассказавшая пару трогательных подробностей про жизнь «израильских чеченцев». В частности, о том, что население города Абу-Гош, «на 99% состоящее из потомков чеченцев, делятся на 4 тейпа, которые не допускают кровосмешения с другими народами, храня чистоту своего рода». Такая демонстрация знаний о менталитете чеченского народа, подкрепленная употреблением слова «тейп», похоже, окончательно убедила власти республики в том, что и в самом деле они имеют дело с блудными родичами. Поэтому прием для гостей был устроен знатный. Для них исполнили песни на чеченском, на котором, кстати, ни один из гостей ни слова почему-то не говорит, станцевали лезгинку, а после встречи с председателем правительства республики еще и поводили по горам, чтобы подышали, так сказать, ароматом родины.

Документы или какие-либо доказательства причастности «чеченцев из Израиля» к собственно чеченскому народу спросить, наверное, постеснялись. Во всяком случае, никаких исторических данных о том, что на территории современного Израиля проживает чеченская община числом аж в 7000 человек, «городу и миру» представлено не было. Гостям просто поверили на слово. Тем более, мэр Абу-Гоша обещал сразу же по возвращении в Израиль назвать одну из улиц своего города именем Ахмад-Хаджи Кадырова. Ну как тут спросишь про документы?

От нашего стола вашему. И обратно

Вернувшись в Израиль, Салим Джабер слово сдержал, и в самом деле поставив вопрос перед местным муниципалитетом о переименовании одной из улиц в честь героя России Кадырова-старшего. В честь такого события с ответным визитом в Израиль отправилась делегация из Чечни, в составе которой находились культурные и религиозные деятели. А глава Чечни Рамзан Кадыров распорядился построить в Абу-Гош мечеть.

«Эти люди через сотни лет пронесли память о своем происхождении. Они хотят сохранить свою национальную идентичность и культурную самобытность. Необходимо отправлять в Абу-Гош учителей родного языка. Важно приобщить их к нашим обычаям, традициям, духовным ценностям, помочь им в изучении чеченского языка и письменности», – сказал он.

С тех пор связи между Чечней и вдруг оказавшимся ей совсем не чужим Израилем все крепнут. К настоящему моменту они окрепли настолько, что в Грозном решено возвести синагогу.

Синагога, как сообщается, будет построена на улице Субботникова, которая накануне в ходе торжественной церемонии была переименована в честь бывшего ректора Чечено-Ингушского государственного университета Виктора Кан-Калика.

Сами по себе такие жесты можно только приветствовать. Тем более, что до того, как воинствующие безбожники – большевики пришли к власти и разрушили или переделали все молельные дома, в центре Грозного уже был еврейский храм. Причем мечеть и синагога располагались рядом друг с другом как раз на той самой улице Субботникова, которая теперь переименована.

Что касается названной в честь Кан-Калика улицы, то и это вполне понятно. Виктор Кан-Калик был ректором Чеченского Госуниверситета. В 1991 году, в начале революционных страстей в республике, он был похищен и застрелен неизвестными. Хотя в Чечне до сих пор бывшие студенты, учившиеся в университете в бытность его ректором, рассказывают про коррупцию, процветавшую в те годы в главной альма-матер республики, а про его шовинистическое отношение к студентам- чеченцам и ингушам до сих пор ходят легенды, все же этот человек стал жертвой бандитов. А улицы в Грозном чьими только именами в последние годы не называют.

Правда, не нашлось среди этих улиц одной, которую назвали бы именем другого человека, убитого теми же бандитами в тот же вечер – Абдул-Хамида Бислиева, коллеги Кан-Калика. В тот трагический вечер он случайно оказался свидетелем похищения ректора, попытался помешать преступникам и был застрелен на месте.

Храм без паствы

Но вернемся к синагоге на одной из центральных улиц Грозного. Как рассказал пожелавший остаться неназванным представитель департамента по национальной политике Чечни, согласно результатам последней переписи населения, в республике в настоящее время проживает 2 еврея. Но как ни пытались представители властей задействовать их в качестве «местной еврейской общины», оба они не захотели принять участие в праздничных мероприятих по случаю строительства синагоги. Проще говоря, не захотели светиться.

Как таковой, следовательно, еврейской паствы, нуждающейся в храме, в Чечне не существует.

Раньше, до начала чеченских войн, существовала. По статистике 70-х годов прошлого столетия, в Грозном проживало около 10 тысяч евреев, среди которых подавляющее большинство составляли таты, так называемые горские евреи, и незначительное количество ашкенази. Жили они в таких районах Грозного, как Бароновка, Трампарк, Сахалин, а самым компактным местом проживания грозненских евреев была улица Московская.

В основном, это были горские таты. Причем, прекрасно интегрированные в чеченское общество. Практически, из всех населявших тогдашнюю Чечено-Ингушетию народностей самые тесные связи и дружеские отношения с чеченцами были именно у местных евреев, в то время как представители «титульной» тогда во всем Союзе национальности относились к местным жителям зачастую как варварам и дикарям.

Горские евреи работали преимущественно в культурном-просветительском секторе, – Государственной филармонии, в Концертном Зале, в архивах и музеях. Чуть ли не половину чеченской филармонии и симфонического оркестра, к примеру, составляли горские евреи. Многие из них танцевали лезгинку и знали чеченскую народную музыку чуть ли не лучше самих чеченцев и практически без акцента говорили на чеченском. В свою очередь, чеченцы с большим уважением относились к местным евреям. В народе рассказывали истории о том, что когда чеченцев и ингушей депортировали в Среднюю Азию и Сибирь, единственной народностью, которая не посягнула на оставшееся от высланных добро и дома, были евреи. Якобы раввин грозненских евреев запретил прикасаться к имуществу несправедливо сосланных чеченцев.

Что в этой истории правда, а что – миф, установить уже невозможно, но факт заключается в том, что никаких межнациональных проблем между местными евреями и чеченцами не было, а покинувшие с началом боевых действий Чечню представители еврейской общины до сих пор ностальгируют и по тем временам, и по старому Грозному, и по чеченским друзьям.

Вот только возвращаться в новый глянцевый Грозный никто из них, осевших преимущественно в Пятигорске, Минводах и Ессентуках, либо эмигрировавших в Германию и Израиль, не спешит.

Тогда для кого в Грозном так спешно возводится храм, в котором некому молиться? На кого рассчитана синагога в республике, где проживает всего два еврея?

Нет ответа. Разве что злые языки, – ибо только злые языки могут не радоваться грозненским небоскребам, – поговаривают, что многоэтажные сверкающие дома в чеченской столице построены на банковские кредиты с баснословными процентами, которые со временем ввергнут республику в кабалу. И что строительство синагоги – это реверанс в сторону тех банкиров, которые «вкладывают средства в восстановление Грозного».

Но это так. Слухи. Мало ли что люди толкуют.

 

Автор: Майнат Абдулаева

Комментарии 0