Среда обитания

“США оставляют после себя только разрушения”

“США оставляют после себя только разрушения”

«Весь мир сражается в Сирии, и никто не согласен на компромисс» 

Ammar Al-Mussawi, Head of international relations department of Hezbollah party рассказал в интервью обозревателю RT Надежде Кеворковой о том, как видит причины сирийской ситуации и возможности ее разрешения один из самых решительных политических и военных игроков региона.

     

Партия Хизболла расценивает сирийский кризис не как революцию, но как международную интервенцию и наказание Сирии за ее поддержку палестинцев. Ее руководство считает, что конфликт можно решить только политически, но все стороны хотят ожесточения и военной эскалации.

Какова ситуация в Сирии, по вашим оценкам?

Мы наблюдаем за тем, как нарастает международная агрессия, и нам трудно принять, что все то, что происходит – это будто бы ради защиты прав человека и демократии. То, что задумано в Сирии, может посеять хаос во всем регионе. Самые разные силы призвали сюда радикалов и экстремистов, их используют и поддерживают. Они заверяют свои народы, что борются с террористами, а здесь они выступают в альянсе с террористами.

Насколько вам представляется позиция России соответствующей этому непростому положению?

Мы оцениваем позицию России как ответственную. Россия действует в соответствии с международным правом. Некоторые пытались исказить позицию России и представить дело так, будто Россия воюет в Сирии ради своих корыстных интересов. Мы два года наблюдаем за ситуацией. Мы видим, что Россия обозначила свои принципы и их защищает, главный из которых – невмешательство.

Если восторжествует право вмешиваться, то можно будет разрушить любую страну и причинить боль любому народу. Россия была обеспокоена нарастанием беспорядков. Мы видим теперь, к чему эти беспорядки привели. Так что Россия была права.

В каком направлении идет развитие ситуации?

Режим в каком-то отношении крепок, но разрушительные последствия кризиса расползаются по всей стране. Мы опасаемся, что беспорядки будут выходить за пределы Сирии. Чем дольше кризис, тем больше хаоса и тем больше факторов, которые узаконивают столкновения. События в Сирии уже давно вышли за пределы сугубо внутренних разногласий.

Такие же внутренние предпосылки противостояния есть априори и в Ливане, Ираке, Турции, в Иордании. И странам Залива не удастся отсидеться в безопасности, если конфликт будет разрастаться.

По нашим оценкам, Запад пока намерен сохранить в Ливане стабильное положение, чтобы не отвлекать внимание от Сирии. Но рано или поздно огонь пойдет и в сторону Ливана.

Уже сейчас в Ливане более 100 тысяч сирийских беженцев, сотни бойцов Свободной сирийской армии находятся здесь. Некоторые из них вооружены – последние события в Триполи это подтверждают.

Ливанцы разделены по отношению к событиям в Сирии. Есть те, кто считает, что это международная интервенция и заговор. Мы – из тех, кто так тоже считает. Есть те, кто считает, что это революция, и их долг – ее поддерживать.

Вы видите какие-либо возможности выхода из ситуации?

Мы согласны, что нельзя решить вопрос вооруженным путем. Следует искать политический выход. Женевская резолюция предполагает, что она станет платформой переходного периода без каких-либо условий. Но Запад выдвигает условие – отставка и уход Асада. До сегодняшнего дня мы не видим серьезных возможностей для движения в сторону политического решения.

До конференции так называемых друзей Сирии была возможность изменить ситуацию. Теперь у них есть возможность испытать удачу на поле боя: кто отвергает переговоры, преследует одну цель – продолжать конфликт, который приносит смерть и разрушения. Те, кто обвиняет режим, что он убивает сирийцев, забывают о том, что они поддерживают боевиков и подливают масло в огонь. Поэтому у нас есть основание для обвинения, что они намерены разрушить сирийское общество и разделить страну на части. После этого они обозначат новые цели уже для новых игроков.

В чем главная вина Сирии? За что ей выпало такое испытание?

На протяжении последних десятилетий Сирия была единственной страной в регионе, которая сыграла положительную роль в палестинской проблеме – поэтому Запад намерен устранить Сирию.

Разведанные в Восточном Средиземноморье нефтегазовые ресурсы тоже важны – победитель будет их развивать.

Кроме того, Катар, эта маленькая по территории и населению страна, хочет играть большую роль в регионе, они хотят конкурировать в поставке газа в Европу, а Сирия обеспечит им такой проход, если будет сломлена.

Здравомыслящие люди понимают, что у России нет империалистических амбиций, как у других. Отношения с Россией не влекут отказа от своих интересов, не заставляют отказываться от своей родины. Некоторые утверждают, что Россия будет терять популярность в мире. Но эти некоторые – американизированные арабы, которые не могут выражать мнения арабского мира. Если провести референдум об отношении к России в арабском мире, то без всякого преувеличения Россия получила бы больше половины симпатий арабского народа.

Политика США не оставляет после себя ничего кроме разрушений.

Некоторые послы западных стран в последнее время ставят в пример Тунис, Египет и даже Ливию. Но то, что там происходит, это плохой пример, это самое худшее будущее, какое только можно себе представить. Так что другого выбора у нас нет – противостоять и держаться.

Как вы оцениваете создание в Ливане блока 14 марта?

Он рассчитан на свержение режима в Сирии. Они рассчитывают захватить власть в Ливане, если режим в Дамаске упадет. Они рассматривают блок Хизбаллы, генерала Мишеля Ауна и группу Амаль как эхо ситуации в Сирии. Их проблема в том, что они не могут выполнить свою миссию, но продолжают подпитывать своих партнеров обещаниями.

Если мы предположим, что маловероятно, что режим в Сирии падет, можно ли ожидать, что на его месте установится другой режим? Это не реалистично. Если кулак, держащий ситуацию, ослабеет, то за этим последует хаос во всех странах и распад Сирии. Сирия погрузится в собственные проблемы на долгие годы. Блок 14 марта не сможет осуществить свои политические проекты в Сирии.

Хизболла – это не ополчение для противостояния блоку 14 марта. У наших союзников достаточно сил, чтобы сохранять баланс сил внутри Ливана. Хизболла – это сила для противостояния Израилю, а не блоку 14 марта.

Некоторые эксперты утверждают, что Израилю выгоден Асад. Другие доказывают, что Израилю выгоден хаос. Что вы можете об этом сказать?

То, что происходит в Сирии, соответствует интересам Израиля. Сирия граничит с этим режимом, и Израиль надеется, что Сирия стала слабее.

Давайте разберем, устраивает ли их Сирия.

Президент Асад на протяжении последних лет доказал, что он поддерживает ливанские и палестинские силы сопротивления против Израиля.

Израильтяне любили повторять, что дьявол, которого ты знаешь, лучше, чем тот, кого ты не знаешь. Сейчас они говорят, что все последствия разрушения режима будут менее неприятны для них, чем продолжение этого режима.

Израиль не скрывает своего желания, чтобы сирийский режим пал, и даже называют даты этого падения. Это был целый скандал израильской разведки. Их устроит слабая страна со слабой властью, занятой своими внутренними проблемами. И даже если такая слабая власть иной раз постреляет «катюшами» по Голанским высотам – то это приемлемая для Израиля цена.

Сегодня сирийский режим является связующим звеном между палестинским и ливанским сопротивлением и той поддержкой, которую по мнению Израиля, Иран оказывает силам сопротивления.

Фронт от Ирана до Газы, который проходит через Багдад, Дамаск и Бейрут, является основным вызовом американским интересам в регионе и вызовом в противостоянии так называемому израильскому господству в регионе.

Последние события в Газе – тому подтверждение. Попадание ракет в Тель-Авив – это не простая работа. Тель-Авив был защищен на протяжении всего существования израильского режима. Теперь ракеты Фажр-5 долетают до него, и это не маленькие ракеты. Эти угрозы определяют отношение Израиля к Сирии. Они считают, что Асад – это часть враждебной стратегии против них.

После Кемп-Дэвида в регионе не осталось армий, кроме сирийской и иракской, которые не были бы вооружены США и не снабжались бы ими. США не контролировали эти армии. Эти две армии были вооружены и подготовлены руками Советского союза. В 2003 году США удалось разрушить иракскую армию. Есть у них такие же намерения по отношению к армии Сирии.

В Сирии около полумиллиона палестинских беженцев. Что вы можете сказать об участии палестинцев в сирийских событиях?

У нас немного информации об этом. Но в Сирии много искренней поддержки палестинцев, палестинского дела и палестинской проблемы.

Если говорить о палестинских беженцах – в Сирии им предоставили самые лучшие условия по сравнению со всеми арабскими странами, в том числе в Ливане.

Если говорить о политической поддержке палестинского вопроса – Сирия поддерживала палестинское дело на всех политических площадках и международной арене.

Если говорить о помощи палестинским движениям – Сирия всегда открывала палестинским политическим движениям все двери, когда двери других стран, в том числе арабских, перед ними были закрыты.

Поэтому было бы нечестно и несправедливо не оценить эту поддержку, которую Сирия оказала палестинцам. Поэтому мы надеемся, что палестинцы действуют таким образом, чтобы дистанцироваться от происходящего в Сирии.

Но мы не можем закрыть глаза на те случаи, когда палестинцев, под давлением внешних сил, пытаются направить против Сирии.

Взять к примеру события в лагере Ярмук под Дамаском. Если знать географию, то понятно, как он взаимосвязан с другими пригородами Дамаска, и понятно, как осуществляются попытки вооруженных группировок проникать туда из соседних кварталов, как они закидывают лагерь бомбами. Но лидеры разных палестинских движений пытаются занять мудрые и здравые позиции, которые не допустили бы вовлечение палестинцев в этот конфликт.

Может ли ситуация в Сирии быть решена силовым способом?

Решение этой проблемы не может быть не политическим. Но когда существуют вооруженные группировки и идет поддержка их вооружением, то у режима не остается иного выхода как сопротивляться.

Запад отмежевывается от взрывов и терактов. Это опасно. Если вы молчали прежде, то если произойдут взрывы у вас, не обвиняйте никого кроме себя. Кто ищет объяснение использованию терроризма, не должен удивляться, если террор обернется против него.

Сирия должна решительно противостоять террору. А все ее союзники должны быть на ее стороне. Это не банальное отслеживание хулиганов или вооруженных людей. Это война против международной коалиции. Мы должны искать все возможные способы позволить режиму в Сирии устоять.

У вашей партии большая сеть больниц, взаимопомощи, попечение над инвалидами, семьями. В каком это все сейчас состоянии?

Хизболла возникла в 1982 году после агрессии Израиля и мы не участвовали в Гражданской войне. У нас была громадная поддержка народа. Мы не действуем по принципу бартера – вы нам поддержку, а мы вам за это – помощь. Мы лишь пытаемся компенсировать людям недостаток помощи со стороны государства.

Мы начали просто с поддержки людей и семей, которые в этом нуждались. А уже потом стали системно организовывать медпункты, больницы, центры для помощи малообеспеченным семьям, детям павших, специальные школы и центры для инвалидов войны.

Мы не говорим, что мы все это в совершенстве сумели создать и закрыть все нужды народа. Наш центр для инвалидов с оборудованием был полностью уничтожен Израилем во время войны в 2006 году. Мы только-только смогли его восстановить.

Наша помощь распространяется на все конфессии, слои в обществе, на наших палестинских братьев.

Сегодня мы предпринимаем большие усилия, чтобы помочь сирийским беженцам – мы помогаем не только тем, кто за Асада. Мы помогаем всем, независимо от политических убеждений. Надо всегда видеть линию, разделяющую политические позиции и человеческую помощь.

Некоторые раненые сирийские оппозиционеры были размещены в больницах наших регионов. Они не могут уже воевать, и к ним должно быть проявлено гуманное обращение и помощь.

Мы знаем, что 11 ливанцев находятся в плену в Сирии. Они не принадлежат к Хизболла, но близки к нам. У нас есть возможность запросто взять в плен более 500 членов так называемой Свободной сирийской армии и «сделать бартер» – обменять их на 11 ливанцев. Но мы не будем так действовать. Это принцип.

Какие сценарии развития событий вы рассматриваете?

Если хотите узнать мое личное мнение, то я чувствую, что война будет долго идти в Сирии.

Мы говорили о факторах этого кризиса. Но есть и более глубокие причины. У меня есть ощущение, что весь мир сражается в Сирии, со всеми его интересами – все участвуют в этом конфликте. Все взаимосвязано – и политические интересы, и нефть, ожесточенность велика, и все заинтересованы в ее накалении.

Единственное, что смогли пока осуществить участники этого конфликта – они несколько упорядочили свое участие и нарисовали красные линии. Они считают, что они их пока не перешагнут.

Мировые державы не хотят целиком входить внутрь ситуации – ни американцы, ни французы, ни турки, ни иранцы. Никто. Все имеют к этому отношение, но не хотят быть на поле боя этого конфликта. Поэтому все, как мы говорим, будут подливать из своего ведра в этот колодец.

Я не думаю, что есть решение. И очень надеюсь, что окажусь неправ. Не думаю, что есть те, кто согласится быть проигравшим. И даже если говорить о компромиссных решениях, все понимают, что компромиссного решения только по Сирии быть не может. Так что сделка будет касаться не одной Сирии, а всего географического пространства Ближнего Востока, всех мировых держав. Путь к компромиссному решению – очень сложная и тонкая работа. Каждая сторона будет считать объем выигрышей и выгод, которые сможет извлечь, и объем угроз, которые могут быть осуществлены. Это очень сложное уравнение. Этот конфликт с глубоким дном, и он не исчерпал своих составляющих на сегодня.

Комментарии 3