Политика

Чертова дюжина Владимира Путина

Чертова дюжина Владимира Путина

Нынешний год стал тринадцатым годом правления Путина. 31 декабря 1999 года он принял из рук Ельцина ядерный чемоданчик и вошел с ним в ХХI век. Несмотря на роковой оттенок этой цифры, тридцатый год у руля Отечества принес ему, безусловно, великую викторию - еще одну, третью по счету, и четвертую по существу, инаугурацию. Но это было первое и последнее радостное событие в жизни бывшего полковника госбезопасности в 2012-ом году.

     

Опять же виктория немного отличалась от предыдущих побед на президентских выборах. Она хоть и была безусловной, но впервые голосование потребовало масштабного напряжения всего государственного аппарата. Инстинкт самосохранения чиновников стал едва ли не главным фактором победы.

Но даже в этой ситуации, даже имея в арсенале чудесный талант волшебника Чурова (глава Центризбиркома), Путина победил не так, как прежде: уже неубедительно. А в столице – а это весьма знаковая вещь – он впервые не получил большинство голосов.

Кроме того, в электоральной битве многие усмотрели некую ловкость при подсчете голосов. И после этой виктории начался подъем протестного движения. Недовольные граждане пытались даже сорвать инаугурацию, выйдя 6 мая 2012 года на демонстрацию. И были не аккуратно биты, за что на них (недовольных) и были заведены уголовные дела.

А Путин поехал в Кремль за своим третьим  жезлом по пустынной Москве, – это одиночество и стало неким горьким фоном  его инаугурации. Да и всего, кажется, последнего срока правления Путина.

«Болотные люди» (первые волны недовольства случились на Болотной площади, отсюда и название), вроде, проиграли по всем параметрам – Путин победил на выборах, инаугурация состоялась, протест задавлен ментами и судами. Но дело в том, что власть абсолютно четко поняла некую «пирровость» этой победы, и вероятность реванша оппозиции превратилась из мифического фактора – в реальный.

И это притом, что сама оппозиция приложила для этого минимальное количество усилий. Она не была конструктивной и отчаянной. Она просто – была.

Эта реальность смены режима, безусловно, создает совершенно новый политический формат. Хотя, внешне, вроде, ничего не изменилось. Помните, у Высоцкого:

«Почему всё не так? Вроде всё как всегда:

То же небо опять голубое,

Тот же лес, тот же воздух и та же вода,

Просто он – не вернулся…».

Изменился лишь подтекст. Но…. Испуганный Кремль начинает пусть во многом и бутафорную, но борьбу с коррупцией, что вносит трагические смятения в чиновничий аппарат. Вашингтон без малейшего сомнения принимает закон Магнитского. Да и Лондонский королевский суд, теперь, наверно, не так рьяно будет страшиться «омрачить» отношения Британии с Кремлем.

Даже на состоявшейся, на прошлой неделе, пресс-конференции, Путин, хоть и был, как всегда, блистателен, уничтожая все вопросы железной логикой или стальной демагогией, но…. Было очевидно, что страна стала – другой.

Вот Путин обрывает не очень молодую журналистку словами: «Садись, Маша». На что она отвечает: «Спасибо, Вова»…

Вот корреспондент «Первого канала» (!!!), сообщает, что у него появилось «ощущение, что в России отсутствует полностью независимая судебная система»… Такого НИКОГДА не было.

Главной новостью этой пресс-конференции стали вовсе не ответы президента, но вопросы.

…Последний штрих в портрет нового Путина внес мой сосед Петрович, беспробудно преданный вождю. На мои смешки по поводу смены имиджа кумира, он очень серьезно сказал: «А ты не понимаешь, что без него будет хуже?».

И тут меня осенило – за «вечность» президента голосуют те, кто не хочет, чтобы стало хуже. И не голосуют те, кто хочет, чтобы стало лучше.

России уже в 2013 году предстоит сделать свой выбор между этими двумя трендами.

Автор: Акрам Муртазаев

Комментарии 0