Их нравы

Мурси не хочет стать Мубараком

"Арабская весна" не принесла Египту мир. Ситуация в этой ключевой для ближневосточного региона стране продолжает оставаться нестабильной. К концу года дело дошло до того, что внутренние противоречия вылились в прямые столкновения сторонников и противников нынешнего президента страны Мохаммеда Мурси.

     

О том, почему Египет оказался в такой ситуации и что страну ждет в будущем, в интервью "Росбалту" рассказал эксперт по анализу конфликтов и сотрудничеству в области безопасности Ближнего Востока, профессор международных отношений Американского Университета в Каире Марко Пинфари.

— Что именно стало причиной уличных волнений, которые в декабре произошли в египетской столице?

— Обстановка тогда была очень напряжена. Оппозиционные группировки, выступающие против заявления Мурси, объявившего себя и Конституционную ассамблею "выше закона", чтобы избежать вызовов со стороны судебной власти, а также против чернового варианта конституции, устроили марш, а затем сидячую забастовку перед президентским дворцом.

Вслед за ними члены "Братьев-мусульман" также устроили демонстрации, в результате которых между двумя сторонами начались столкновения и несколько человек погибли.

— Что такого содержит в себе предложенный черновик конституции, что люди снова вышли на улицы?

— Основную критику этого черновика можно свести к двум моментам. Во-первых, есть проблемы с отдельными статьями, такими, как статья 31, которая говорит о том, что "нельзя оскорблять отдельных людей".

В зависимости от интерпретации, эта статья может стать серьезной проблемой для свободы слова. Есть также статья 198, которая разрешает военный суд для гражданских лиц в определенных обстоятельствах.

Во-вторых, проблема в том, что первые статьи конституции – те, которые закладывают основные принципы законодательства, – цитируют мусульманское право в качестве "основного источника законодательства", как это было при Мубараке.

Кроме того, там же говорится, что "государство будет защищать общественный порядок и этические и моральные принципы", что, в результате, может привести к очень узким интерпретациям политических, социальных и гражданских прав, прописанных в остальных статьях конституции.

— Как вы думаете, почему президент Мурси пошел на столь опасный шаг и расширил свои полномочия, пусть и, по его словам, на время, а сейчас продвигает референдум по конституции, который разделил страну и грозит ее дальнейшей дестабилизацией?

— Заявление Мурси появилось в момент, когда опасались, что Верховный конституционный суд примет решение о роспуске Конституциональной ассамблеи и что весь процесс по написанию конституции придется начинать сначала, что стало бы большой проблемой. Даже если он сделал это заявление из хороших побуждений – а еще пока рано судить об этом – он, безусловно, опасался того, что судебная власть будет опять вмешиваться в переходные процессы, как это было до этого, когда по решению суда была распущена нижняя палата парламента.

Среди нынешних судей по-прежнему много людей, назначенных еще предыдущим режимом, и есть серьезные опасения полагать, что некоторые из их основных решений были политически мотивированными.

Однако свое заявление президент Мурси сделал также в момент, когда многие члены Конституционной ассамблеи, не входящие в исламистские партии, ушли в отставку.

То есть в стране уже существовало ощущение, что "Братья-мусульмане" ушли в политическую изоляцию, их стали обвинять в отсутствии желания привлекать к конституционному процессу представителей других партий. Поэтому, когда президент, член "Братьев-мусульман", заявил о том, что он и остатки Конституционной ассамблеи выше закона, весь гнев сразу вылился наружу.

Мурси изо всех сил старается добиться проведения референдума, потому что его расширенные полномочия будут закончены в день голосования. Так что для него это быстрый способ выйти из кризиса, который начался в тот момент, когда он сделал это заявление. Однако оппозиция сейчас выступает и против полномочий, и против черновика конституции, так что ситуация зашла в тупик.

— Насколько едины "Братья-мусульмане" в своей поддержке президента?

— Пока что нет никаких признаков того, что в рядах "Братьев-мусульман" начались разногласия по этому поводу. Хотя на днях произошел ряд отставок среди советников исламистского толка, но они не были формально аффилированы с "Братьями-мусульманами".

— Что в этой ситуации может сделать оппозиция? Какие у нее есть инструменты воздействия? Станет ли президент прислушиваться к протестующим?

— За исключением демонстраций и сидячих забастовок, у оппозиции очень мало рычагов давления просто, потому что в данный момент в Египте нет парламента, а у "Братьев-мусульман" в руках сосредоточена почти вся власть.

Однако поскольку международная общественность не доверяет исламистским группировкам, у оппозиции есть хорошие шансы получить международную поддержку. Хотя, неизвестно, насколько это им поможет, потому что речь идет о стране, где "иностранный шпион" по-прежнему является самым страшным оскорблением в адрес политика.

-

Я считаю, что Мурси не заинтересован в том, чтобы способствовать эскалации насилия на улицах, и превращаться постепенно в "нового Мубарака".

Не стоит забывать, что система правления, прописанная в новой конституции, носит весьма демократический характер и основывается на существенном разделении властей.

Автор: Марко Пинфари, беседовала Юлия Нетесова

Комментарии 1