Среда обитания

Мнение православных: «Злая новогодняя елка – символ смерти»!

Принято считать, что впервые ёлку принес домой Мартин Лютер (1483-1546) – ересеучитель, основатель одного из направлений протестантизма. В начале XVI века, в Рождественский сочельник Лютер идя домой, взглянул на усыпанное звездами небо, ему показалось, что стоящие вокруг ели, также осыпаны сверкающими звездами. Лютер срубил небольшую ёлку и принес домой. Затем сочинили легенду об огоньках, феях, ангелах и т.п.

Новый ритуал, наряжать «рождественскую» ёлку распространился в протестантской Германии и по всей Европе. Например, летопись от 1605 года свидетельствует, что в Эльзасе «на Рождество устанавливают в домах ёлки, а на их ветви навешивают розы из цветной бумаги, яблоки, печенье, кусочки сахара, мишуру».

Ёлка в христианстве. В Новом Завете нет каких-либо указаний на дерево, как символ Рождества Христова. Только описан Вход Господень в Иерусалим, когда народ приветствовал его ветвями финиковой пальмы, которая считалась символом победы. В христианстве пальма интерпретируется, как символ победы над смертью. Там где из-за холода пальмы не растут, их замещает верба, отсюда Вербное воскресенье.

     

- Гирлянда (огоньки фей) - символизирует духов ушедших предков или просто бесов - фей, эльфов и прочую бесовщину

Первая елка появилась у нас повелением Петра I в ходе его насаждения европейской моды, еретических латынских обычаев, праздников, календаря. Все прижилось но елка не прижилась - традиционный символ смерти - еловые ветви - с праздничным на строением увязать не удалось.

В середине XIX века во времена немецких царей в Питербурге немецкий обычай начал стремительно распространяться в столице Российской империи, а затем и в провинциальных городах.

Причиной стремительного распространения «немецкого обыкновения» послужила модная немецкая литература и коммерция, но главное отказ от старинного народного обычая празднования Святок. Горожане ощутили некий обрядовый вакуум, который ничем не заполнялся, вызывая чувство разочарования из-за напрасных праздничных ожиданий, либо компенсировался новыми, сугубо городскими развлечениями, в том числе и устройством ёлки.

Не приняли ёлку – крестьяне и церковь

- Святейший синод вплоть до революции 1917 года издавал указы, запрещающие устраивать ёлки в школах и гимназиях, как иноземный, неправославный обычай.

Традиция никуда не распространялась. Католики не уделяли этой традиции внимания, так как она была протестантской, и обычай был популяризован уже прусскими властями. Как и германский Йоль, лишь слегка «замаскированный» под каноническое Рождество, рождественская елка была более ли менее одобрена Римской католической Церковью, так как та не могла пресечь использование дерева в качестве символа.

Первую "огненную потеху" устроил сам Петр, пустив в небо ракету. Правда, после его смерти это дорогостоящее развлечение не прижилось. Почему Петру захотелось ставить елки именно 1 января в ознаменование своей европейской календарной реформы – видимо, для придания ей особой торжественности, а может быть, он и в Европе слегка спутал Новый год с Рождеством. Елочный обычай этот также не сразу привился: елками в день Нового года стали украшать в основном крыши кабаков, что отразилось и в русском языке: "поднять елку" означало напиться, "идти под елку" – идти в кабак.

Европейская традиция ставить елку, но не новогоднюю, а, конечно, рождественскую, установилась в России только в первой четверти XIX века. По желанию супруги Императора Николая I Александры Федоровны, урожденной Фредерики Прусской, через два года после их бракосочетания, в 1819 г., впервые по немецкому обычаю поставили рождественскую елку в царском дворце, что и положило начало этой традиции в России. Петербургские немцы, которых было немало при дворе, задавали тон: елку у них ставили в центр стола, украшали ее конфетами, печеньем, свечками. Вскоре этот красивый обычай стал модным в домах русской придворной знати и вообще в высшем обществе. В канун Рождества елками стали украшать присутственные места, вокзалы, рестораны, городские площади.

Именно с этих пор атрибутом рождественских праздников в России стал и европейский "Санта Клаус". Имя его в Европе было изначально связано со святителем Николаем Мирликийским, праздник которого отмечался 6 декабря. Однако постепенно с конца XVIII века, на основе сказочных литературных фантазий на эту тему, европейцы стали ассоциировать св. Николая с волшебником-колдуном дарителем рождественских подарков детям. В России святитель Николай как один из наиболее почитаемых святых не мог быть перенят в столь профанированном обличье. Вместо этого европейский сказочный Санта Клаус был русифицирован также в сказочном виде как "Дед Мороз" – в связи с такими персонажами старинных языческих русских сказок как Морозко и Мороз Иванович, его стали называть в России также: Рождественский дед или Елочный дед, не связывая со св. Николаем Чудотворцем. Праздновали в городах России и Новый год – на святках, как языческое продолжение веселья после долгого поста.

Во всех странах, где растет ель, еловыми ветками накрывают гробы и покойников, с незапамятных времен ель является символом смерти.Поэтому особо кощунственным представляется ставить символ смерти на Рождество Христово.

Автор: Алена Стерлигова

Комментарии 2